Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru

Один день с COVID-бригадой: почему скорая помощь так долго едет на вызов?

«Комсомолка» провела с фельдшером скорой весь день и выяснила, что нужно сделать, чтобы больные не ждали врачей сутками
Фельдшер подстанции скорой медицинской помощи Краснодара Виктория Красноруцкая и водитель Николай Суворов в COVID-бригаде работают уже 8 месяцев - с первого дня пандемии.

Фельдшер подстанции скорой медицинской помощи Краснодара Виктория Красноруцкая и водитель Николай Суворов в COVID-бригаде работают уже 8 месяцев - с первого дня пандемии.

Фото: Ольга СУХОВА

Паблики последнее время стали жалобной книгой для населения: «Скорая не едет», «Фельдшера не могу дождаться больше пяти часов», «Бригаду ждали сутки», «От нас что-то скрывают, заболевших коронавирусом на самом деле больше». Народ негодует и по телефонам горячих линий краевого минздрава, которые постоянно заняты.

Почему краснодарцы с высокой температурой не могут вызвать скорую? С чем связано то, что ждать приходится больше пяти часов? Когда все это прекратится?

Ответить на эти вопросы можно только одним способом - попасть туда, на кого жалуются - к врачам скорой. А лучше - в их машину - стать глазами и ушами фельдшера COVID-бригады.

Так я и оказалась на одной из подстанций скорой медицинской помощи Краснодара.

СОТНИ ВЫЗОВОВ В ДЕНЬ

На парковке скорых - ни одной машины.

- Все на вызовах, - говорит заведующая подстанцией Иза Корсантия. - Время сейчас такое, фельдшерам некогда даже чай попить. Вызовов - сотни в день. У нас на подстанции две COVID-бригады, к больным коронавирусом ездят только они. И они сейчас просто нарасхват. С каждым днем количество заразившихся растет, фельдшер просто физически не успевает добраться ко всем за считаные часы. Смена начинается в семь утра и заканчивается в это же время на следующий день. У бригад сейчас очень тяжелое время - с одного выезда на другой.

23-летняя Виктория Красноруцкая на подстанции работает чуть больше года. Пришла сюда сразу после медколледжа.

Фельдшер и водитель готовятся к первому вызову

Фельдшер и водитель готовятся к первому вызову

Фото: Ольга СУХОВА

- Мама хотела, чтобы я экономистом стала. А папа-полицейский не разрешил идти в МВД. Поэтому я в медицинский пошла, - рассказывает Виктория, пока мы идем по пустому коридору подстанции за специальными костюмами. Без «скафандра» ни одна COVID-бригада не отправляется на выезд. И чтобы не подхватить заразу от пациентов, фельдшер и водитель экипируются с ног до головы. И так уже 8 месяцев - все время, пока гуляет пандемия коронавируса.

Мне тоже выдают спецкостюм - прорезиненный ярко-желтый комбинезон и куртку с капюшоном к нему. На ноги - одноразовые бахилы. На руках - перчатки, на лице - маска и специальные очки.

Слева направо: автор этих строк, фельдшер Виктория Красноруцкая и водитель Николай Суворов

Слева направо: автор этих строк, фельдшер Виктория Красноруцкая и водитель Николай Суворов

Фото: Ольга СУХОВА

Яркими желтыми пятнами идем к машине скорой и едем на вызов к 52-летней женщине. Бригаду скорой она ждет больше трех часов.

- Почему так долго? - спрашиваю у Виктории Красноруцкой.

- Вызовов очень много, и если с начала пандемии и летом мы успевали буквально в течение двадцати минут ко всем доехать, то с конца августа у нас просто шквал заявок, - говорит девушка. - Знаете, когда был карантин, нам даже лучше работалось. Заявок было не так много, люди сидели по домам. А сейчас гуляют, ездят в общественном транспорте, не носят маски, не соблюдают правил. Конечно, в таком ритме подхватить инфекцию проще простого. А у нас, как следствие, стало больше работы. Очень много звонков от горожан, мы физически не успеваем за 20 минут доехать к каждому. На одного человека уходит минут сорок, час. Это еще если его не везти в больницу. Но я не жалуюсь, несмотря ни на что, люблю свою работу. И знаете, мне даже нравится этот бешеный темп.

Вызовы фельдшер получает на планшет, в котором еще и отчитывается о каждом своем шаге

Вызовы фельдшер получает на планшет, в котором еще и отчитывается о каждом своем шаге

Фото: Ольга СУХОВА

Когда началась пандемия, Виктория сама пришла к заведующей и попросила перебросить ее на работу с COVID-пациентами. Ее напарник, водитель Николай, тоже не стал отказываться. Теперь уже 9 месяцев они каждый день в центре «коронавирусных событий».

