2016-08-24T03:41:10+03:00

Десять лет после чудовищного наводнения в Новороссийске: Люди, которые чудом спаслись, рассказали всю правду о той трагедии

«Комсомолка» узнала, грозит ли отдыхающим и самим жителям повторение страшного ЧП
Егор КУЗНЕЦОВ
Поделиться:
Комментарии: comments2
Изменить размер текста:

Десять лет назад, 8 августа 2002 года, под Новороссийском случилась страшная трагедия, которую часто сравнивают с наводнением месячной давности под Крымском. Проливные дожди спускались с гор, снося все на своем пути: людей, дома, деревья, автобусы. А с моря выходили смерчи высотой в три километра, которые засасывали в смертельную воронку все подряд и выбрасывали в море. Там, по официальным данным, пострадали почти 20 тысяч человек, около 70 погибли. Вот толь ко местные жители уверены, что погибших было больше.

На днях «Комсомолка» побывала в селе (его также называют урочищем) Широкая Балка, которое, как и поселок Нижнебаканский, первым принял на себя удар стихии.

Икона спасла беременную и троих ее детей от несчастья

Кадры из пострадавших районов тогда шокировали всех россиян. Миллионы людей следили за поисками группы подростков, которые в те злополучные дни решили отдохнуть дикарями под Новороссийском. Нашли не всех. Пока тысячи отдыхающих и жителей спасались от стихии, эмчеэсовцы молились, чтобы смерч не наделал дел на местных дамбах, из-за прорыва которых число жертв могло вырасти в разы. В плотине в Абрау-Дюрсо действительно образовалась огромная пробоина, из которой хлынула вода.

Как и в Крымске, люди и не подозревали, беда какого масштаба их ждет. Марина Яковенко - одна из таких. На тот момент у нее уже было трое детей - два мальчика семи и пяти лет и двухлетняя девочка. Через пару месяцев у нее должен был родиться еще один малыш. Они приехали в Широкую Балку накануне трагедии - строили новый дом, а сами ютились в маленьком строительном сарайчике.

Многодетная мать Марина Яковенко показывает детям фотографии последствий стихии

Многодетная мать Марина Яковенко показывает детям фотографии последствий стихии

- Дело было после полудня. Мы сидели все вместе, читали с мамой книжки, - вспоминает старший сын Семен, которому тогда было семь лет. - Я выглянул в окно, а там электроопоры уже ходили ходуном, наш забор снесло, а вода поднялась где-то на метр от земли! Испугался, когда увидел плывущие машины и снесенные деревья.

- Этот день до сих пор снится в кошмарах, - призналась нам многодетная мать. - Я выглянула на улицу, а там стройматериалы, которые мы с мужем купили для постройки дома, уплывали непонятно куда. Я схватила детей, иконку Казанской Божьей Матери и рванула в сарай, который находился на возвышенности. О документах думать было некогда, нужно было быстрее спасаться. В сарае мы провели больше часа - ждали, когда спадет вода. У моей двухлетней дочери тогда была температура 39 градусов. Я за нее переживала больше всего. Завернула ее в одеяло и молилась, чтобы малышке не стало хуже и чтобы на нас не рухнули высоковольтные линии, которые трясло от ветра.

Когда все стихло, Марина отправилась в центр поселка, чтобы найти хоть какие-то продукты. Но вместо магазинчиков и домиков для отдыха увидела кучи обломков, трупы, машины на деревьях. Беременная женщина благодарила Бога за то, что ее семья осталась живой, но боль за погибших не утихает до сих пор.

- Накануне я часто видела молодую пару, которая прогуливалась по нашей набережной. Парень обнимал свою возлюбленную и гладил по животику - она тоже была в положении, - вспоминает со слезами на глазах многодетная мать. - В следующий раз встретила его, когда он бегал по берегу и истошно кричал: «Любимая, ты где, я без тебя не смогу!»

