Общество

Андрей Ступаченко: «Мы живем в роскошном городе с недооцененной историей»

Экскурсовод из Краснодара в программе «Все свои» на Радио «КП» в гостях у Дмитрия Михеева и Нины Шилоносовой
Андрей Ступаченко

Андрей Ступаченко

«Все свои» - программа Дмитрия Михеева и Нины Шилоносовой. Наш девиз - «Понаехи» и аборигены, объединяйтесь». В гостях у журналистов - «понаех» с Кавказских Минеральных Вод, который даст фору в знании Краснодара большинству местных - экскурсовод, веб-журналист Андрей Ступаченко.

Андрей Ступаченко: - Здравствуй, Кубань. Здравствуй, Черноморье! Добрый день, Россия.

Нина Шилоносова: - Андрей, когда наша программа только задумывалась - это было еще до пандемии, конец зимы, и тогда составлялся примерный список гостей. Я про вас знала, но вас в моем списке не было, потому что я была уверена, что вы коренной краснодарец. Я просто не могла представить, что человек, который водит экскурсии по Краснодару с блестящими отзывами о них - не местный. Вот как так произошло?

Андрей Ступаченко: - Спасибо большое. Сразу оговорюсь - вы мне уже сразу надавали столько авансов, что мне придется поднапрячься, чтобы их оправдать.

Нина Шилоносова: - Не стесняйтесь.

Андрей Ступаченко: - Это совершенно нормальная ситуация, тем более в Краснодаре - с точки зрения всеми любимого разделения на местных и «понаехов». Мне нравится этот город. Я его люблю. С 2012 года с 26 сентября - я слился с ним в нерасторжимом объятии, как написала в одной из книг любимая писательница Дина Рубина. С тех пор я и живу большей частью Екатеринодаром, а чуть-чуть меньше Краснодаром. Я говорю с точки зрения моего интереса к определенным историческим эпохам.

Нина Шилоносова: - Вот о подробностях поговорим чуть позже. А сейчас я вспоминаю такой факт, о нем говорила одна знакомая, риелтор. Я потом посмотрела по статистике, и не на первом месте, но очень близко, немало «иммигрантов» на Кубани именно со Ставрополья. Даже не Дальний Восток на первом месте. Как думаете, почему?

Андрей Ступаченко: - Я отслеживаю миграционные процессы не занудливо фундаментально - по статистике, а часто со своими «прогульщиками» и экскурсантами. Я общаюсь, спрашиваю: «почему», «когда». Мне доставляет некое удовольствие моя любознательность. Я смотрю на автомобильные номера - вижу потоки автомобилей. На мой взгляд, Ставрополье начало ехать в 2011, 2012, 2013 году - это моя субъективная оценка. По очень простой причине: и для меня Кубань - это улучшенная версия Ставрополья - Ставрополье 2.0, то есть практически тот же юг, те же казаки… Да, понятно, Терское Казачье Войско и Черноморское, позже ставшее Кубанским - вопросов нет. Есть определенные различия, но тем не менее. Те же курорты. Это тот же юг, но уровень жизни повыше. И у меня нет этого синдрома иммигранта: я уехал, и, слава тебе, господи, перекрестился, и живем дальше. Нет. Я вижу проблемы Ставрополья. Я общаюсь с друзьями, с кем я общался до отъезда, и вижу, и знаю их проблемы. И для меня это тоже определенные боли. Но если вкратце говорить, это да, действительно, тот же самый юг, но только получше. И все.

Нина Шилоносова: - Ну так и почему люди с юга едут на юг? Побогаче регион?

Андрей Ступаченко: - Да.

Нина Шилоносова: - Хорошо. Как отличить аборигена от «понаеха»? Поделитесь своими наблюдениями.

Андрей Ступаченко: - Не знаю. Я всегда спрашиваю, когда ко мне приходят на экскурсию, приехали ли сюда люди как гости города. Я, конечно, утрирую, но для меня урожденный краснодарец - это «исчезающая натура». Это не питерец. Это венецианец. Я, конечно, говорю из числа тех, кто приходит ко мне на экскурсию. Я всегда совершенно нормально задаю эти вопросы, и мне говорят. У меня не было никогда задачи отличать местных от «понаехов».

