Общество

Губернатор Ставрополья: Если люди улыбаются, здороваются, значит, я еще что-то правильно делаю

Владимир Владимиров рассказал в эфире радио "Комсомольская правда" об итогах года для региона и себя, несправедливых тарифах, зарплатах, пенсиях и самом важном новогоднем подарке
Губернатор Ставрополья стал гостем программы "Лица власти" на радио "Комсомольская правда" (105,7 FM в Ставрополе)

Губернатор Ставрополья стал гостем программы "Лица власти" на радио "Комсомольская правда" (105,7 FM в Ставрополе)

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

«ЕСЛИ СКАЖУ, ЧТО ЖИТЬ СТАЛО ЛЕГЧЕ, - СЛУКАВЛЮ»

- Лично Вам что запомнилось в уходящем 2016 году?

- Лично мне как Владимирову, как мужчине - семейные ценности. Дочка развивается — ей исполнился годик. Как губернатору - достойная преемственность, я имею в виду патриотические мероприятия, посвященные 9 мая, которые из года в год перетекают друг в друга. Если говорить о цифрах, то это наш хороший урожай, достижения наших сельхозпроизводителей. Мы всегда об этом помним и каждому из них говорим «спасибо». Программа региональных парков, которая была начата в 2010 году, дала свои результаты: невинномысский регпарк имеет уже 7 резидентов, причем очень крупных, более 1000 рабочих мест. Промышленный потенциал Ставропольского края растет. Мы меняли программу развития Северного Кавказа, включали в нее строительство школы города Ставрополя, детских садов, перинатального центра. Сегодня это все вводится в эксплуатацию. Мы вошли в программу ремонта дворов, создали программу поддержки местных инициатив. Нам есть чем гордиться. Несмотря на то, что год был високосный, он был хорошим для Ставрополья.

- Улучшилась ли исполняемость ваших поручений на местах. Изменились ли настроения людей? В рейтинге выживаемоти губернаторов вам в заслугу поставили снижение социальной депрессии. Вы это видите, когда ездите по районам?

- Людям тяжело, я отдаю себе в этом отчет. Все наши усилия по изменению зарплат, облегчению бремени ЖКХ, сокращению трат на продуктовую корзину, они все равно не достигают самого главного — люди богаче не становятся. Поэтому если я сейчас скажу, что нам всем легче и веселее стало жить, то слукавлю. Я в тот же магазин хожу и вижу, что хлеб покупал по 19 рублей, а сейчас он 27 стоит. Если говорить о социальном самочувствии, то люди сами оценят. В опросы, рейтинги я не слишком верю. А верю я в разговоры людей. Я много хожу и по Ставрополю, и в поездках по краю - если люди идут и улыбаются, здороваются, значит, я еще что-то правильно делаю. Вот когда отворачиваться начнут, может быть, вслед плюнут, - значит, пора будет или что-то менять, или уходить. Что касается исполняемости поручений, очень многих пришлось уволить, поменять, ротировать. Поручения поручениями, но я могу сказать, что если 2013 год мы закончили с неосвоением бюджета более 70 % - и за садики 1,3 млн возвращали, и за перинатальный центр 1 млрд вернули. В этом году мы никому ничего не возвращаем. Единственный штраф в 78 млн, который на нас наложили, за то, что мы не 1 июня ввели садик, а 1 сентября. Я считаю, что мы уже команда и с главами, и с моими заместителями, министрами. Мы прекрасно понимаем свою ответственность и то, что нам сегодня доверяют, дают возможность работать.

- А что осталось нерешенным в этом году? Какие есть проблемы?

- Очень бы хотелось, чтобы было побольше денег, но ряд решений (федеральных – прим. КП) привел к тому, что у нас чуть больше 6 млрд из бюджета изымаются. Это нерешенная проблема, хотя я лично на федеральном уровне много раз говорил о том, что нельзя за счет регионов строить развитие экономики всей страны. Человек родился, всю жизнь прожил в крае и наша задача — обеспечить ему социальную сферу. А если из этой сферы деньги изымать, то образуются пробелы: где-то школы не отремонтированы, больницы плохие, появляется платная медицина и плохие дороги. И этот ком растет. Самый главный вопрос, который мы не решили, - не добились 100-процентного сохранения доходной базы на следующий год.