В августе 2002-го ливни и смерчи сносили все на своем пути

В августе 2002-го ливни и смерчи сносили все на своем пути

«Из моря доставали сплющенные «икарусы», из которых не успели выбраться дети...»

Пенсионерку Галину Лесогорову при мыслях о черном августе 2002-го тоже бросает в дрожь. У нее на одной стороне реки Широкой, делящей урочище на две части, стоит жилой домик, а на другом берегу, который и затопило больше всего, находилась дача. Накануне наводнения 2002 года ее мама впала в кому. В гости пришли близкие, чтобы проведать больную. Решили прогуляться на дачу и пошли через речку.

- Разговариваем, пьем чай, как вдруг свет начал мигать. Я бегом к окну, а там уже плыли петухи, козы, деревья, - вспоминает женщина. - Побежали в гору прямо в халатах и тапочках, там и сидели, мокрые, замерзшие, голодные. В свой дом на соседний берег, где лежала мама, пробраться не могла. Постоянно плакала, умоляя Бога, чтобы вода не дошла до нее. Всевышний меня услышал, но все документы и все вещи унесло водой.

На второй день большая вода пришла снова. В колодец Лесогоровой стихия принесла много ила и мусора, а до ближайшего магазина топать пару километров через завалы, принесенные смерчем. Поэтому несколько дней они жили, как в блокаде: из еды - только закатки, воды не было, ее подали только через неделю. Многие селяне тогда даже набирали жидкость из реки, несмотря на строжайший запрет санэпидслужб.

И только через три дня к ней добрались дети, которые и привезли еду и воду. Еще спустя пару суток чиновники доставили и матпомощь - 300 рублей.

Селянка Галина Лесогорова: « С ужасом вспоминаю, как доставали сплющенные «икарусы» с детьми

Селянка Галина Лесогорова: « С ужасом вспоминаю, как доставали сплющенные «икарусы» с детьми

- Тяжело было видеть, как спасатели доставали из моря сплющенные «икарусы», в которых ехали совсем юные ребятишки, - призналась нам Галина Александровна, доставая платок.

- Да, не всех детей успели вывезти, - подтверждает другой житель Широкой Балки, пенсионер Анатолий Андреев. Он живет тут уже 20 с лишним лет. Как получил участок от погранслужбе, где он трудился, так и остался. - А один мой знакомый накануне ЧП купил новую машину. После наводнения она, раскуроченная, висела на дереве. Не говоря уже о трупах, которые лежали вдоль берега. МЧС раздавали только фонарики, в целом первое время люди выживали сами.

Отдыхающие не спешили убегать, а снимали происходящее на видео

Игорь Васильев десять лет назад служил по контракту в воздушно-десантных войсках в городе Иваново. О том, где провести очередной отпуск, он даже не задумывался. Ведь Широкая Балка тогда считалась одним из самых экологически чистых уголков Черноморского побережья - и считается таковой до сих пор.

- В тот день я выезжал на машине в Новороссийск. Когда начался ливень, я поначалу даже обрадовался - люблю плавать на волнах, - говорит военный. - Но вот в урочище меня не пустили, путь заградили стражи порядка. Только когда я увидел, что воронкой прямо по воздуху проносило «икарусы», дома, коров, как люди в панике бежали, схватив детей, куда глаза глядят, понял, что это страшное ЧП.

Набережная тогда была устлана асфальтом, который положили еще десятки лет назад. Но стихия с легкостью ломала прочные конструкции и уносила его в море вместе с людьми. По словам очевидца, в то время многие отдыхающие взяли в руки видеокамеры и фотоаппараты и снимали все происходящее, вместо того чтобы спасаться. Уже потом МЧС подтвердит: среди жертв есть и «сами себе режиссеры».

Игорю ничего не оставалось, как вернуться обратно в город-герой, чтобы переждать стихию. Проезжая по одной из центральных улиц - Видова, его самого чуть не снесло потоками воды, которые уже добрались до 220-тысячного города. Но все обошлось, а машина отделалась лишь царапинами.

