2015-02-04T03:29:22+03:00

У вдовы Евгения Евстигнеева похитили ребенка

Жизнь актрисы Ирины Цывиной превратилась из голливудской мелодрамы в трагедию
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Четырехлетняя Зина - дочка актрисы Ирины Цывиной, вдовы Евгения Евстигнеева, оказалась заложницей почти криминального развода родителей. Отец похитил девочку и тайно вывез Зину из России в Черногорию. Власти балканской страны поверили рассказам отца о спасении своей дочери, дали ему вид на жительство и пока не обращают внимания на решение российского суда, который признал, что девочка должна жить с матерью.

Три года Ирина Цывина пытается вернуть Зиночку.

Кто мог представить, что жизнь молодой актрисы, начавшаяся как сказка, превратится в кошмар.

Восемь лет счастья с Евгением

Представьте себе семнадцатилетнюю провинциалку, хорошенькую, белокурую, голубоглазую, которая едет из Минска в Москву поступать в Школу-студию МХАТ. В поезде она читает, а в виде закладки в книге лежит фотография Евгения Евстигнеева. Такой вот знак судьбы был послан Ире Цывиной, которая поступила во мхатовское училище на курс все того же Евстигнеева. И этот царь и бог для любого студента вдруг обратил внимание именно на нее.

Постепенно отношения «учитель - ученица» вышли за рамки студенческих спектаклей, а в перерывах между репетициями, за разговорами о смысле жизни вдруг родилась любовь.

- Столько сплетен о нас ходило, - вспоминает Ирина Цывина. - Пересуды по поводу о-о-о-огромной разницы в возрасте. Но я не реагировала, потому что жила в атмосфере большой, абсолютной любви. И все вокруг мне казались такими хорошими, добрыми. Меня приняли как свою дети Евгения Александровича Денис и Маша и его первая жена Галина Борисовна Волчек.

- Неужели совсем не чувствовали разницу в возрасте?

- С моей точки зрения, Евгений Александрович был потрясающим мужчиной! Импозантный, мудрый, благородный. А какой у него был голос! Когда мы стали жить вместе, ему было 57 лет. Для мужчин это лучший возраст, самый расцвет. Во всяком случае, так я думаю. Меня воспитывала мать, отца не было. Наверное, поэтому я нуждалась в психологической поддержке мужчины намного старше меня.

- Евстигнеев вам помогал в творчестве?

- В то время Евгений Александрович много снимался. Я играла в театре, в кино успевала сняться в трех-четырех фильмах в год. У него не было необходимости хлопотать за меня. Мы шли параллельным курсом, хотя как педагог он мне многое подсказывал, репетировал со мной.

А я читала сценарии, которые ему приносили пачками, советовала, на что стоит обратить внимание. Например, уговорила его сниматься в «Собачьем сердце». Евгений Александрович эту повесть Булгакова не читал и с трудом согласился посмотреть сценарий. В результате получилась одна из лучших его работ в кино. Когда кто-то из нас уезжал на съемки, казалось, что мы расстаемся навсегда. Мы скучали по дому, с киноэкспедиций писали письма друг другу.

Именно в этот сложный для Иры период на горизонте появился американский продюсер Георгий Пусеп (сама Ирина не хочет произносить даже имени своего бывшего мужа, потому что вычеркнула этого человека из жизни). «У нас в Голливуде, - говорил он Ире, - из русских пробились только двое: Андрон Кончаловский и я». Если учесть, что новый знакомый в унисон Ириным переживаниям обещал хранить память о Евстигнееве, будущего ребенка назвать исключительно Женей, то можно представить, какое впечатление он произвел на вдову.

- Околдовал меня. Я даже в него влюбилась. Он был такой загадочный, интересный. Мне в ту пору было под тридцать, и я принимала за правду все его рассказы. Мне очень хотелось иметь семью и детей. И я, полная счастья и надежд, поехала за ним в Голливуд.

Похищение из мести

Но там началась очень странная жизнь. Оказалось, что «выдающийся продюсер» живет в маленькой съемной квартире и спит на надувном матрасе. Более того, у него есть жена, которая живет по соседству. А Ирина оказалась на нелегальном положении: к телефону не подойди, на улице вместе не появляйся.

- «Голливуд - это маленькая деревня, все иммигранты друг друга знают в лицо, пойдут сплетни», - говорил мне мой друг. Своей жене он тоже рассказывал сказки: дескать, как творческая личность, нуждается в уединении, поэтому снимает отдельное жилье.

К тому моменту я забеременела и родила первого ребенка, мальчика. В честь Евстигнеева назвали его Женей. И три года вместо ожидаемого бабьего счастья прожила в жутчайшей депрессии. День и ночь я занималась ребенком и хозяйством, а муж (с женой он все-таки развелся, и мы зарегистрировались) в это время, запершись в соседней комнате, медитировал. Он каждый день стремился к нирване. Никаким выдающимся продюсером он, разумеется, не был. Жила я на деньги, которые выручала, сдавая квартиру в Москве.