Пока обсуждали работу скорой, подъехали к нужному подъезду. Натягиваем массивные очки на лицо и поднимаемся в квартиру.

- Мама уже вторую неделю болеет, а недавно дышать ей стало плохо, задыхается, - рассказывает дочка пациентки, ведя нас к кровати больной.

В небольшой комнате на двуспальной кровати, укрывшись одеялом, лежит наша пациентка. У нее под боком пристроился йоркширский терьер.

- Это моя поддержка, - тут же расплакалась женщина. - Ко мне никто не хочет ехать. Врач из поликлиники не идет, сколько раз уже звонили.

Дама не может остановиться, рыдает.

- Они даже не говорят, когда будут, - плачет она и тут же переходит на кашель. - А иногда в поликлинику и не дозвониться. Даже из частной клиники отказались приехать, когда я назвала им свои симптомы.

Вика первым делом успокаивает расплакавшуюся больную:

- У вас вон какая защита рядом, вытирайте слезы!

Пациентка заулыбалась. Фельдшер протянула ей градусник.

Температура невысокая - 37,2. Женщина показала свои анализы, рассказала, что за препараты принимает и как давно.

- Кто вам их прописал? - спрашивает Виктория.

-У нас знакомые переболели, какие они таблетки пили, такие и мы - антибиотики, противовирусные, - говорит больная. - Хотя тест на ковид я сделала, он отрицательный. А на КТ была - у меня поражение легких 12 процентов.

-Тест при коронавирусе может быть и ложноотрицательным, - объясняет ей Виктория. - Чтобы он оказался точным, пациент должен тщательно подготовиться к забору анализа.

Фельдшер делает пациентке кардиограмму, слушает легкие и замеряет уровень кислорода в крови. Все показатели в норме.

- Вас в больницу с поражением легких меньше 30 процентов не возьмут, - говорит фельдшер.

- Что вы, я туда и не рвусь, - испугалась женщина.

-Нужно, чтобы терапевт скорректировал лечение, и вы можете дома приходить в себя, - Вика предельно вежлива. - Мы передадим данные в поликлинику, завтра терапевт с вами свяжется. Так что выздоравливайте скорее и не плачьте.

Количество вызовов скорой помощи в Краснодаре

Количество вызовов скорой помощи в Краснодаре

- Точно свяжется? Они ж не едут, - не верит женщина.

- Точно! - отвечает фельдшер.

- Это просто чудо, что вы приехали, спасибо большое, - женщина уже повеселела. А ее небольшая собачка забралась к ней на руки, требуя внимания, которым она была обделена на время приезда скорой.

«ПОСИДЕЛКИ» В ПАРНИКЕ

Пока фельдшер общалась с больной, я сидела на стуле и практически ничего не видела сквозь маску. Как только мы зашли с улицы в квартиру, она тут же запотела. За происходящим вокруг пришлось наблюдать сквозь ма-а-аленькую сухую полоску, которая осталась на стекле где-то между правым глазом и переносицей.

Пока внутри маски по стеклам стекали капли конденсата, другие капли - пота, стекали у меня по спине. И это было не от страха того, что сижу в комнате с коронавирусной больной, а от жары, в которую меня вогнал плотный ковидный костюм. В нем чувствовала себя как в теплице, хотелось скорее выйти на улицу. Но другого способа спастись от опасной инфекции нет. Коронавирус не щадит никого, его жертвами стали и десятки кубанских врачей. Но несмотря ни на что, медики, которые восемь месяцев назад сменили белые халаты на COVID-костюмы, борются с опасным врагом. Часто - из последних сил.

- Я два раза сознание летом теряла в этом костюме, а потом ничего, привыкла, - говорит Вика, когда мы вышли из квартиры больной.

Не успели выйти из подъезда, как приходит новый вызов. Ковидные симптомы у 37-летнего краснодарца. Он живет в таунхаусе около аэропорта с супругой и ребенком.

- Две недели уже прошло после лечения, кашель держится, температура и слабость - не проходят, - рассказывает мужчина. Он, как и предыдущая пациентка, лечение выписал себе сам.

- Мы всей семьей уже переболели - я и ребенок, но у нас все быстро прошло, а муж никак в себя не придет, - объясняет его супруга - худенькая блондинка.

- Собирайте вещи, едем в больницу, - говорит Виктория после того, как сделала все необходимые манипуляции.