К сожалению, мы не начали строить в Ессентуках стадион к Чемпионату мира 2018 года. Может, кто-то о нем забывает, но я всегда помню, потому что 5 команд, а это в среднем по 2 тысяч человек, из других стран приедет. Я очень люблю наш край, нашу страну, и хотел бы, чтобы они приехали и от удовольствия и счастья у них «дух перехватило». Поэтому надо торопиться. В остальных городах четыре площадки начали строить.

Не нашли средств, чтобы купить оборудование для поликлиники в Юго-Западном районе. Это вопрос очень тревожный, и здесь нам нужно посерьезней поработать. На будущий год, спасибо нашим федеральным депутатам, деньги на оборудование будут.

Если говорить о каких-то стратегиях, то наша задача хлебо-фуражный баланс переводить в мясо, молоко. Пока не теми темпами идем. Опять мы 2 % роста дали, а ставили задачу в 7 %. В будущем году немножко меняем стратегию, пытаемся выйти на гранты, посмотрим как у нас это получится. В два раза увеличим поддержку этого направления. Это очень важный момент. Знаете такое высказывание: требуй невозможного — получишь максимум. Так и надо работать. Чем больше мы будем злиться на себя из-за того, что что-то не выполнили, тем сильнее это будет нас изнутри разогревать и подталкивать к тому, чтобы делать.

- Вы сказали, что мы недополучим 6 млрд рублей, будет ли это означать, что мы начнем сокращать социальные обязательства. Будет ли индексация зарплат бюджетников и на каком уровне?

- Параметры бюджета следующего года окончательно не определены. Индексация зарплат бюджетников будет проведена в рамках майских указов. То, что президент нам поручил - довести зарплаты до уровня средних по экономике, - мы, конечно же, выполним. Но у крупных руководителей: меня, моих заместителей, министров индексации не будет. Мне очень часто задают вопросы и у нас в коллективе, а я отвечаю: «Вы считаете, что должны лучше жить, чем все остальные вокруг? Так не бывает». Пока для руководителей индексация по-прежнему заморожена.

«МОЯ МАМА ВСЮ ЖИЗНЬ РАБОТАЛА, А ПЕНСИЯ - 8600»

- Закон об аренде сельхозземель вызвал жаркую реакцию. В Ставрополе прошел съезд фермеров, где примерно 1000 человек выступили против этого закона. Ваша позиция поменялась или нет?

- Если у меня будет каждый день позиция меняться, то мы далеко не продвинемся. Зигзагом еще никто вперед не ушел. Я провел встречу с фермерами. Опасения людей понимаю. Человек, который сегодня имеет надел земли, арендные взаимоотношения, считает, что завтра при перезаключении договора не сможет его оформить, поскольку не попадает в 2,5 тысячи га. Это, конечно же, все лукавство. На действующие взаимоотношения закон никакого влияния не имеет. Я верю в этот закон только по одной причине: мы оградим собственную землю от входа внешнего капитала, от непонятных нам людей. У нас «горячие точки» земельные возникают каждый день. Это большая проблема, и я считаю, что такие ограничительные меры позволят нам контролировать этот процесс. Но есть другой вопрос, и мы с фермерами это обсуждали. Я - фермер, сельхозпроизводитель, и хочу дать своему сыну надел в 200 гектаров. И мы не имеем права не дать этого сделать. Соответственно, будем вносить изменения в этот закон для возможности добровольной передачи, выделения.