Через несколько лет у нас родилась дочка Зиночка. В то время мы с мужем жили не просто в соседних комнатах, но даже в разных квартирах. В доме на разных этажах. Однажды в мою квартиру ворвались сотрудники ФБР. Фэбээровцы привели мужа в наручниках и устроили обыск, порылись даже в детской коляске. Искали какие-то документы, перетряхнули письма Евгения Александровича, которые я всегда возила с собой. Как я поняла, муж был уличен в финансовых махинациях, за ним следило ФБР. В тот же день по его указанию я вылетела с детьми в Москву. Муж уезжал из Америки нелегально через Мексику.

- Что же вы с ним не расстались?

- Видимо, в то время я была этакой великовозрастной девочкой, наивной, доверчивой и, главное, - совершенно бесконфликтной.

В Москве отношения окончательно сломались. Ира с мужем, как и прежде, жили на разной жилплощади: она с детьми в своей квартире, муж - у нее на даче. Он приходил в семью в гости, сажал детей на колени, гладил по головке и уезжал. В конце концов «одиночество вдвоем» Ире стало невыносимым.

- Я полюбила мужчину, с которым давно была знакома. Как будто бы заново для себя его открыла. Мы долго искали друг к другу подход, присматривались, нащупывали общие интересы. Саша (так зовут моего нынешнего мужа) начал меня опекать: то машину починит, то в аэропорту встретит. Было ощущение, что я вернулась в прошлое. Такие же теплые, душевные отношения были у нас с Евстигнеевым.

- Куда же делся «американский продюсер»?

- Я ему рассказала, что полюбила другого. Он вроде бы не огорчился и первый подал на развод. Но однажды в отместку за мое «коварство» похитил нашу дочь Зину и увез ее из России.

Сейчас мой ребенок - в Черногории. Какой очередной легендой ее отец охмурил власти этой республики - не знаю. Но в Черногории он умудрился получить вид на жительство, придумал себе новый имидж не то лучшего друга российского консула, не то американского продюсера, спасающего дочь от совсем пропащей матери. У меня есть решение российского суда о том, что мои дети, Женя и Зина, должны жить со мной. Я, наивная, с этим документом полетела в Черногорию за дочерью.

- Возле детского садика, в который ходила дочка, меня задержала черногорская полиция. Арестовывали в лучших традициях американских боевиков. Представьте: в небе барражирует вертолет, из машины выскакивают местные омоновцы. Меня кладут на землю, руки за спину, и отправляют в наручниках в полицейский участок. Бывший муж серьезно подготовился к моему приезду. Его стараниями черногорская полиция внесла мое имя в список преступников. Меня допрашивали, как потенциальную похитительницу собственной дочери. Только сутки спустя, которые я провела в классической тюремной камере, меня вызвал начальник полиции. Среди документов он обнаружил решение российского суда о признании моих прав на дочку. Лишь тогда со мной стали разговаривать по-человечески, разрешили умыться, дали чашку кофе, позволили воспользоваться нормальным туалетом. Мне пообещали свидание с ребенком, правда, в присутствии полицейских. Когда я встретилась с дочерью, которую не видела почти год, у меня закружилась голова от счастья. Думала, что кошмар закончился, что я наконец заберу ребенка. Но вместо этого в мой загранпаспорт поставили штамп, запрещающий въезд в Черногорию, и предписали покинуть страну в течение 24 часов.

- Сколько лет прошло со дня похищения дочери?

- Три года. Сын тяжело переживает разлуку с сестрой, ужасно скучает. Дети жили вместе, теперь общаются только по телефону. Зину воспитывает черногорская няня, чудный, замечательный человек. Но все равно это не родная мать, а наемный работник, да к тому же она по-русски не говорит.

Все эти годы я живу надеждой. Сейчас надеюсь на активную позицию российского МИДа, Министерства юстиции. В соответствии с международным договором о правовой помощи между Россией и Черногорией решение российского суда должно быть приведено в исполнение.

- Вы не боитесь, что ваш бывший муж вновь может спрятать ребенка в другой стране?

- Не боюсь. К этому его новому сценарию я готова. Он ведь по профессии актер, выпускник Щепкинского училища, который не наигрался на сцене. Не реализовавшись в профессии, он начал разыгрывать собственные сценарии в жизни. Но я-то знаю, что все его сценарии - результат психического нездоровья.

- Ну вы загнули!

- Утверждаю вполне компетентно. Чтобы разобраться в своем бывшем муже, я поступила в Московский психолого-социальный институт, получила второе высшее образование и сейчас готовлюсь к защите диплома.

- То есть вы ушли из актерской профессии?

- Я не бросила профессию актрисы. Наоборот, после десятилетнего простоя переживаю второе рождение. Играю в антрепризных спектаклях. Посыпались предложения сниматься в кино. Творческая жизнь вроде бы налаживается. Но я очень скучаю по дочке......

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Евгений Евстигнеев: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также