2015-05-11T16:41:29+03:00

«Этой войны хватило на всех...»

Освобождая Краснодар, Владимир Бирюков понял, что хочет прожить на Кубани всю жизнь [фото]
Летом 2014 года издал свою собственную книгу под названием «Страницы фронтовой памяти», завоевавшая «Гран-при» конкурса «Светись, светись, далекая звезда»Летом 2014 года издал свою собственную книгу под названием «Страницы фронтовой памяти», завоевавшая «Гран-при» конкурса «Светись, светись, далекая звезда»Фото: Евгения ХИЛЬКО
Изменить размер текста:

Владимир Ильич Бирюков - житель Краснодара, известный как учитель, депутат горсовета, лидер ветеранской организации и писатель. Этот человек одним из последних бойцов покидал оккупированный фашистами город, прикрывая отступление. А уже полгода спустя освобождал Краснодар от фашистов.

- Помню я то воскресенье, 22 июня. Люди испуганно метались по улицам: «Война, война началась!», - делится воспоминаниями ветеран. - Мы с другом рванули в военкомат добровольцами записываться, хоть и не было еще 18.

Но в военкомате и слушать не хотели: «Мал еще, подрасти - этой войны на всех хватит…». Только в январе 1942 года его призвали в ряды Красной армии. Боевое крещение принял вскоре - в марте, при наступлении на Таганрог, в арьергардных боях под Ростовом и при отходе на Краснодар.

«Они стремились нас унизить...»

- Весна 42-го в Ростове запомнилась редкой, вялой перестрелкой, больше гибло солдат не от налетов, а от неразорвавшихся бомб. А в конце июня немцы принялись беспощадно бомбить город на Дону. С самолетов сбрасывали не только снаряды. С небес летели рельсы, строительный мусор, и даже, простите, бочки с фекалиями… Так они демонстрировали силу, стремились унизить, запугать нас, - рассказывает Владимир Ильич. - Сбрасывали густым дождем и агитационные плакаты - приглашения к райской жизни, пропуски в плен, стишки типа «Ростов возьму бомбежкой - Кавказ пройду с гармошкой». Помню, на одном листке был нарисован улыбающийся Гитлер, который шагает по карте Советского Союза с гармонью и напевает: «Широка страна моя родная», а внизу Сталин с миниатюрной гармошкой поет: «Последний нынешний денек».

Собирать, а уж тем более читать эти листовки запрещалось.

- Но мы иногда подбирали - когда по нужде шли, - смеется пенсионер. - А на курево не брали. Брезговали.

Лето 1942 года было особенно тяжелым. Советские войска - обескровленные, поредевшие - отступали под натиском гитлеровской армии, имевшей превосходство в технике и живой силе. С тяжелыми оборонительными боями отходил 57-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (ОЗАД) из-под Таганрога в направлении Краснодара.

- Люди мечутся, кричат, срывая голоса, когда над ними начинают кружить фашистские самолеты - стреляют из пулеметов, сбрасывают бомбы… Никогда не забыть дикий рев раненых, окровавленных животных, запах горящего зерна на Крыловском элеваторе, - продолжает свой рассказ герой войны. - Сколько укора мы видели в глазах измученных людей! А у нас приказ - отступать.

В начале августа дивизион вошел в Краснодар и получил боевую задачу обеспечить противотанковую оборону северных подступов к городу.

- На Кавказ наступления не ожидали. Считали, что Гитлер опять на Москву попрет. А он взял, да и повернул на юг. Здесь было наших войск всего ничего, все под Москвой воевали, - вспоминает Владимир Бирюков.

Несмотря на огромный вражеский перевес, город защищали честно. Вчерашние школьники на Пашковской переправе, дивизия, в которой сражался Владимир Бирюков, - на мостах через Кубань, где сейчас начинается Яблоновский мост. Потеряв в бою танки и пехоту, немцы спешно отступили к заводу Седина. Отойти пришлось и нашим войскам. Для всех, кто остался в захваченном Краснодаре, начались шесть месяцев кошмара. Покидая город в августе 1942 года, юный Володя дал обещание над могилами товарищей - отомстить за каждого из них.