Следующий момент: я считаю, что моя аренда за пай сегодня очень низкая, а мне находящийся рядом хозяйственник предлагает больше. И мы не имеем права человеку, который получает не то, что он считает нужным за свою землю, не дать перейти к другому арендатору. В этом отношении тоже внесем изменения. Для этого мы специально создали комиссию по урегулированию земельных вопросов в досудебном порядке, и в рамках этого совместного механизма проведем урегулирование закона.

- Вы ожидали такой бурной реакции?

- Конечно же, я анализировал. Этот закон не в первый раз на Ставрополье принимается. Его принимали в 2005 году, хотя я считаю, что надо было еще в 1996 году это сделать, когда у нас начало валиться сельское хозяйство. Помните два первых декрета «О земле» и «О мире»? Это два самых сложных вопроса, поэтому к ним надо очень внимательно и аккуратно подходить.

- Еще одна громкая идея закона, которая прозвучала и от вас, - это так называемый «закон о тунеядстве» или налоге на неработающих граждан. На совещании в Магасе вы Дмитрию Медведеву напомнили об этой идее. Почему это так важно для Ставрополья? Что это даст нашему региону, если закон будет принят?

- Я бы даже начинал не со Ставрополья. Мы все платим социальные отчисления, обеспечиваем свои больничные в Фонде социального страхования и пенсионные накопления, социальную инфраструктуру. И если человек не платит во внебюджетные фонды, то убивает свою будущую пенсию. Структура пенсии такова, что она накопительная. И это станет большой проблемой через десятки лет для тех, кто получает зарплату в конвертах. На Ставрополье 563 тысячи человек, которые находятся в трудоспосбном возрасте от 23 до 55 лет, не платят никаких налогов и фактически находятся в «серой» зоне. Мы с этим боремся. За 3 года больше 200 тысяч человек вывели из этой ниши. Но это должна быть задача самого человека. Он должен думать, что в любом случае ему выходить на пенсию. Хотя много критики в адрес пенсионной системы, и я все прекрасно понимаю. Сейчас мою маму спроси, она скажет, что всю жизнь работала, а пенсия 8600. Что это такое? Я в реальном мире живу и никак от него не оторвался. Но тем не менее такова система. Что даст это Ставрополью? У нас 813 тысяч работающих и более 500 тыс. — неработающих. Каждый из работающих платит за неработающего. В этом году 11,5 млрд рублей, в следующем — 13,5 млрд будем платить для того, чтобы обеспечивать их содержание: медицину, образование. Все это мы платим из собственного бюджета. Каждый, кто платит налоги, платит за неработающее население.

Губернатор Ставропольского края рассказал об итогах года

Губернатор Ставропольского края рассказал об итогах года

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

- Наших читателей и слушателей очень волнует тема ЖКХ, тарифов. Причем не только рост, но и непонятность ценообразования на услуги ЖКХ. Что-то поменяется у нас в этом плане в следующем году?

- Сейчас идет тарифная кампания. К 1 июля следующего года мы подойдем уже с понятными цифрами. Чтобы сказать, что будет происходить с тарифами, нам нужно подождать хотя бы до 15 февраля будущего года. Мы в определенный клин вошли с федеральным центром, поскольку считаем, что есть несправедливое отношение к нашей тарификации. Зачем уничтожать наши собственные предприятия? Подталкивать нас к приватизации наших коммунальных активов? Нельзя этого делать. Я знаю точно, что в Твери котельная стоит, которая должна работать, но не работает, потому что хозяин не заинтересован, чтобы она работала. И так же у нас будет. Поэтому мы немножко еще доработаем, а потом будем говорить о росте.

А если говорить о непонятностях...У нас очень часто случается то, что в советское время называлось «перегибы на местах». Помните, когда в Нефтекумске в два раза росло отопление, в Буденновске в некоторых домах горячее водоснабжение вылетало за рамки разумного, общедомовые расходы, которые были выше, чем плата населения? И даже текущие нормативные расходы не выдерживают никакой критики. Я тоже здесь живу, и когда за свою квартиру плачу почти 9 тысяч рублей, то для меня это непонятно. Мы проводили с активными гражданами встречу. И только совместно будем добиваться обоснованности коммунальных платежей.