Пока наш больной собирается, фельдшер говорит мне шепотом:

- Лечение - правильное, но оно не помогает, а КТ у него сделано давно и сейчас может быть больше поражение легких. Коронавирус - коварная болезнь. Сегодня может быть 15 процентов легких поражено, а завтра уже - все 50. Отвезем мужчину в больницу.

В карету скорой помощи высокий подтянутый мужчина идет как на каторгу.

- Теперь соседи будут смотреть на мою семью, как на прокаженных, - бурчит себе под нос больной, провожая взглядом из окна скорой супругу, которая стоит на крылечке и смотрит вслед отъезжающей неотложке.

Корреспондент "КП" в "красной зоне"

Корреспондент "КП" в "красной зоне"

Фото: Ольга СУХОВА

КРАСНАЯ ЗОНА

С мигалками везем нашего пациента в COVID-госпиталь. О том, в какой больнице есть место, несколько раз в день сообщают фельдшеру сообщения в мобильнике. И когда скорая везет пациента, врач уже точно знает, что для него есть свободная кровать.

- Хотя было как-то, что все места закончились в краснодарских больницах и возили пациентов в поселок Афипский или в Горячий Ключ, - рассказывает Виктория. - А на это уходит еще больше времени, поэтому и ждут люди врачей часами.

Мы едем в краснодарскую больницу ХБК, которую тоже перевели под прием коронавирусных больных.

Коридор коронавирусного госпиталя

Коридор коронавирусного госпиталя

Фото: Ольга СУХОВА

- Ничего себе, с мигалками везете меня, - увидел в отражении одной из витрин магазина машину наш пациент.

-Всех так возим, - объяснила Виктория. - Еще бы водители уступали дорогу скорой, а то бывают такие, что не считают нужным съехать на обочину. А ведь в скорой может ехать и кто-то из их близких…

«Красная зона» встречает длинным коридором, в котором на металлических креслах сидят несколько пожилых мужчин. С ними, только через пять кресел (я даже посчитала), сел и наш больной.

Пока у стойки приемного покоя ждем врача, изучаю людей. Грузный седой мужчина в синем трико; сухенький дедушка в клетчатой байковой рубашке; кашляющий в кулак, но отчего-то без маски 60-летний пузатый дядечка. На их фоне привезенный нами пациент совсем молод и даже свеж.

Через 10 минут показалась тучная женщина в белом ковидном комбинезоне.

- Вы зачем его привезли с температурой 37,1? Это разве повод? Нечего ему тут делать, - эта милая, укутанная в белое дама, вдруг начала кричать, увидев сигнальный лист нашего пациента. Оказывается, по приказу Минздрава РФ всем пациентам с легкой формой заболевания медпомощь оказывается на дому. В "красную зону" попадают только тяжелые. - Сделаем все и поедет обратно домой.

Мы с Викторией уходим. Она, кажется, даже не расстроилась, что ее вот так отчитали, как девчонку.

- Врачи просто уже устали, тяжело там, в «красной зоне», - объясняет Вика.

ОТМЫТЬ МАШИНУ

Выйдя из больницы, садимся в карету скорой помощи и отъезжаем за угол больницы, где на дереве висит табличка: «Санобработка транспорта». В специальной зоне брызгаем друг на друга дезраствором из распылителя, потом снимаем свои желтые костюмы. Перчатки - в последнюю очередь. Развешиваем наряд на специальных крючках в машине скорой и отходим в сторону. В салон неотложки водитель ставит автоматический распылитель с антисептиком. Десять минут - и машина продезинфицирована. От такой частой процедуры поручни в неотложке поржавели. А чтобы дезраствор не повредил аппараты, установленные внутри, их затянули черными пакетами.

А рядом место, где дезинфицируют машины скорой

А рядом место, где дезинфицируют машины скорой

Фото: Ольга СУХОВА

Когда средство выветрилось, снова надеваем костюмы, уже обработанные, и едем дальше. Неотложку ждет грузная 74-летняя женщина, которая уже просто задыхается от кашля. К ней в квартиру поднимаемся с каталкой. Симптомы у бабушки такие, что ей - дорога в больницу, а из-за слабости она не может ходить. Так ей плохо.

Женщина очень плохо выглядела, оказалось, что она две недели не лечилась, все надеялась, что болезнь пройдет. С мигалками увозим ее в больницу. В «красной зоне» женщину тут же отправляют на госпитализацию.