Нина Шилоносова: - Такой вывод мы и делаем: у нас здесь все свои!

Дмитрий Михеев: - Андрей, попадались вам краснодарцы, которые хорошо знают балачку?

Андрей Ступаченко: - Горожане? Нет. Поверхностно. К специалистам по балачке я себя не отношу, потому как моя история больше за украинскую мову, потому что часть моего детства прошла на востоке Украины.

Нина Шилоносова: - Но суржик знаете?

Андрей Ступаченко: - Да. Трохи шукаю.

Дмитрий Михеев: - Расскажите, используете ли вы какие-то такие словечки в своих экскурсиях, если да, то какие?

Нина Шилоносова: - Наверняка же идете прогулочным шагом, а у вас под ногами абрикосы.

Андрей Ступаченко: - Ну, жердела - понятно. Я всегда говорю, что самый большой грех, который вы можете сделать здесь, на Кубани - это станицу Пашковскую и аэропорт Пашковский назвать неправильно - это для нас очень четкий маячок.

Нина Шилоносова: - ПашкОвский! Вот так, наверное, и можно отличить аборигена от «понаеха».

Андрей Ступаченко: - Да, это, наверное, один из таких железобетонных маячков.

Дмитрий Михеев: - Давайте поговорим о вашем проекте «Краснодар пешком», кстати, сегодня у него день рождения. Правильно?

Андрей Ступаченко: - Да, удивительно. Я верю не то чтобы в мистику, но в совпадения. Действительно, мне перед эфиром пришел имэйл, в котором было написано, что домен «Краснодар пешком» был зарегистрирован и прочее. Я искренне говорю, что я не знал.

Нина Шилоносова: - Мы вас поздравляем с днем рождения! Но вот тут такой любопытный момент, опять-таки, когда готовилась к программе, узнала, что вы окончили Ростовский университет путей сообщения.

Андрей Ступаченко: - Да. И горжусь этим.

Нина Шилоносова: - Но вы не инженер, а экономист. И получается так, что все-таки занимаетесь коммуникациями - между прошлым и настоящим. Как вы себя предпочитаете называть в этом качестве?

Андрей Ступаченко: - Я предпочитаю себя называть автором экскурсионного проекта «Краснодар пешком».

Нина Шилоносова: - Не гид? Не экскурсовод?

Андрей Ступаченко: - Гид мне не нравится, потому что это «о чем слышу, то и пою». Плюс в современности слово «гид» девальвировано большим количеством таких профессий, например, тех, кто специализируется на винном туризме или инстаграмном туризме. Гид - он ходит по местности и рассказывает о том, что видит. Экскурсовод - несколько фундаментально, заносчиво, нудно. Как-то по старинке. Поэтому я себя представляю «автором экскурсионного проекта». И у меня, повторюсь, не экскурсанты, а прогульщики. И это прямо моя принципиальная позиция.

Дмитрий Михеев: - Скажите, пожалуйста, в какой момент экономист решил стать экскурсоводом, как это произошло? После чего? С точки зрения зарабатывания денег, или это хобби, увлечение?

Андрей Ступаченко: - Раньше я говорил, что это хобби, увлечение. А одна из моих прогульщиц натолкнула меня на одну очень интересную фразу, которую я обдумал и сказал: «Черт возьми! Я же сам такой!». Это мое увлечение, которое переросло в хобби, а затем переросло в образ жизни. Я не могу сказать, что это хобби. Я живу очень странной жизнью для обывателя. Изрядную ее часть я провожу в архивах, в библиотеках, ну и мое рабочее место - исторический центр города Екатеринодара. Это действительно образ жизни. Это был эволюционный процесс. Я не могу сказать, что вот 28 июля я стал экскурсоводом и понеслось. Нет. Это был длительный процесс. Ко мне приезжали приятели, и я их «выгуливал» по улице Красной, как большинство горожан. Что-то невнятное рассказывал, пытаясь выудить, почитать - я всегда с большим интересом читал исторические обзоры в наших региональных СМИ. Мне это доставляло невероятное удовольствие. Чуть-чуть копнув историю этого города, я понял, что он очень классный, невероятно интересный, неоднозначный, южный, пестрый, очень крутой. И постепенно-постепенно все это перерастало до той точки, которую я ставлю для себя рубиконом - когда у меня перестала стоять задача провести вас по ул. Красной от памятника Екатерине до ул. Гоголя за три часа и не думать, что рассказать. А как бы мне провести вас за 4 часа и думать, что не рассказать, чтобы мы поместились вот в это время! Тогда я и понял, что вот собственно…

Дмитрий Михеев: - Давайте по горячим следам: вы много читаете, много готовитесь. Самые интересные факты о Краснодаре, которые вы для себя почерпнули или обнаружили?