Пенсионер Анатолий Андреев: «Чтобы переправы не преграждали путь реке, нужно сделать нормальные мосты»

Пенсионер Анатолий Андреев: «Чтобы переправы не преграждали путь реке, нужно сделать нормальные мосты»

Ровесник трагедии скоро отметит 10-летие

Мы пообщались с выжившими в той стихии и разузнали, как сложилась их судьба после страшного наводнения. Все они по-прежнему живут в Широкой Балке. Мать теперь уже четверых детей Марину Яковенко застали на улице Заречной, 15а - она вместе с отпрысками работала в саду. В числе юных помощников был и младший сын Даниил, который появился на свет спустя три месяца после наводнения, так что ровесник той трагедии скоро отметит свое десятилетие.

- Тяжело воспитывать четверых детей одной, - вздыхает мать-героиня, вытирая пот со лба. - Спустя четыре года после наводнения муж умер от рака, так что справляюсь с ними в одиночку.

Никакой компенсации семья не получила, ведь перед стихией они купили здесь землю с ветхим строением, а новый дом только начинали строить. То есть компенсировать им нечего. А вот другая селянка Татьяна Максименко лишилась в той стихии дома - его снесло полностью. Новую однокомнатную квартиру ей выделили только через год с лишним, и то по решению суда.

Но дом, который многодетная семья Яковенко мечтала возвести, все-таки обустроили. Правда, внутри ремонт продолжается до сих пор, так как пособия от соцслужб не хватает, а стройматериалы стоят недешево. Помогают другие местные жители, а мэр Новороссийска недавно выделил матпомощь, на которую покрыли крышу профнастилом.

- Недавно вместе добыли тачки и раскатывали гравий на улице возле нашего дома. Дорогу ведь каждый год обещают сделать, но дальше слов дело не идет, - сетует Марина. - Да и со светом проблемы, с водой... Так что привыкли уже к испытаниям.

Сейчас в Широкой Балке люди спокойно отдыхают и ничего не напоминает о той страшной трагедии

Сейчас в Широкой Балке люди спокойно отдыхают и ничего не напоминает о той страшной трагедии

«Мы привыкли к трудностям»

Вместе с Мариной и остальными жителями мы прошлись по колдобинам улицы Заречной. Тут даже машины проезжают с трудом. Улица эта находится в нескольких километрах от центра села, так что баз отдыха здесь почти нет, зато много садоводческих кооперативов, да и жилых домов, где народ живет круглый год, десятки.

- Сами вывозим мусор, сами обустраиваем дорогу, - сетует житель Анатолий Андреев. Правда, при этом признается, что большинство отходов привозят сами же туристы.

- По вечерам и по ночам устраивают тут оргии, уединяются подальше от центра, постоянно гоняем этих парочек, - признаются селяне. - Если бы нам поставили хотя бы контейнер для ТБО, было бы проще.

Вдоль реки кругом стоят пеньки от спиленных после наводнения деревьев - их местные уже растащили на дрова. По легенде речку назвали Широкой, потому что много веков назад она была такой полноводной, что по ней в море выходили корабли. Но теперь этот водоем похож на ручеек. Только вот во время паводков водная артерия напоминает о себе. Сама речка заросла бурьяном, кое-где валяются трубы, огромные камни и даже бетонные блоки, которые, как утверждают местные, принесло сюда черт-те откуда еще десять лет назад.

В начале июля народ снова переволновался, как в далеком 2002-м.

- Когда по телевизору показывали страшные кадры из Геленджика, Новороссийска, а потом и Крымска, мы думали, что и у нас река выйдет из берегов. Но Бог уберег, - вспоминает пенсионерка Галина Лесогорова. Кстати, ее мать, которая десять лет назад лежала в коме, вскоре поправилась. Правда, спустя три года снова заболела и умерла. - Мой полуразрушенный домик на опасной стороне реки так и стоит, но я им не пользуюсь. Пыталась его продать, да никто не покупает - в таком опасном месте жить мало кто хочет.

