Общество

«Это точно какое-то крупное предприятие»: Глава минприроды назвал подозреваемых в мощных выбросах в Омске

Сам Илья Лобов в интервью «КП» сказал, что ночью не чувствовал никакого запаха
Многие омичи ночью проснулись от головной боли.

Многие омичи ночью проснулись от головной боли.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Утром 6 августа жители Омска проснулись от невероятной вони. В воздухе пахло газом. У горожан не было сомнений: произошли очередные выбросы. В общем-то, сибиряки уже давно привыкли к посторонним запахам и даже научились определять по запаху вещества, которыми их периодически травят. Но в этот раз вонь была невыносимая, люди в соцсетях жаловались на тошноту и головную боль. Причем били в набат жители Нефтяников, Левого Берега и даже центра. Дошло и до них.

- Как в газовой камере. Ощущение, что сейчас задохнешься! – негодовал омич.

- Желание выбежать ночью из дома, сесть в машину и покинуть поскорее Омск, - написал другой житель.

Позже в минприроды традиционно ограничились сообщением о проведенных замерах воздуха. Превышения уровня сероводорода в 1,5 – 3 раза нашли в самых разных точках города: природный парк «Птичья гавань», район улиц Дмитриева и Лукашевича, у школы милиции, у Ленинградской площади, в районе кинотеатра «Кристалл», ОмГТУ, ОмГМА на Мира, 9, пересечение проспекта Мира и Нефтезаводской.

И снова про виновников выбросов или про источник ни слова. «Комсомолка» обратилась к министру экологии и природных ресурсов Илье Лобову. Наш звонок застал чиновника по дороге к предприятиям, которые собираются проверять.

- Сами вы сегодня почувствовали выбросы? – спросили мы у министра.

- Я живу в центре, но ночью ничем не пахло. Я просто всегда сплю с закрытыми окнами и кондиционером. А вот утром да, ощутил запах.

- Люди возмущены…

- Да вижу, вижу, что люди возмущены. Смотрите. С утра 5 августа объявлены неблагоприятные метеосусловия, во время которых в атмосфере скапливаются вредные выбросы. С полночи стали поступать звонки от жителей. Более 300 обращений, разрываются телефоны у нас и у Росприроднадзора, – начал беседу министр Илья Лобов. - Выехала лаборатория в северный промышленный узел в Советском округе (район поселка Николаевка. – Прим. Авт.). Нетипичность ситуации в том, что обычно жалобы начинаются как раз из Нефтяников. А сегодня первые обращения пошли с Центрального, Ленинского и Кировского округов. И только утром начали жаловаться жители Николаевки и окрестностей. Это говорит о том, что источник с признаками сероводорода мощный и высокий. Абсолютно точно это идет от предприятия федерального надзора. Минприроды администрирует работу Росприроднадзора. Мы уже определили, какие источники могли быть причастны к выбросам.

- Мы в который раз слышим объяснения про неблагоприятные метеоусловия. Проблема все-таки в безветрии или в том, что откуда-то идут мощные выбросы?

- Конечно, все в совокупности – скопление и превышение норм выбросов. Поймите, метеоусловия это не моя такая отговорка. Термин используется всеми экологами и закреплен в законодательстве.

- Вы сказали, что круг подозреваемых определен. Назовите нам эти предприятия. Омичи, думаю, имеют право знать.

- Сейчас мы едем на проверку предприятий первого класса опасности. Тогда как минприроды отвечает только за 3-ю и 4-ю. С утра Росприроднадзор был с проверкой на ОмскВодоканале, сейчас они переехали на замеры у буферных прудов в районе бывшей Советской свалки. Сейчас мы едем проверять «Газпромнефть» и завод СК. Кстати, впервые мобильный пост мониторинга на 4-й Поселковой регистрировал превышения по сероводороду не волнами или скачками, а целый час без перерыва. Это тоже говорит о мощном источнике загрязнения.

- Но при этом вы говорите, что норма превышена всего 1,5-3 раза. Разве такое может быть?

- Люди приводят субъективные факторы: тошнит, голова болит, значит, гораздо сильнее превышение. Мы не исключаем, что в этих выбросах есть элементы, которые наши мобильные посты мониторинга вообще не улавливают. Они способны определять лишь 28 веществ. А омские предприятия выбрасывают порядка 250 веществ. Абсолютно точно в отношении крупных предприятий города будут возбуждены административные дела. Будем привлекать к анализу проб воздуха и экспертов из Москвы, видимо, каких-то других экологических институтов. Раз мы сами не можем здесь разобраться.

- Как думаете, после постоянных выбросов, за которые так никто и не ответил, сейчас омичи верят, что вы найдете виновника и это прекратится?

- Я вижу, что омичи ощущают на себе негативное воздействие на атмосферу и это мешает им жить. В этом я согласен с ними. Людям неважно, кто недорабатывает – федеральные или региональные органы власти. Конечно, они негативную оценку приносят на минприроды. А мы отвечаем лишь за малую долю предприятий – в основном мелкие. Мы не имеем возможности сильно влиять на эту ситуацию. Работаем, насколько позволяет закон.

- Люди устали. Уже идут открытые призывы в соцсетях выходить на митинги. Насколько знаю, был уже даже одиночный пикет мамы с коляской у Советской администрации.

- Я людей вполне понимаю. Это нормальная позиция – отстаивать свои права таким цивилизованным способом через публичное высказывание недовольства. Мириться с этим совершенно нельзя. Мы делаем все, что от нас зависит. Еще говорят, что мы наказываем только мелкие предприятия. Но простите, мы кого проверяем – того и наказываем. Это булочные, ИП, ООО, станции техобслуживания. Мы не перепрыгнем через закон.

- Вы как-то можете объяснить, почему выбросы идут всегда ночью?

- Могу. С вечера у нас идет снижение ветровой нагрузки. Где-то с 20.00 ветер, как правило, заканчивается. У предприятий непрерывный цикл работы, поэтому выбросы и накапливаются ночью. Но предполагаю, что и ваши подозрения не беспочвенны: пока весь город спит, недобросовестные организации производят выбросы. Мы же устанавливали, что мелкие фирмы по ночам жгли резину, чтобы никто не увидел.

- Когда мы сможем узнать, кто виновник выбросов?

- Назвать виновника мы сможем, когда это признает суд. Для этого нужно сперва это доказать, - в своем стиле ответил министр Илья Лобов.