Андрей Ступаченко: - О-о-о… Не могу сказать о самых интересных фактах... Когда я узнаю самый интересный факт о Краснодаре, тогда я закончу свою экскурсионную деятельность. Потому что это череда ярких, невероятных открытий. Сейчас я увлечен 1942-1943 годами, спецслужбами, разведками, красными партизанами. И когда я узнал - это из последнего, из нового - что заниматься нашими партизанами в советские 1940-е годы прибыл младший лейтенант госбезопасности Цвигун, который потом стал генерал-майором и первым заместителем Андропова. Вы представляете?!

Нина Шилоносова: - Андрей, вот у вас есть сайт «Краснодар пешком», и сейчас есть очень много информации в интернете. Я читала «отзовики», в том числе и о вас. И меня даже насторожило то, что все отзывы о ваших экскурсиях такие восторженные. Мы же все знаем, что есть целая профессия - отзывы писать. (Смеется.) Но в то же время я вспоминаю, что раньше в Краснодаре было очень трудно найти экскурсовода. А сейчас все иначе, создается ощущение, что каждый десятый стал экскурсоводом. Пошли тематические направления, гиды с учеными степенями, иммерсивный театр, с наушниками прогулки… Не боитесь конкуренции?

Андрей Ступаченко: - Меня «пушит» конкуренция! Я не могу расслабляться. Но я достаточно уверен в своих силах, потому что у меня есть свой маленький такой секрет, и я вам его открою. И всем советую прислушаться. Я бегаю. И огромное количество мыслей: и бизнес-задач, и идей для экскурсий, и просто о различных жизненных ситуациях ко мне приходят во время моих пробежек.

Нина Шилоносова: - То есть вы спортсмен?

Андрей Ступаченко: - Я спортсмен-любитель. Я физкультурник. Я себя отношу к любителям со своими марафонами, триатлонами. Я побегиваю, скажем так.

Нина Шилоносова: - У вас же вроде даже было «Бегом по Краснодару»?

Андрей Ступаченко: - Да, было пару экскурсий. Мы бежали с беговым клубом. Мы бежали по «Ледяному походу». Не по всему. По штурму Екатеринодара, разумеется, не из Ростова-на-Дону. И вторая - это день рождения одной известной спортивной компании. Они меня пригласили. Было достаточно сложно, несмотря на все мои просьбы, мольбы, как всегда вместо заявленных 25 человек пришло - 70. И мы с ними бежали.

Нина Шилоносова: - Все знают эту компанию - она проводит ежегодные забеги по улице Красной.

Андрей Ступаченко: - Совершенно верно. И для меня это был вызов с точки зрения того, как провести группу из 70 человек бегом по маршруту.

Дмитрий Михеев: - Город не перекрывали?

Андрей Ступаченко: - Нет. Вы что?! (Смеется.) Никто ничего не перекрывал. И нас никто не проклинал.

Дмитрий Михеев: - Андрей, расскажите, что за маршруты прокладываете? Сколько километров в день наматываете? И как вообще люди, которые с вами вместе их проходят, успевают за вами?

Андрей Ступаченко: - В день я бегаю и хожу достаточно. Сейчас у меня уже 13 000 шагов.

Дмитрий Михеев: - Вы к нам пешком пришли?

Андрей Ступаченко: - Нет. На общественном транспорте. Работа экскурсовода действительно подразумевает значительный объем пешеходной нагрузки. Мой максимум - четыре двухчасовых экскурсии в день. И это очень сложно. Это август был прошлого года.

Нина Шилоносова: - Это кошмар, я бы сказала.