На опасном берегу реки, который тогда затопило больше всего, осталось несколько дач, но кое-где за это время построили и новые дома. Чтобы подъезжать к ним, люди сами соорудили мостики, которые перекрывают путь речке.

- Администрация требовала снести эти конструкции, но нам же нужно как-то добираться к себе, - поясняет еще одна жительница Наталья Королева, которая переехала сюда на ПМЖ шесть лет назад.

Несмотря на проблемы, уезжать отсюда люди не хотят.

- Нам тут очень нравится, - объясняет многодетная мать марина Яковенко. - Шикарный морской воздух, необычайно красивая природа - это идеальные условия для жизни!

Июльское наводнение обошлось без массовых жертв

Десантник Игорь Васильев, десять лет назад отдыхающий в Широкой Балке, волею судьбы в последние три года сам является начальником управления гражданской защиты администрации Новороссийска. Так что теперь он знает, что делать, чтобы трагедия десятилетней давности, в которой он чудом выжил, не повторилась.

Вместе с ним мы прошлись по набережной урочища. Прибрежную зону не узнать. Вместо допотопного асфальта тут теперь современная плитка, через каждые 20 метров стоят вышки спасателей, а народ вовсю плещется в чистом море.

- Если нас предупреждают о шторме, наши ребята сразу передают по громкой связи, что купание запрещено, они же регулярно смотрят в море - высматривают смерчи, - поясняет мой собеседник. - Для оповещения кругом установлены радиоточки. Сводки моментально передаются и на базы отдыха. Так что туристам ничего не грозит.

Именно эти меры помогли избежать массовых жертв в этот раз, ведь Новороссийск и его пригороды тоже очень сильно пострадали от ливней, а три человека даже погибли, причем не в самых опасных местах. Специалисты из Следственного комитета не нашли нарушений в работе системы оповещения. Ведь перед наводнением 6 июля службы города-героя получили несколько сводок, сопоставили их с прогнозами метеорологов и поняли, что ситуация опасная. Сразу создали штаб по ЧС.

Правда, другие спасатели и полицейские потом признались, что некоторых туристов, особенно подвыпивших, выгоняли с пляжа силком: те ни в какую не хотели покидать зону отдыха, несмотря на опасность. С дикарями все сложнее. Любители отдыхать в безлюдных зонах рисковали больше всех, но люди в форме добирались и туда, чтобы оповестить об угрозе.

До конца года очистят все речки

Еще с 1992 года в Широкой Балке как грибы после дождя начали активно появляться торговые точки и жилые дома, а вот как все это упорядочить - головная боль нынешних властей. Выгонять людей на улицу не хочется, но и создавать угрозу для безопасности тоже нельзя.

- В реке валяются доски или стройматериалы, но кто их туда выбрасывает? Сами жители, - уверен Игорь Васильев. - Самовольно устанавливают мосты и возводят строения. Но в ближайшее время состоятся суды о признании этих построек самовольными.

Правда, река Широкая, несмотря на события десятилетней давности, не считается в МЧС чрезвычайно опасной. Проблемы может принести река Цемесс, но ее регулярно чистят от ила и мусора, который бросает местное население, потому в этом году тоже удалось избежать жертв. Для очистки водоемов местные власти даже приняли соответствующую программу до 2015 года, но после крымской трагедии решили поторопиться и обещают очистить все речки в этом году...

P. S.: Уезжая из этого удивительно красивого села, мы увидели женщину в черном платке, которая сидела возле моря вдалеке от центрального пляжа. Разговорились. Оказалось, что Евгения Торкунова приехала из Сибири, чтобы отдать дань памяти своей дочери, которая погибла здесь ровно десять лет назад. Женщина бросила в море цветы со словами:

- Хочу, чтобы такие жертвы не были забыты, чтобы все учились на своих ошибках и такие трагедии больше не повторялись...

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также