2017-07-24T15:57:38+03:00

Артем Тарасов в последнем интервью "КП": Когда я вернулся в Россию, тут воровали уже по-крупному, миллиардами

Незадолго до своей смерти первый легальный миллионер в СССР откровенно ответил на вопросы “Комсомольской правды”
Поделиться:
Комментарии: comments39
Тарасов был разносторонней личностью: предприниматель, политик, писатель. Его последним проектом была телепрограмма, посвященная изобретателям, которая так и не вышла в эфирТарасов был разносторонней личностью: предприниматель, политик, писатель. Его последним проектом была телепрограмма, посвященная изобретателям, которая так и не вышла в эфирФото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

Весь прошлый и нынешний год Артем Тарасов работал над телепроектом: планировалось, что на одном из федеральных телеканалов выйдет в эфир его телепрограмма, посвященная изобретателям. Конечно же, бизнесмен, планировавший стать еще и продюсером и телеведущим, был заинтересован в максимальной медийной поддержке его нового детища. Что и толкнуло его на телефонный разговор с «КП». Телепрограмма, увы, в эфир так и не вышла. Тарасов рассказал тогда, что в самый последний момент что-то непредвиденное случилось с финансовой составляющей проекта. Сам же разговор вышел далеко за рамки обсуждения текущего положения дел в телеиндустрии, и Артем Михайлович согласился на то, чтобы получившееся интервью вышло в свет.

- Артем Михайлович, вы были в эмиграции, а почему сейчас не в ней?

- Когда человек выдавливается из страны, т.е. не уезжает по собственному желанию, он сравнительно быстро адаптируется к новой жизни. Я был выдавлен в эмиграцию, причем дважды, уголовным преследованием. И чтобы не сидеть в тюрьме, я «отсидел» в Лондоне. И вот когда человек выдавлен, то он не просто болеет ностальгией, а считает себя оставшимся там, откуда его выдавили, ему очень хочется домой. И вот 8 лет я жил в Англии, на чемоданах, на съемных квартирах, и дом там купил только на 7-м году эмиграции. Всегда я хотел вернуться в Россию, и вернулся. Хотя не очень верил в возможность вернуться. И даже написал в Лондоне книгу, а вернувшись, встретился лицом к лицу со многими людьми, которых упомянул в ней. Мог поплатиться за искренность, но обошлось без судов. Позже написал еще один роман, на английском языке. Он вышел в свет в Нью-Йорке, и агент сообщил, что вроде бы им даже в Голливуде заинтересовались. А вот в Америку я невъездной.

- И что это стоило – вы приняли какие-то условия или все само рассосалось?

- Рассосалось – правильное слово. Все люди, которые на меня давили, ушли со своих госпостов в частный бизнес. Дело просуществовало целых 20 лет, мне шили контрабанду нефти. Я всегда спрашивал: «Контрабанда бриллиантов – это понятно – положили их в чемодан и попытались вывезти. А контрабанда тысяч тонн нефти – это как? Ночью гнать через границу состав или танкер?». Само сочетание контрабанды и нефти – это глупость! По этой глупой статье меня два десятилетия преследовали и остановили дело за давностью лет. Все следователи рассосались, и у меня появилась возможность вернуться. Да и что за мелочи – несколько десятков миллионов долларов – мне предъявляли? Когда я вернулся, воровали уже по-крупному, миллиардами.

- Бориса Березовского убили?

- Я был первым человеком, к которому пришел Березовский в Лондоне. Меня попросили помочь ему в адаптации к лондонской жизни. Я долго с ним общался. Потом наши отношения прекратились, т.к. я вернулся в Россию, а Березовский остался в Англии. И он потом просто физически боялся встречи с любым человеком, приехавшим из России. Что же касается его самоубийства, то им занимался Скотланд-Ярд, и я абсолютно доверяю этой организации. Выводы Скотланд-Ярда – 100-процентная правда.

- На закате перестройки вы были политически активным – выдвигались и в президенты РФ, были депутатом Госдумы. А сегодня?