Андрей Ступаченко: - Да. Это вызов. И это август, улица Красная с 8 утра и практически до вечера. Пекло. Причем когда убеждаешь наших гостей, говоришь: «Друзья, ну Краснодар, июль-август - сложная история. Давайте вечером». Отвечают: «Нет, Андрей, мы с Сургута. Мы так хотим погреться на солнышке». Этого обычно хватает минут на 15. А после мы, как собачки в Индии, бегаем из тени в тень. Есть изрядная доля нагрузки, но это часть работы, и к этому нужно нормально относиться.

Дмитрий Михеев: - Вы называете себя не профессиональным гидом, а любителем. Почему?

Нина Шилоносова: - Это игра слов, я так понимаю?

Андрей Ступаченко: - Да, я отношу себя к независимым гидам. Я не состою в нашем Туристическо-информационном центре, уважаемой мной организации. Из всех своих регалий я, пожалуй, могу сказать, что я член Русского Географического общества. И это факт. Я - ИП, и я вожу при полном соблюдении законодательства, прошу отметить.

Нина Шилоносова: - То есть любитель от слова «любить»?

Андрей Ступаченко: - Да-да, наверное, так.

Нина Шилоносова: - Скажите, вот вы упоминали про Сургут. Кто чаще всего заказывает у вас экскурсии.

Андрей Ступаченко: - Я же все-таки продажник, маркетолог, зануда. Я всегда веду статистику и мне это жутко интересно. При составлении портфолио это, естественно, помогает, и сейчас я, конечно, могу кичиться 2019 годом: 75 городов от Калининграда до Находки. В этом году уже - Сахалин. Практически все регионы. Но это все, кто едет к нам, по большей части есть даже определенная региональная составляющая. Естественно, Центральная Россия едет к нам по большей части на море через Краснодар и идет на мои экскурсии. А октябрь-январь - это называется «Господи, благослови наших авиалоукостеров», потому что к нам летят очень многие. Цены на билеты снижены, и люди, которые живут в условной Вологде и прилетают в наши теплые «февральские окна». И вы понимаете уровень их шока, когда они прилетают в +17 со своих -15. Поэтому максимально обширная география. Кто меня нашел, того на экскурсии я и осчастливил.

Нина Шилоносова: - Я смотрела одно из ваших интервью на краевом телевидении, где вы немного снобистски отзывались о краснодарцах, которые приходят на ваши экскурсии.

Андрей Ступаченко: - Это не снобизм. Это мое видение. На мой взгляд, краснодарец избалован: Барселона - не та, Париж - черен, там много мигрантов... Все видели - все знаем. Краснодар - праздный. Краснодар - всегда фланирующий по улице Красной. Я однажды прилетел в Казань и был изумлен пустынной набережной, потому что все на фабриках, на заводах куют экономику. Когда вы видели Красную пустынной, когда все на рабочих местах?! Это особенность. Это не снобизм. И это попытка донести: «Друзья, мы все живем в роскошном городе, с невероятной историей, с недооцененной историей». И очень мало знаем. Поверьте, из моей статистики человек семь читали «Наш маленький Париж». И я горжусь отчасти, что несколько сотен людей я убедил на своих экскурсиях прочесть ее.

Нина Шилоносова: - Вы говорите о книге Виктора Лихоносова?

Андрей Ступаченко: - Да.

Дмитрий Михеев: - Давайте продолжим. На очереди еще одна историческая рубрика «Любо знаты».

Дмитрий Михеев: - Итак, в июне 1917 года Комиссия по народному образованию постановила упразднить названия школ в честь бывших высочайших особ. Заведующим учебных заведений предложено снять такие вывески и называть школы по порядку номеров. Городская библиотечная комиссия постановила организовать читальни на новых началах, то есть с чтением вслух «для всех собравшихся». Одной из первых в подобном роде стала «народная читальня» на Сенном базаре, которую посещало до 50 человек в день. Причем заведующая-курсистка проводила беседы с читателями на «актуальные и злободневные темы», сообщало издание «Листок войны».

Нина Шилоносова: - Вот мы заговорили о книге Виктора Ивановича Лихоносова. Я знаю, что ее многие не смогли прочесть, потому что там очень своеобразный язык. Я к тому, что и экскурсию можно проводить по-разному. И когда рекламируют - экскурсию проведет кандидат, доктор исторических наук… Не каждый преподаватель может провести экскурсию, даже и популярную лекцию для широкой аудитории. Не каждый, кто преподает, даже ученый со степенями, может общаться с аудиторией свободно и современно. В чем ваша фишка?