- Как сейчас помню, смотрю я на вымершие улицы: впереди, за городским парком - там, где нынешний Городской сад - огромный факел горящего нефтезавода. Небо затянула густая пелена черного дыма - и так мрачно, страшно стало, - рассказывает о событиях прошлого солдат. - В ночь перед боем хотелось быть вместе с однополчанами: мы говорили о мирном времени, о любимых девушках. Утром 9 августа прибыл замкомандира дивизиона и огорошил: враг прорвался с другого направления (немцев ожидали от Кущевской, а пришли они со стороны Елизаветинской). Мы сражались как могли, дивизион нес огромные потери - половина состава погибла. Но самое страшное, что не удержали мы город - враг взял Краснодар...

Голодные, промокшие, но освободившие Краснодар

Но недолго фашист топтал кубанскую землю. Одну за одной освобождала Красная армия станицы. Воронежская, Васюринская, Старокорсунская. Вот вошли в Пашковку. А там уже и до Краснодара можно на трамвае, шутили бойцы.

- Середина февраля 43-го года совсем не похожа на сегодняшние солнечные деньки. Февральских окон не помню, шли постоянно то дожди, то мокрый снег. - говорит Владимир Бирюков. - Но вот что интересно, ходили в вечно промокшей одежде, в разбухших сапогах - и никто не простывал! Не до того, видать, было...

После стольких горьких потерь и поражений, после жестоких боев, дивизиону пришел приказ срочно передислоцироваться: «Идем на Краснодар!»

- Во второй половине дня 11 февраля мы вступили в освобожденную Пашковскую и уже вечером заняли боевые позиции в районе теперешней ТЭЦ. Наступление пехоты на город началось в ночь на 12-е по Ставропольской. То тут, то там — автоматные очереди, взрывы гранат. Звуки отдалялись, слабели, а к утру все затихло. Помню тревожную тишину, и вдруг громкий голос майора Паталахи: «Город взят!», - рассказывает ветеран, будто это случилось вчера.

Продрогшие за ночь солдаты орали осипшими глотками, бросались друг к другу, выкрикивая победное «Ура!»

- Цэ вжэ наши! Город наш! Та невжели свободны! Ридни наши! - кричали от счастья женщины, встречавшие по утру освободителей и в приливе чувств кидались их обнимать.

Это потом, отдышавшись, огляделись. Город не узнать: за шесть месяцев оккупации его разрушили до неузнаваемости...

Заслужили право жить

Пути дивизиона и нашего героя расходятся после освобождения Краснодара. В конце 1943 года Владимир Бирюков отправился на краткосрочные курсы, где получил звание младшего лейтенанта, а затем - освобождать Украину и Польшу. Знаменитая 57-я была направлена в Крым и охраняла безопасность Ялтинской конференции, определившая судьбы мира в послевоенный период. О победе узнал Владимир Ильич на дежурстве.

- Забежал телефонист в будку: «Возьмите трубку, комдив вызывает». Слушаю начальника, а потом внезапно как заору. Мы оба выскочили из дежурки и просто кричали: «Победа! Победа!», - почти так же, как в 45-м, и сейчас кричит Владимир Ильич.

Война закончилась, а служба Бирюкова - нет. В 1946-м его перевели в Хабаровск. Там он и встретил свою любовь - Нину Георгиевну, с которой ни много ни мало прожил 61 год.

Освободительная операция, первая для рядового Бирюкова, была именно в Краснодаре. Побывав однажды в кубанской столице, Владимир Ильич решил вернуться сюда снова, чтобы прожить здесь всю жизнь, - настолько понравился ему теплый и радушный край.

ТОЛЬКО У НАС

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Она не сражалась на передовой, но спасала жизни в небе

Когда началась война, юная краснодарка Надя Гиталенко работала чертежницей. Готовила макеты блоков - составных частей для самолетов. Призвали на фронт ее только в 1942 году. Двадцатилетнюю девушку отправили на аэродром - там 558-му батальону нужны были наблюдатели. Синоптики - важное звено в обслуживании авиации. Они не сражались на передовой, но своими прогнозами погоды отвечали за безопасность полетов (читайте далее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «70-летие Великой Победы на Кубани»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных