Происшествия

Судья, слушая гневное «последнее слово» фотографа Лошагина, чуть не заснул

В Екатеринбурге прошло финальное заседание по убийству известной уральской модели

В октябрьском суде Екатеринбурга споры защитников и обвинителей по поводу виновности фотографа Лошагина в убийстве своей красавицы-жены подошли к концу. На последнем заседании адвокаты обвиняемого, наконец, подвели черту под всеми своими доводами.

- У следствия нет ни одного доказательства вины Лошагина, которое нельзя было бы подвергнуть сомнению, - напустил тумана адвокат обвиняемого Сергей Лашин. – А все сомнения в доказательствах, согласно законодательству, должны трактоваться в пользу обвиняемого. Мы с вами просмотрели видеозапись того дня, когда Юлию видели в лофте последний раз, и на них видно, что неизвестные мужчины выносят через кухню шесть коробок. Четыре из них мужчины несли вдвоем, в том числе такой же контейнер, в котором, согласно версии следствия, мой подзащитный вынес труп. Два ящика мужчины волокли. Кроме официантов там были и грузчики.

Этих мужчин, по словам адвокатов, следствие не пыталось установить и проверить на причастность к убийству. Но все пассажи защиты судью Эдуарда Измайлова, казалось, не впечатлили. На протяжении слушания служитель Фемиды только и делал, что активно боролся с некстати одолевшим его сном.

Юрист тем временем продолжал.

- Кто эти люди? Коробки с чем они выносят? - вопрошал Сергей Лашин. – Почему Лошагину вменяют, что он убил Юлию и вынес коробку с трупом, а им нет? Следствие также не предоставило главного доказательства вины – мотивов и цель убийства.

В это время явно скучающий судья и вовсе задремал. Сам Дмитрий, наблюдая явно незаинтересованный вид представителя Фемиды, с каждой минутой становился все мрачнее. Когда ему все-таки предоставили последнее слово, Лошагин разродился гневной тирадой:

- Всю свою жизнь я посвятил искусству. Всю свою жизнь я создавал, а не разрушал. - Я далек от юриспруденции, но могу провести некоторую аналогию, где прокуратура желает продать подороже, а мои защитники хотят купить подешевле. Но моя жизнь не разменная монета. Поэтому, принимая решение о моей судьбе, прошу суд архи-внимательно рассмотреть все аспекты этого процесса.

Под конец процесса Лошагин решил почтить память своей супруги и рассказал о своих взаимоотношениях с ней.

- Это была особенная женщина, не похожая ни на одну другую, - вспоминал Дмитрий. - Я даже принял ее условия о свободных отношениях. У нас были комфортные доверительные отношения. Было много планов на будущее. Мы хотели детей. 22 августа в моей студии была вечеринка, к которой все участники готовились с ответственностью, в том числе и я. Для меня было важно, чтобы прошло все хорошо. Чтобы были довольные гости, но самым главным для меня было прекрасное настроение моей супруги. В этот день я для нее заказал два букета цветов, один из которых подарил Юле на сцене и сказал, как сильно я ее люблю. Это было от души. Все было хорошо. Но вдруг все оборвалось.

Юлия - за пару часов до смерти

Юлия - за пару часов до смерти

Лошагин пояснил, что он пытался найти жену своими силами и ждал, что та вернется:

- С Юлией у нас было полное доверие. Я ей ни в чем не отказывал. Делал подарки, баловал. Мне хотелось, чтобы ей было хорошо со мной. Чтобы она была счастлива. У меня не было мотивов ее убивать. Все так называемые вещественные доказательства обвинения не имеют ко мне никакого отношения. Имеют место фальсификации. Была экспертиза трупа. Были обнаружены синяки, изнасилование, перелом шеи. Я не могу себе представить как это возможно...

Напомним, прокурор требует для фотографа 13 лет колонии строгого режима. При этом обвинение посчитало тюрьму недостаточно суровым наказанием, поэтому к колонии прокурор попросил добавить два года ограничения свободы. В частности запретить фотографу «посещать места массовых мероприятий», менять место жительства и выезжать за пределы муниципального округа. Учитывая, что Лошагин занимался в основном фотосъемкой на светских раутах, то можно сказать, ему запретили работать.

Также Дмитрий, если, конечно, судья встанет на сторону обвинения, будет обязан заплатить матери убитой супруги 50 миллионов рублей компенсации морального вреда.

Приговор по этому долгому делу огласят 14 ноября.