Андрей Ступаченко: - Наверное, в харизме. В искренней, безусловной влюбленности и не только в Екатеринодар, Краснодар, а в юг России. В искреннем восхищении теми судьбами, о которых я рассказываю на своих экскурсиях. Как можно быть равнодушным к невероятно трагической судьбе Вячеслава Матвеевича Ткачева, военного летчика? Но это же невероятная и фантастическая история. Я не могу к этому относиться спустя рукава, и, наверное, вот этим я и заражаю свои «прогульщиков». Во мне живет пацан-романтик, который путешествовал автостопом в 90-х, первый раз приехал в Москву на КамАЗе с горохом из Белгорода, хотя сам из Минеральных Вод. И вот этого пацана я в себе пестую, и очень боюсь задушить, чтобы он умер в мои 40 лет.

Нина Шилоносова: - Мы не были на ваших экскурсиях, и я вполне верю в вашу увлеченность, но ведь тут еще особенность в том, что ты можешь очень много знать, но ты не можешь это все вместить. Плюс я видела ваши фотографии: то вы в котелке, то в какой-то шляпе бахчевника. Какой-то игровой момент еще привносите?

Андрей Ступаченко: - Я пытаюсь жить реалиями блистательного 19-го века, и могу себе это позволить. Наверное, это так звучит. Да, мне нравится котелки, шляпы, элементы ретро-одежды. С огромным пиететом отношусь к людям, которые занимаются историческими реконструкциями, бальными танцами и парфорсными охотами. И с огромным удивлением узнаю об этой части субкультуры. Это не наигрывание. Но мне кажется, если человек приходит на экскурсию с историческим фокусом, то почему бы историчности не быть в котелке. Это не надумано. Если мы посмотрим фотографии Екатеринодара - по улице Красной фланируют мужчины в котелках.

Дмитрий Михеев: - Самые популярные темы ваших экскурсий. Топ-3, буквально.

Андрей Ступаченко: - Обзорная экскурсия - это раз. «Мистический Екатеринодар» по местам спиритических сеансов и прочих таких увлечений горожан начала 20-го века - это два. «Екатеринодар подпольный, уголовный и шпионский» - это три. А! Погодите, четвертую не могу не упомянуть, но там есть жуткий побочный эффект. «Екатеринодарские тайны: любовь, флирт, ненависть, измены» в одной ночной прогулке.

Нина Шилоносова: - Это та, где пикантные тайны?

Андрей Ступаченко: - Нет. Пикантные тайны - это где все про древнейшую профессию. А это о громких романах города, о лихих адюльтерах, о правильных браках, благочинных. Это история о романах.

Дмитрий Михеев: - Интересно.

Нина Шилоносова: - У вас прямо «мыльная опера» на ногах.

Андрей Ступаченко: - Да-да-да.

Нина Шилоносова: - Не поворачивается у меня язык Андрея называть «понаехом». (Смеется.)

Дмитрий Михеев: - Есть вопросы от наших слушателей. Но прежде чем перейти к ним, хочу задать вопрос. Как думаете, есть смысл ввести экзамен на знание истории города для чиновников?

Андрей Ступаченко: - Конечно, есть. Возвращаемся к тому, что я жуткий зануда. Я считаю, что если чиновнику рассказать, погрузить его и донести до него прелесть, невероятную особенность, драматизм этого города, то, несмотря на толстокожесть, равнодушность (нет, про жажду обогащения не будем говорить - это не про наших чиновников), то этот человек не сможет быть равнодушным к этому городу - это сто процентов. Кстати, на прошлой неделе я столкнулся с одним из высокопоставленных чиновников краевой администрации и просто искренне спросил: «Почему не дойдете до меня на экскурсию?», так как человек местный, в ответ мне было произнесено: «Непонятно, кто кому должен экскурсии водить». Это было.

Нина Шилоносова: - Вы поверили ему?

Андрей Ступаченко: - Ну-у-у, я скромно промолчал. Я же интеллигентный все-таки мальчик.