- Я не занимаюсь сегодня политикой. Мое желание стать, например, губернатором (я дважды баллотировался в губернаторы Санкт-Петербурга и Красноярска)… Зачем я это делал? У меня есть абсолютная уверенность в том, что я знаю способы, которые могли бы вывести нашу страну в цивилизованное состояние, т.е. привести Россию к тому историческому месту, которое она могла бы занимать в сегодняшнем мире. Чтобы реализовать такие способы, необходимо быть во власти, потому что только власть может решить – делать это или нет. С этим я шел на выборы, а не ради должностей, которые приносят деньги. Я всегда считал, что пост губернатора – это плохо оплачиваемая работа, а не возможность заработать миллиарды.

Сейчас я занимаюсь безумно интересными вещами, а именно внедрением инноваций. Это поглощает меня полностью. Поэтому я решил больше не пытаться заниматься политикой. Мне не важно – какая власть, мне важно – какое качество жизни у моих сограждан.

- Вы решили вступить в соревнование со Сколково?

- Сколково и внедрение инноваций, по моему мнению, это две разные вещи. Сколково – попытка построить некоторое элитарное сообщество, в которое приглашена одна миллионная часть ученых, которым созданы благоприятные для работы и исследований условия. А приглашать надо не только ученых, но и крупные компании. В Сколково просочились считанные проекты.

Я вот тут недавно был в РВК. Это Российская венчурная корпорация. За последние 5 лет она потратила на развитие инноваций порядка 300 млрд. рублей, рассмотрев за прошлый год 260 проектов, из которых 240 отвергли, 10 решили финансировать, а еще 10 отложить на потом. Я попросил их отдать мне отвергнутые проекты, ведь даже с расчетом на то, что половина из них действительно являются бредовыми, в другой половине можно найти инновации, которые принесут миллиарды. Любая работоспособная инновация, любое полезное изобретение является национальным достоянием. Я ничего не отвергаю. И все у меня успешно двигается.

Я тут недавно дошел до одного высокопоставленного чиновника, предложив создать глобальную, международную инновационную корпорацию на паритетных началах. Деньги никуда не уходят: российские остаются в России, американские – в США. Но россияне разрабатывают, доводят до ума изобретения, а американцы ищут на них покупателей и рынок сбыта. Эффективность такой модели работы с любой инновацией возрастает в разы. Я уже нашел иностранных партнеров, пришел к чиновнику. И он в ответ на мое предложение сообщил, что рад принять американские деньги, написал реквизиты своего фонда и попросил перевести эти деньги туда. Вот он – уровень... Ходил я по уже существующим инновационным российским фондам, существующим на бюджетные деньги. Там мне говорят одно и то же: «Статистика показывает, что из десяти инноваций внедряется одна. Мы уже рассматриваем восемь заявок. Девятая и десятая нам не нужны, чтобы не отчитываться за потраченные деньги».

- Легко ли заработать миллион?

- Легко, но в разных странах он зарабатывается разными путями.

- Первым советским миллионером некоторые все же считают Остапа Бендера, а не вас. Не обижаетесь, когда ваше имя ставят рядом с этим литературным героем?

- Кстати, я отвез в Рио-де-Жанейро его трехметровую статую. И там она сейчас находится, к сожалению, не пристроенная. А мы хотели ее там установить, так или иначе исполнить мечту великого махинатора и довезти его до Рио. И все же, Бендер действовал по-другому. Я заработал свой первый миллион открыто, легально. Так что я был легальным и продолжаю им оставаться. И мне нечего скрывать, что раздражает безумное количество людей, которые многое скрывают.

МЕЖДУ ТЕМ

Версия: первый советский миллионер Артем Тарасов умер из-за экспериментального метода лечения рака

Первой о смерти Артема Тарасова сообщила гражданская жена советского миллионера Елена Дмитрук. Эту информацию «Комсомолке» подтвердили в партии «Яблоко», куда входил предприниматель. Официально причина смерти пока не называется, медицинского заключения еще нет. Но близкие коммерсанта анонимно рассказали «КП», что он мог умереть из-за экспериментального метода лечения онкологии. Тарасова поверил некоему профессору, «открывшему» способ жить хоть до 200 лет (подробности)

 
Читайте также