2018-04-02T12:27:30+03:00

Лидия Федосеева-Шукшина: Юбилей я справлю в глухой деревне Тимотесубани

Накануне сегодняшнего дня рождения мы разыскали любимую русскую актрису далеко в горах Грузии - и только ради «Комсомолки» Лидия Николаевна нарушила пятилетний обет молчания
Поделиться:
Комментарии: comments10
Лидия Федосеева-Шукшина в образе своей героини - реставратора церкви XII века.Лидия Федосеева-Шукшина в образе своей героини - реставратора церкви XII века.
Изменить размер текста:

- Перезвоните минут через пять, сейчас Лидия Николаевна тост заканчивает, - попросил меня легендарный режиссер Резо Чхеидзе, когда я дозвонилась в глухую деревушку Тимотесубани (это в Боржомском ущелье, недалеко от поселка Цагвери). Съемочная группа как раз отмечала приезд актрисы.

Лидия Николаевна встречает свой юбилей далеко от Москвы. В Грузии, куда позвал ее на съемки Чхеидзе. И на встречу с корреспондентом «КП» она согласилась в порядке исключения.

Однажды пресс-атташе Бари Алибасова Людмила Николаева привезла ей целую кипу газет с ее интервью, в которых многое было передано неточно или переврано. И тогда, в 1998 году, она дала себе слово - пять лет никаких интервью, выступлений по телевидению, участий в ток-шоу. Пять лет прошло, и молчание ей очень понравилось. К тому же обет Федосеевой-Шукшиной благословил ее духовный отец - архимандрит Никон из Свято-Николо-Шатомского монастыря.

Чудесный перелет в Грузию ко дню рождения

- Лидия Николаевна, а что бы вы пожелали себе, если б произносили тост в свою честь?

- Мне, слава Богу, всего хватает. А впрочем... Хотелось бы пожелать как можно чаще бывать в моем любимом монастыре, как можно чаще исповедоваться и каяться перед Господом.

Вот и это лето пропела, как стрекоза, все фестивали да фестивали... Поэтому моя душа рвется на исповедь.

- Ждете чего-то необычного от своего дня рождения?

- По молодости всегда ждала этого дня, ждала подарков, поздравлений, объяснений в любви. Сейчас же счастлива, что нахожусь в Грузии, далеко от дома. Хотя перед отъездом друзья предупредили, что про день рождения помнят и готовятся. Так что волей-не-волей отметить придется.

- Какой подарок был для вас самым неожиданным в этот день?

- Сразу и не вспомню. Хотя... Как великий подарок могу расценить приглашение сниматься в этой картине. Когда Резо Чхеидзе позвонил из Тбилиси и предложил роль, у меня сразу слезы на глазах появились. На мгновение сердце остановилось. Ведь это приглашение от режиссера, который снял мировую классику - фильм «Отец солдата»!

Я спросила, кого буду играть. Он говорит - русскую женщину, реставратора православного храма. У меня слезы уже ручьем потекли. Я согласилась с великой радостью. Резо Давидович перевел мои слова группе, и я слышала, как на том конце провода все зааплодировали.

Все последние годы я печалилась, что не знаю режиссера, который стремился бы снять художественный фильм о православии, вере, Боге. О нашей русской окаянной, но православной душе. Я даже и не мечтала о такой картине! Так что для меня это просто чудесный подарок ко дню рождения.

Да, чудеса происходят. Вы знаете, собираясь на рейс в Тбилиси, я выехала из дома за два часа. Но попала в жуткую пробку. Всю дорогу молилась: «Господи, помоги мне...» Подводить группу я не смела... Ровно в 11.25 я влетела в VIP-зал, кричу: «Трап еще не убрали?!» - вся красная, вся в пятнах от нервов. Меня стали успокаивать: на час опаздывает балетная труппа из Мариинки, летевшая в Тбилиси на гастроли. Чудо произошло!..

- Вы в кино с семнадцати лет...