Нина Шилоносова: - Да. На самом деле я считаю, что для чиновников, по крайней мере, которые работают в городской администрации - это нужно обязательно ввести. Потому что среди них есть те, кто родился в Краснодаре, и они очень плохо знают историю родного города, не уважают его.

Дмитрий Михеев: - Соответственно и снос исторических знаний тогда тоже, возможно, прекратится.

Андрей Ступаченко: - Это боль и трагедия.

Нина Шилоносова: - Кстати, вы хорошо знаете начало 20-го века, 19-й век. У нас в историю вошло несколько градоначальников. По крайней мере, Чистяковскую рощу все знают по имени, так скажем, мэра Екатеринодара. Что бы вы могли посоветовать сегодняшней власти, депутатам взять от тех руководителей города?

Андрей Ступаченко: - Я посоветую пройтись очень внимательно по биографии Василия Семеновича Климова, благодаря которому весь центр Екатеринодара появился - с многострадальными ливневками, канализациями, керосиновым, а чуть позже уличным освещением, с трамваем.

Нина Шилоносова: - Настоящий хозяин города был?

Андрей Ступаченко: - Да. Да простят меня нынешние чиновники, но, на мой взгляд, это самый эффективный глава города. Вот весь Екатеринодар по большому счету - это при Климове, кстати, «понаехе» с Рязанской губернии. Не надо ничего придумывать. Почитайте за всех наших глав, есть прекрасная книга Бардадыма, светлой памяти, «Отцы города Екатеринодара». Пройдитесь по биографиям и поразитесь этой искренней любви градоначальников к этому городу. Им было гораздо тяжелее развивать, и они его сделали то, почему я до сих пор вожу экскурсии. Я не знаю, по какому городу будут водить экскурсии лет через 100-150, но почему-то уверен, что снова всплывет фамилия Климова, Чистякова, Дицмана, Скорикова. Об этом стоит задуматься.

Нина Шилоносова: - Дай бог. Что удивительно, сегодня среди активистов, кто спасает исторический центр города, кто борется с наглыми застройщиками, среди них не мало «понаехов», Хельга Шошина у нас была, она из Архангельска.

Слушатель: Как вы сами переехали? И посоветуете ли будущим «понаехам», стоит ли переезжать в этот город?

Андрей Ступаченко: - Смотрите, нельзя переезжать в любое место, лишь отдаленно предполагая, куда он переезжает. Не стоит переезжать в Краснодар, посмотрев пару красочных видеороликов на ютьюбе о Немецкой деревне и о парке и о стадионе футбольного клуба «Краснодар». Приезжайте сюда на 2-3 недели, послушайте, пообщайтесь, поймите, ваш ли это город. Я искренне недоумеваю с людей, которые проклинают в соцсетях этот город. Ну простите, то, что вы себе нафантазировали при переезде, не отвечает вашим ожиданиям. Значит, провальная подготовка и подготовленный провал. Все очень просто: ваш этот город или не ваш. Меня очень коробит вот это: «Краснодар - это большая станица». Да что вы родните этот город с Челябинском, при всем моем уважении, с Волгоградом? Мне кажется, мы еще делаем большую ошибку, когда приезжаем в город и смотрим из Волгограда условного, и пытаемся понять, что это за город через призму своего опыта и той исторической среды, в которой мы выросли. Краснодар совершенно другой, Ставрополь - другой, Ростов тоже. Тем более мой не менее любимый Таганрог - это южные города с огромной спецификой, чтобы быть счастливым в этом городе, нужно его знать. Нужно приехать на разведку: повариться, походить, проехать в трамвае в августе, сходить на Сенной рынок потолкаться.

Нина Шилоносова: - Хорошо, если в трамвае будет работать кондиционер…

Дмитрий Михеев: - Вы писали, что не согласны с выражением «Екатеринодар - град казачий». Почему? Чей же он тогда?

Андрей Ступаченко: - Потому что я зануда. У меня есть экскурсия «Три эпохи Екатеринодара». Первая - это закрытый войсковой казачий город, который продлился аккурат до 1 мая 1868 года до подписания Закона. Потом Екатеринодар превращается в тот город, который я люблю. Он прекращает быть казачьим. В соответствии с этим указом казаков попросили подвинуться или уйти из города, и возникает другой - многоконфессиональный многонациональный город, в который едут со всей империи и из половины Европы. На самом деле, если мы посмотрим результаты переписи первой российской, поверьте, вас очень удивит национальная пестрота этого города. И вот этот город меня совершенно потрясает.

