В мире

Полная американская безнадега для оставшихся индейцев

Несколько слов о недооцененной кинокартине «Ветреная река», которая показывает нам, что есть и другая Америка – неприглядная и местами жуткая
Фильм «Ветреная река» (Wind River) получил приз за лучшую режиссуру в каннской программе «Особый взгляд»

Фильм «Ветреная река» (Wind River) получил приз за лучшую режиссуру в каннской программе «Особый взгляд»

НЕТ БОЛЬШЕ СПОКОЙНЫХ МЕСТ

Сытые и чопорные, буржуазные и аристократичные Старый и Новый свет веками поддерживали один из важнейших элементов собственного имиджа - спокойную, безопасную жизнь во всех своих пределах: от столичных просторов до глубокой провинции. Леденящие душу криминальные новости последнего десятилетия с окраин Парижа и пригородов Лондона списывались на нелегальных мигрантов, наводнивших страны, действительно считавшиеся до недавнего времени безопасными для проживания.

В США тоже есть свои территории, на которых хваленые американские закон и порядок не действуют вообще или действуют вполсилы. В их числе - огромные куски приграничных штатов, на которых живут преимущественно мигранты из Мексики, обеспечивающие работу наркокартелей. Целые кварталы огромных мегаполисов, контролируются печально известной в США бандитской группировкой MS-13. А есть еще и индейские резервации, где законы штатов вообще не имеют никакой силы.

ТЕХАССКАЯ ГЛУБИНКА, КАК ШКОЛА ЖИЗНИ

Для американского актера, сценариста и режиссера Тейлора Шеридана такие для обычного человека terra incognita стали в последние несколько лет приоритетными. Родившийся в техасской глубинке, он, по его собственному признанию, навсегда остался бы там, если б его родители не потеряли свое движимое и недвижимое имущество. А таковым было ранчо, роль дома выполнял вагончик, в котором кроме кроватей была лишь магнитола. Бросив родные пенаты, а заодно и университет, Шеридан отправился покорять Голливуд, где после нескольких заметных ролей в кино решил переквалифицироваться в сценариста, что принесло ему больший успех. Но первый режиссерский опыт - фильм «Ветреная река» (Wind River) - обеспечил ему мировое признание. Картина получила приз за лучшую режиссуру в каннской программе «Особый взгляд».

Роль агента ФБР в исполнила Элизабет Олсен. Фото: кадр из фильма «Ветреная река»

Роль агента ФБР в исполнила Элизабет Олсен. Фото: кадр из фильма «Ветреная река»

ДЕПРЕССИВНАЯ РЕЗЕРВАЦИЯ

Уинд-ривер – индейская резервация в штате Вайоминг: много земли и много снега, мало жителей и невероятно высокие безработица, уровень самоубийств и количество преступлений. Индейцы не любят белых, белые не любят индейцев. Белые испытывают чувство вины за колонизацию европейцами Америки, индейцы это чувство всячески эксплуатируют для получения всевозможных выгод, в том числе и в плане избирательности применения законов по отношению к ним. На деле, индейские резервации в США – это территория, где действуют отдельные законы (федеральные и законы племени), а с учетом того, что полицейские в США находятся в ведении губернатора конкретного штата, то для расследования преступлений, совершаемых в резервациях, у ФБР попросту не хватает сил.

Действие «Ветреной реки» происходит в Уинд-ривер. Фильм этот – художественный, по признанию Шеридана, не привязанный к реальному событию, но без каких-либо вымыслов, очерняющих действительность индейских резерваций. Настоящий вестерн с элементами детектива – в снегах Уинд-ривер обнаружен труп молодой девушки, местный шериф не в состоянии в одиночку провести расследование, просит помощи у федеральных властей, и прибывшая на место преступления федеральный агент (ее роль исполнила Элизабет Олсен) берется за дело… Но явной целью Шеридана была как раз не съемка увлекательного своими детективными подробностями фильма, ему важно было показать конфликт бледнолицых с потомками тех, кого вынудили жить по совсем другим правилам.

ВЕЧНАЯ БЕЗНАДЕГА КРАСНОКОЖИХ

Шеридан сравнительно равнодушен к славе и популярности. По крайней мере, он редко дает интервью. Но для «Комсомолки» согласился ответить на несколько вопросов.

- Тейлор, на «Ветреную реку» были критические отзывы, и почти все обвиняли вас в чрезмерно жесткой экранизации сцен насилия. Вы предполагали такое, когда работали над фильмом?

- Об ответственности киноиндустрии за прославление насилия говорят сейчас все. Но если пуля вылетела из ствола, если она убила человека, то этого не нужно показывать? Вот если бы человек был застрелен, а потом его труп расчленен, и все это было бы детально, со смаком снято и показано, то тогда режиссеру стоило бы задумываться – нужно ли все эти сцены включать в картину, да и вообще снимать. А пока в нашей жизни людей убивают не только в кино. И мне не пристало надевать на себя маску эстета, который бы те же сцены убийства избегал бы в принципе или снимал бы их, не раня душу зрителя. Здоровый реализм в искусстве никогда не прославлял насилие. А настоящее искусство всегда пробуждало в обществе потребность в социальных изменениях, настраивало на активную позицию. Именно поэтому я верю в силу искусства, в силу кино.

- Принимаясь за работу над очередным фильмом, вы думаете об этой силе и, как следствие, о возможных изменениях в обществе, на которые ваш фильм мог бы сподвигнуть?

- Моя задача – рассказать историю, которая заставляет зрителя чувствовать и понимать, что его чаяния кем-то уже услышаны. Извинения? Наверное, они тоже должны присутствовать. Если говорить о «Ветреной реке», то никуда не деться от того, что эта резервация – богом забытое место на земле, в котором царят вечная стужа и вечная безнадега. В лучшие времена индейцы могли бы спокойно мигрировать в более благоприятный по всем условиям регион, но теперь они в резервации, что констатирует провал этой «благородной» затеи обеспечить коренным народам Америки относительную самостоятельность и независимость. Итогом стало плачевное положение дел в резервациях. И дело не в том, что вожди уже устали кричать об этом на всех углах, дело в том, что их никто не слушает.

- Но вашим личным итогом «Ветреной реки» стали Канны, не так ли? Что это значит для вас – признание в международном масштабе вас, как режиссера, или то, что о ситуации в индейских резервациях в США заговорили во всем мире?

- В сегодняшнем мире, когда и Интернет, и кинопрокат не имеют границ, практически любой фильм сразу же «перешагивает» за пределы того же Голливуда. На практически все свои работы (актерские роли и сценарии) я получал реакцию со всего мира. Теперь об истинном положении дел в индейских резервациях в США стали говорить больше и чаще.