- Это если считать крупный план в фильме «Максим Перепелица». Я тогда училась в питерской школе, что на улице Софьи Перовской. К нам очень часто приходили ассистенты режиссеров из «Ленфильма». Но моя первая серьезная роль была в картине «К Черному морю», когда я уже была на первом курсе...

Да, выходит, что вся жизнь моя - Кино. Моя профессия - как дар Божий.

- А еще Божьим даром стала для вас встреча с Шукшиным...

- Работать с ним было одно удовольствие. Просто счастье, что роль написана для тебя и под тебя и не надо было перевоплощаться. Естественно, я была покорная актриса, никаких фордыбачений быть не могло. Хотя я очень люблю импровизации с текстами и не грубо, но деликатно подсказывать, если даже это не касается моей роли... Как-то Василий Макарович мне даже сказал: «Я мечтаю, чтобы на «Разине» (он очень хотел снять этот фильм) ты помогала бы мне, как режиссер-постановщик».

- С ним ведь, наверное, не всегда было просто. Ходили слухи, как однажды он чуть ли не гонялся за вами с топором...

- В быту, конечно, и как жене, и как матери, было гораздо сложнее, чем в кино. Но я была воспитана в христианском духе, поэтому терпела. Характер у меня спокойный, хотя, знаете, в детстве я была лидером дворового движения. Но, если что-то меня в быту с ним не устраивало, я не выступала, терпела. Я его безумно любила, понимала, с кем и для чего живу.

- А что случилось с Шукшинским центром в Москве? Вы ведь даже здание получили...

- ...а сейчас там ресторан. На той же улице, где я живу. Раньше в этом здании находился маленький детский кинотеатр. Мне его под Центр искусства и культуры имени Шукшина довольно легко отдали. Но здание надо было реконструировать. Правительство Черномырдина выделило мне внебюджетные деньги. Но сумму, указанную в смете, по копейкам выдавали несколько лет. Поэтому приходилось искать спонсоров. А это безумно тяжело, это значит кланяться, рвать на себе платье, доказывать, кто такой Шукшин, хотя все объяснялись в любви к его творчеству, и к моему тоже.

Очень мне хотелось сделать этот Центр, но не получилось. В итоге начались суды, здание у меня отняли. Знаете, когда я батюшке это рассказывала, он мне сказал: значит, Богу это было неугодно. И снял с меня такой камень!

Почти десять лет я мучилась, страдала, столько слез, пота, крови с меня сошло. Смотреть на этот дом больно. Стараюсь этой улицей не ходить, задними дворами прохожу. Я все боялась, что новый ресторан назовут «Печки-лавочки», но, слава Богу, обошлось. (Смеется.) Назвали его - «Грабли».

- Ходили разговоры, что вы не исключаете версию об убийстве Василия Шукшина...

- Я эту тему не хочу сейчас трогать.

Женское счастье - две внучки, два внука

- Так вы все-таки счастливый человек?

- Просто я благодарю Бога за то, что было и есть. Наверное, если бы я была в театре, больше было бы работ. Но грех жаловаться.

- Вам же пришлось пройти столько сложностей и горя - это что, и есть «женское счастье»?

- Да. Но у меня замечательные дети, внуки. После Василия Макаровича рядом со мной был прекрасный человек, оператор Миша Агранович. Мои дети до сих пор с ним общаются, любят его. И я всегда его благодарю, хотя редко вижу. Кстати, в Грузии он снимал «Покаяние» с Тенгизом Абуладзе... Много камней в мой и его адрес было брошено, но что поделаешь!

- Многие осуждали вас за этот брак после смерти Шукшина...

- Конечно. Надо было ходить в черном, рыдать, какая я несчастная. Но никто не знает, что у меня было на душе.

- По-вашему, в жизни женщины, несмотря на большое количество браков, все же существует один-единственный мужчина?

- У всех по-разному. Каждому свое. Может быть, любовь бывает только один раз, а может, и два-три раза, смотря, что назвать любовью. Не знаю...

Сейчас я живу одна, но у меня нет ощущения одиночества. У меня есть уединение. Оно - мое счастье. Особенно, когда возвращаешься в дом родной после поездок, со всяких фестивалей.