Дмитрий Михеев: - Буквально несколько ваших любимых мест.

Андрей Ступаченко: - Уходите с улицы Красной. Красная - это наша парадная, вы там города не почувствуете. Уйдите на улицу Рашпилевскую, на улицу Бурсаковскую, на улицу Борзиковскую.

Нина Шилоносова: - Так, по-современному, пожалуйста!

Андрей Ступаченко: - Нет-нет. Не буду я по-современному, пускай лезут в книги и идут на ул. Посполитакинскую и наслаждаются этим городом.

Дмитрий Михеев: - Андрей, у вас лично в городе или крае есть места силы?

Андрей Ступаченко: - Ой, да. Трагическое совершенно место с этим балконом с Лавром Георгиевичем Корниловым, совершенно страшные и трагические события, и это мое личное восприятие Екатеринодара - это город драмы, который я делю на «до» и «после». Есть мои любимые фотографии времен как раз Гражданской войны. Но поделюсь еще одним своим приемом. Друзья мои, почитайте пару глав «Нашего маленького Парижа», придите в сквер, где Екатерина стоит, и включите саундтрек к сериалу «Тихий Дон». На мой взгляд, это самый пронзительный сериал в современном кинематографе. И чтобы вас пробрало.

Нина Шилоносова: - Вы имеете в виду последнюю версию - Сергея Урсуляка?

Андрей Ступаченко: - Да! Но мы сейчас не о самом сериале, а о саундтреке. И вот чуть-чуть схватив атмосферу, вас должно пробрать.

Нина Шилоносова: - Я с вами солидарна в этом отношении. У города были трагические страницы, но, удивительно, что они нигде не отражены. Я знала, что у нас уже давно в краевом музее им. Фелицына нет раздела по Гражданской войне, и я совсем недавно узнала, что этого раздела нет и в Новороссийске! Откуда пол-России уходило, уплыло. И мы это знаем по фильму «Служили два товарища», там в Крыму, и в Новороссийске - трагедия белой гвардии и прочая-прочая… У нас нет ничего про Гражданскую войну. В Анапском музее нет ничего про Гражданскую войну! Дай бог, что там хотя бы стараниями замечательной женщины-краеведа есть раздел, посвященный матери Марии, Кузьминой-Караваевой. Почему это происходит?

Андрей Ступаченко: - Мне кажется, все от того, что мы эти исторические события превращаем в политические споры. Для меня история Гражданской войны - это не история «я за белых или красных». Это история огромной драмы, ломки человеческих судеб, совершенно страшных событий. Не дай нам бог жить в это время. Это страшнейшая драма, и это, наверное, уникальный случай во всемирной истории такой массовой эмиграции далеко не последних людей. Мне кажется, мы не готовы еще переосмыслить, потому что в настоящий момент общество четко разделено на «я топлю за красных» и «я топлю за белых». И вместо конструктивного какого-то диалога начинается жуткий спор, зачастую переходящий в откровенную бытовую поножовщину.

Нина Шилоносова: - Мы уникальная страна с постоянно меняющимся прошлым.

Андрей Ступаченко: - Да, действительно так.

Нина Шилоносова: - О прошлом все-таки: сейчас мэрия Краснодара решила воссоздать исторический квартал в центре. Вот вас пригласили в городскую газету, где был круглый стол, где вы высказывали свое мнение. Как вы видите этот исторический квартал?

Андрей Ступаченко: - Повторюсь: я топлю за историю. И я хочу, чтобы был восстановлен маленький, крохотный, но максимально аутентичный - того славного Екатеринодара начала 20-го века. И это моя принципиальная позиция.

Нина Шилоносова: - Без новоделов?

Андрей Ступаченко: - Я не за новоделы. Я не за китч. Я не за фантик, обернутый в историзм.

Нина Шилоносова: - Я с вами солидарна.

Дмитрий Михеев: - Как вы считаете, вас услышали?

Андрей Ступаченко: - Я искренне на это надеюсь.