Сегодня очень много ажиотажа вызывает и вопрос увеличения платы за мусор. Этого мы точно у себя не допустим. С каждым случаем, я и управляющие компании предупреждаю, будем разбираться. У нас нет роста тарифов за вывоз мусора. Это необоснованно, тем более, сейчас, когда реализацию программы размещения мусора передвинули на два года.

- Три года исполнилось программе капремонта. Были проблемы с выполняемостью плана. Как сейчас обстоят дела с этим у нас?

- В этом году мы должны были отремонтировать 425 домов. Девять не отремонтируем, потому что они — культурное наследие, все остальное с вероятностью 99% сделаем. Спасибо работникам фонда, всем, кто брал на себя ответственность. Прошлый год мы закрыли, слава Богу. Программа капитального ремонта становится на рельсы. Но исполнение — это одно, а отношение людей — другое. И мне очень нравится и ваша журналистская позиция в вопросах качества, объемов ремонта. Если мы зашли ремонтировать дом, почему тогда площадку, придомовую территорию, подъезд не отремонтируем? Есть много вопросов, которые возникли в процессе реализации программы. Сегодня мы это все дорабатываем. Приняли решение, что в следующем году все дома будем ремонтировать и сразу же асфальтировать придомовые территории, бордюры класть, чтобы это было уже законченным объектом.

- Что сделано на Кавминводах в этом году и что планируется в следующем? Удалось ли найти инвесторов, готовых вкладываться в развитие курортов?

- Во-первых, спасибо за живое участие Валентине Ивановне Матвиенко. Она создала «клуб любителей города-курорта Кисловодска». В него вошли многие люди. Мы в этом году впервые за долгие годы увидели реальные деньги, поступающие в Кисловодский курортный парк. Впервые в истории кисловодского цирка начали его ремонтировать. Со своей стороны довели до ума Курортный бульвар. Инвесторы — сложный вопрос. Построен «Исток» в Ессентуках. Хотим, чтобы эта компания перешла в Кисловодск и точно такой же санаторий строила. Есть договоренности, но пообещать что-то сейчас не могу. Инвесторы, которые хотят вкладываться в нашу территорию, есть.

- Много вопросов вызывает курортный сбор, который, скорее всего, будет введен с марта следующего года. Прежде всего, они касаются механизма его взимания и распределения этих денег.

- Закон пока не принят, обсуждение идет, хотя уже в самой завершающей стадии. Мы считаем, что администратором курортного сбора должна быть налоговая инспекция. Я настаиваю на этой позиции, потому что не дело муниципальному служащему приходить в санаторий и разбираться с курортным сбором. Вопрос коррупции я не хочу, чтобы даже звучал. Отношение к специалисту администрации и налоговому инспектору совсем разное. Если говорить о механизме трат, я вижу общественный совет при фонде по распределению курортного сбора, которому администрация, то есть я вместе с главами, подает предложения о направлении денежных средств. 90 % сбора пойдет на благоустройство: цветники, малые архитектурные формы, дорожки. То есть то, что создает дух курортного города. И 10 %, возможно, - на участие в инвестициях, в форме подготовки. Допустим, проект реконструкции улицы Кирова в Пятигорске, Комсомольского парка или какие-то другие моменты, которые необходимы для города, но на которые мы не можем направить средства из основного бюджета. Так мы это видим. Но, повторю, обсуждение закона еще идет. Помимо нас есть еще пилотные регионы: Алтай, Крым и Краснодар, которые будут вводить сбор у себя на территории. У каждого свои особенности.

«МЫ УВОЛИЛИ 20 СПЕЦИАЛИСТОВ ЗА НЕПОЛНЫЕ ДЕКЛАРАЦИИ»

- На антикоррупционной комиссии вы сказали, что необходимо жестче закручивать гайки, создать такую атмосферу, при которой сам вопрос о совершении коррупционных правонарушений был бы невозможен. О чем идет речь, и какие «гайки» вы предложили закручивать?