Спустя пять дней из больницы придут печальные новости - женщину не смогли спасти, она умерла от коронавируса…

После того, как побываешь в "красной зоне", необходимо полностью обработаться антисептиком

После того, как побываешь в "красной зоне", необходимо полностью обработаться антисептиком

Фото: Ольга СУХОВА

В БОЛЬНИЦУ, ПОТОМУ ЧТО НЕ МОГУТ НАЙТИ ЛЕКАРСТВ

Пока едем на другой вызов, обсуждаем с фельдшером дефицит лекарств. Разом из аптек стали пропадать антибиотики и противовирусные.

- Люди сейчас в больницу ложатся, потому что не могут найти лекарств в аптеках, - вздохнула фельдшер. - Из-за паники и страха народ покупает препараты без разбора. А тем, кому они реально нужны, уже не остается. Хотя с масками в начале пандемии также было, они разом исчезли из аптек, а потом все наладилось. Может, и с таблетками так скоро будет?

Кстати, аптеки - частные организации и не входят в сферу здравоохранения края. Поэтому следить за тем, хватает ли лекарств, должна уже другая сфера

Фельдшер помогает водителю снять бахилы

Фельдшер помогает водителю снять бахилы

Фото: Ольга СУХОВА

- Так все же когда скорая начнет успевать на все вызовы? - спрашиваю снова.

- Краснодарцы сейчас ждут по несколько часов скорую. Но днем все же мы приезжаем быстрее, чем ночью. Ночью всегда тяжелее, у больных состояние ухудшается и времени больше на вызов уходит, - разоткровенничалась Виктория. - Хотя позавчера у меня были сутки поспокойнее. Днем - восемь вызовов, а в ночь уже пять. Как правило, если везу в больницу людей, то они на самом деле нуждаются в лечении в стационаре и их укладывают. У многих пациентов - дыхательная недостаточность. Коронавирус - очень коварная болезнь. Бывает, приезжаю к бабушкам, они все время сидят дома, даже в магазин не выходят. А заболевают. Получается, что вирус заносят к ним в квартиру с пакетами продуктов, которые приносят близкие. Но мы приезжаем в первую очередь туда, где пациенты тяжелые - к старикам, к детям, к людям, у которых температура под сорок уже несколько дней. То есть как бы странно это ни звучало, но человек с 37,8 может все же подождать врача, а вот ребенок с жаром должен получить помощь как можно скорее. Но, поймите, мы приезжаем к каждому. Просто ждать приходится по-разному.

В салоне машины скорой помощи все аппараты закрыты пакетами - чтобы во время обработки не поржавели

В салоне машины скорой помощи все аппараты закрыты пакетами - чтобы во время обработки не поржавели

Фото: Ольга СУХОВА

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

За день, проведенный с COVID-бригадой скорой помощи, сделала несколько выводов:

- Коронавирус протекает легче, если человек сделал прививку от гриппа.

Никто из тех, к кому приезжали на скорой, не был уколот. А фельдшер не просто так у каждого спрашивала про прививку. Как оказалось, вирус грызет сильнее тех, кто не привился. Если же есть укол, то и температуры высокой может не быть при коронавирусе.

- Люди лечатся не тем, что доктор прописал. А по советам знакомых.

Многие сначала лечатся сами, сами назначают себе препараты - обычно антибиотики и противовирусные. А уже когда лечение не помогает, вызывают скорую. Хотя врачи советуют не выписывать себе лечение самостоятельно. Это категорически противопоказано.

- Подождать две недели.

Температура при COVID-19 и кашель не проходят за два дня. Бороться с вирусом надо не меньше двух недель. И строго под наблюдением врача.

- Не хватает консультаций.

Проведя весь день с бригадой скорой, мне показалось, что половины вызовов не было бы, если бы в поликлиниках города была налажена работа «врач – пациент». Инфицированным людям часто не хватает всего лишь банальной консультации. Ведь за те 8 месяц, что зараза свирепствует в Краснодаре, уже выработаны протоколы лечения. Да и, как правило, болезнь протекает у многих одинаково - температура, отсутствие обоняния, кашель. Ведь достаточно быть всего лишь на связи с пациентом, чтобы он не паниковал и не вызывал скорую, когда может лечиться дома. Хотя и у врачей из поликлиник сейчас тоже много работы, у них, как у сотрудников скорой, повышенная нагрузка.

На станции скорой медицинской помощи обычно пусто, лишь иногда сюда заглядывает фельдшер, чтобы отдохнуть после смены

На станции скорой медицинской помощи обычно пусто, лишь иногда сюда заглядывает фельдшер, чтобы отдохнуть после смены

Фото: Ольга СУХОВА

Многие, к кому мы ездили, жаловались, что врач из поликлиники идет очень долго, что туда банально не дозвониться. Вот и вызывают скорую - как последнюю надежду на спасение.