- Вы любите заниматься домашним хозяйством?

- Сейчас у меня в Москве Маша живет с детьми. Она переезжает на новую квартиру, и мне нравится готовить для них. Я уже давно этим не занималась: близкие люди, которые были со мной, сами готовили. А я отдыхала.

А теперь я дала отдохнуть Маше и получила от этого удовольствие. Причем все сразу за стол не садятся, то один прибежит перекусить, то второй, то третий...

- Сколько же у вас внуков?

- У меня две внучки и два внука. Я богатая бабушка, но не настолько хорошая, как моя мама, которая очень помогала нам с Василием Макаровичем. Он очень любил ночами сидеть с ней и разговаривать о православии.

- Изменились ли ваши вкусы в одежде?

- Сейчас я люблю спортивный стиль. Если в молодости стеснялась брюки надеть, то теперь думаю: как удобно! Хотя батюшка ругает меня. Как-то позвонил и сказал, что едет в лавру и хочет ко мне заехать, привез мед монастырский. Я вышла в брюках, он ужаснулся. А я: «Благословите, батюшка». - «Не будет тебе благословения, быстро переодеться». - «Батюшка, юбка неглаженная». - «Не важно, переодеться».

- И вы переоделись?

- Конечно.

Д0СЬЕ «КП»

Народная артистка РФ Лидия Федосеева-Шукшина родилась в Ленинграде. В 64-м году окончила ВГИК.

Среди самых известных фильмов с ее участием: «Печки-лавочки», «Калина красная», «Они сражались за Родину», «Вам и не снилось», «На златом крыльце сидели», «Виват, гардемарины!», «Петербургские тайны».

Ее мужьями были: Вячеслав Воронин, Василий Шукшин, Михаил Агранович. Несколько лет рядом был Бари Алибасов. От Шукшина у нее дочери - Ольга и Мария (ведущая передачи «Жди меня»). С дочерью от первого мужа Анастасией отношений не поддерживает.

О ЧЕМ КИНО?

Вместе с Шукшиной здесь снимутся Кикабидзе и Брегвадзе

Рабочее название фильма Резо Чхеидзе - «Свеча, зажженная на могиле Христа». «Я не умею снимать развлекательное кино», - говорит Чхеидзе, который приступил к съемкам новой картины спустя 15 лет после многосерийного фильма о Дон Кихоте.

Новая картина - по повести шведской писательницы, лауреата Нобелевской премии Сельмы Лагерлёф. Молодой человек попадает на могилу Христа и несет огонь, зажженный на ней, на родину. Действие перенесено в наше время, события разворачиваются в Грузии, Израиле, Турции. В главных ролях - молодые актеры Анна Америдзе и Торнике Бзиава.

Прообраз героини Федосеевой-Шукшиной - знаменитый профессор, реставратор Эка Привалова, сыгравшая большую роль в изучении грузинских памятников архитектуры и иконописи.

В фильме снимается и академик Джумбер Ломинадзе. А Вахтанг Кикабидзе и Нани Брегвадзе сыграют супругов-мусульман, которые приютят главного героя, вернувшегося в Грузию с огнем, зажженным на могиле Христа.

КСТАТИ

«В одном грузинском доме мне дали почитать Гоголя»

- Не скучно вам в Грузии по вечерам?

- Сегодня всю ночь почти не спала. Телевизора в номере нет, книг тоже. Наутро зашла в одну грузинскую семью, попросила русских книг. Всегда беру их с собой, а тут оплошала. Они говорят, ничего интересного нет, разве что собрание сочинений Гоголя. Давайте, говорю.

Взяла письма и не могу оторваться! Это же сегодняшний день, сегодняшняя Россия! Письма губернаторше - фантастика! Кстати, святые наши отцы говорят, что Гоголя вскоре будут канонизировать. В его письмах есть удивительные вещи - он пишет губернаторше: приобщайтесь, ходите в монастырь! Монастырь - Россия, Россия - монастырь. Цените, что есть Россия. Боже мой, это же так прекрасно!

И об этом, кстати, наш фильм.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Федосеева-Шукшина: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также