- Вы же средство массовой информации? Крупнейшее в России? Вы же о всех фактах пишете? И человек, который хочет совершить коррупционное правонарушение, все это читает, видит, что вокруг него происходит, понимает, что нет срока давности за его преступление, что оно в любом случае будет раскрыто. Это и есть атмосфера нетерпимости. И это — самое главное. Не скрывать такие факты, показывать и тем самым уберечь некоторых людей, которые, может быть, колеблются, думают, что все дозволено, от рокового шага. Мы со своей стороны тоже атмосферу нетерпимости к таким нарушениям формируем. В прошлом году создали, по решению президента, внутри у себя целое подразделение по профилактике. Выявили более 600 нарушений декларационной политики, уволили 20 специалистов, среди которых были двое заместителей министров. Все работаем, и правоохранительные органы, и федеральные власти очень много для этого делают.

- Конец года ознаменован активными кадровыми перестановками: у нас назначаются новые главы городов. Будут ли перестановки продолжаться, увидим ли мы новых людей?

- Новых людей однозначно увидим, потому что я считаю, что самое главное, с чем нужно бороться, — это кумовство, дружеские и родственные связи. По любой территории я могу сказать, почему, где и какие решения принимались. Давайте возьмем Лермонтов. Мы провели там множество мероприятий, двух глав депутаты избирали, но тем не менее мне сегодня тяжело приезжать в город. Дом культуры сгорел 10 лет назад, но на втором этаже люди занимаются. Это неправильно. Нужно срочно что-то делать. Не бывает нерешаемых вопросов. По Невинномысску, я считаю, что Василий Павлович Шестак полностью свою миссию выполнил. Вы помните стрельбу в «Зодиаке», когда посетители устроили перестрелку с полицейскими. И нужен был приход силовика, чтобы это остановить. Собрать силовой блок, регламентировать работу ресторанов и кафе. Все помнят и коррупционный скандал, связанный со строительством виадука. Люди, которые воровали эти деньги, под следствием. Не забылось и то, как на площади в Невинномысске люди голодали в палатке. И Шестак свою задачу выполнил, город перестало трясти. Сегодня нужен хозяйственник. Потому что хозяйственные вопросы не доделаны. Мы не смогли в этом году 100 млн потратить на дороги, пришлось с Невинномысска эти деньги снять и отдать другому городу. Нужно строить второй виадук через железную дорогу, с городским хозяйством разбираться, бассейн и «Олимп» ремонтировать, решать вопрос с ЗАГСом. Поэтому, я считаю, Михаил Миненков, который хорошо проявил себя в Михайловске, отлично справится и в Невинномысске. Хотя у нас несменяемых и неприкасаемых нет. Кто будет плохо работать, будем менять.

Владимир Владимиров дал интервью радио "Комсомольская правда"

Владимир Владимиров дал интервью радио "Комсомольская правда"

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

КСТАТИ

«Я материальных желаний давно не загадываю»

- Что вы загадаете под бой курантов?

- Я материальных желаний уже давно не загадываю. У меня единственное желание всегда — чтобы все было хорошо. Ничего другого не прошу.

- Что бы Вы пожелали жителям Ставрополья в 2017 году?

- Хочется многое сказать. Наверное, потому что мы воспитанники Советского Союза, дедов, которые прошли войну, поэтому первое пожелание, чтобы был всегда мир. Мы разберемся в наших проблемах - есть руки и голова, чтобы их решать, но главное, чтобы не было войны. Конечно же, я хочу пожелать достатка и уверенности, потому что очень важно иметь уверенность в завтрашнем дне и достойный заработок. Желаю всем вырастить детей, воспитать внуков и увидеть правнуков, потому что это наша человеческая миссия.

- Какой подарок на Новый год был самым важным для Вас?

- Новый год все-таки семейный праздник, и мы дарим друг другу семейные подарки. Каждый из моих детей делал свой первый подарок. Вова подарил мне из пластилина Дедушку Мороза. Коля - пистолет, Ванечка мне сплел ромашку, а что будет делать Машенька, пока не знаю. Этот первый детский подарок на Новый год, мне кажется, самым важным и является. Я вспоминаю себя в детстве, мы тоже готовили подарки, поэтому все подарки на Новый год, которые дарят мои дети, — самое важное.

А вообще Новый год - это время дарить подарки. Отличная наша ставропольская традиция - поехать в детские дома, дома малютки, геронтологические центры, повстречаться с людьми, дать им возможность увидеть других людей, порадоваться. Ведь это же время чудес и люди хотят чуть-чуть прикоснуться к этому чуду.

- Как встречают и проводят Новый год в вашей семье?

- Как и у всех: собрались дома, в кругу семьи, приятные приготовления до 10 часов, потом сели за стол, открыли шампанское, проводили год, послушали президента, встретили новый год, посмотрели новогоднюю программу, в 5 утра легли спать. С утра встали, если снег есть, почистили снег, если нет, сели за стол, в течение 9 дней доели все, что приготовили на Новый год, и пошли на работу.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ СЛУШАТЕЛЕЙ

Антонина:

- Скажите, пожалуйста, когда-нибудь контролируется ЖКХ, проверяется или нет? Вообще беспредел творится и в стоимости, и в качестве услуг. Можно хотя бы раз в год проверять?

Владимир Владимиров:

- На будущий год мы доработали структуру контроля за управляющими компаниями. Когда мы говорили о лицензировании, я отмечал, что мало лицензировать, после этого нужен механизм проверки лицензий и их изъятия. Сегодня Валерий Савченко (начальник управления Ставропольского края по строительному и жилищному надзору, - прим.) обладает всей полнотой власти в работе с управляющими компаниями: проверки, штрафных санкций, отстранении от работы. По-моему, четыре компании мы отстранили за этот год. А если есть частный вопрос, и вы считаете, что УК не дорабатывает, можно вопрос адресовать мне, а я уже разберусь кто наведет порядок.

Валентина Алексеевна:

- Меня интересует повышению цен на лекарства. Постоянно мы слышим о том, что их контролируют, но я этого не вижу и могу привести пример: покупала лекарство 20 июля за 2387 рублей , а 9 декабря оно уже стоит 2724 рубля.

Владимир Владимиров:

- Не буду говорить о контролируемом и неконтролируемом списках лекарственных препаратов, - отреагировал губернатор, - но нужен номер аптеки и название лекарства, тогда будет гораздо проще понять это хамство хозяина, экономическая необходимость или наши просчеты.

Александр: - О судьбе Терской породе лошадей, которая выведена у нас на Ставрополье и находится на единственном конном заводе в Александровском районе. Она малочисленна, будет ли программа спасения? Потому что на данный момент всего около 100 голов маточного поголовья, а это ниже критического уровня. Сейчас конный завод находится в частных руках, и хотелось бы узнать может ли как-то повлиять правительство края на то, чтобы порода существовала, процветала?

Владимир Владимиров:

- Терская порода, действительно, бренд нашего края. С заводом мы точно проговорим что за ситуация, почему пытаются потерять нашу породу. А все, что нам дедами было передано, мы не теряем, и будем над этим работать.

Александр Андреевич:

- Какое состояние дел с выделением квартир детям-сиротам, которым исполнилось 18 лет?Когда этот вопрос будет решен?

Владимир Владимиров:

- Мы не сократили в этом году очередь. Сегодня тех средств, которые мы направляем на реализацию программы обеспечения детей-сирот жильем, хватает только на то, чтобы не наращивать очередь. У нас порядка 800 человек в очереди. Я вам не скажу, что мы в следующем году ее ликвидируем. Каждый год у нас прибывает от 800 до 900 человек. Грубо говоря, год-два-три люди у нас стоят в очереди. К сожалению, в ближайшие три года очередность по детям-сиротам у нас в крае будет сохраняться.