2019-01-28T02:11:22+03:00

Большое сердце Евгения Леонова

25 лет назад не стало великого и бесконечно любимого народом актера
Леонид РЕПИНобозреватель отдела специальных корреспондентов
Поделиться:
Комментарии: comments16
В кино он умел быть разным. А в жизни почти всегда был таким: добрым, с мягкой улыбкой. Фото: Валентин МАСТЮКОВ/ТАССВ кино он умел быть разным. А в жизни почти всегда был таким: добрым, с мягкой улыбкой. Фото: Валентин МАСТЮКОВ/ТАСС
Изменить размер текста:

Вот ведь какое удивительное ощущение: человека давно нет, а кажется, будто он по-прежнему где-то рядом, что вот-вот должна случиться премьера нового фильма - и он снова возникнет на экране, как будто не было всех этих лет без него. И от радости встречи с ним так томительно защемит в груди…

Однажды я спросил Евгения Павловича: «А кем вы считаете себя в большей степени - артистом театра или кино?» Он широко улыбнулся своей обезоруживающей обаятельной улыбкой: «Скорее - театра… наверное…» А вот на сцене-то я никогда и не видел его, спросил: «И вы могли бы отказаться от кино ради театра?» Он помедлил, ответил не сразу: «Не знаю… Наверное, нет…»

О себе рассказывать не любил, больше расспрашивал - в основном о нашей газете, кто в ней работает («Все с журфака, наверное?») и удивился, узнав, что народ у нас собирался не по дипломам, а по зову души, скажем так. Были и актеры по образованию, были и инженеры, историки, педагоги. Подумав, Леонов сказал: «А так и должно быть…» И добавил свое любимое: «Наверное…» Вероятно, могло бы сложиться впечатление, что Евгений Павлович человек не особо решительный, но это не так: в нужные моменты он мог обернуться стойким в решении, даже упрямым. Таким по крайней мере он остался в моей памяти.

Отец Леонова был инженером на авиазаводе, и это обстоятельство решительно наметило начало пути: Евгений поступил в Авиационный техникум, поскольку глас музы его пока еще не настиг. Случилось это на третьем курсе: Леонов развернулся спиною к расчетам и формулам и поступил в Московскую экспериментальную студию, которой руководил известный балетмейстер Ростислав Захаров. Юноша танцевать не собирался, а стать драматическим актером очень ему захотелось. Где-то в отдалении зовущая флейта музы все-таки прозвучала. Он окончил студию и вскоре поступил в труппу Театра им. Станиславского, что на улице Горького, по случаю - в двух шагах от его родного отцовского дома на Васильевской улице.

Театр он полюбил самозабвенно - в полном смысле этого слова: выходил на сцену даже с воспалением легких, себя не жалел и никаких отговоров не слушал. Зарплата, однако, была ничтожнейшей, и молодой артист стал сниматься в рекламе. Режиссер театра, узнав о том, повелел собрать деньги для Леонова: «Раз тебе они так нужны…» И было в этом жесте для Леонова столько обиды… Он ушел к Марку Захарову в «Ленком» - великий режиссер увидел будущее молодого артиста.

В 1988 году во время гастролей в Гамбурге Леонов едва навсегда не остался в Германии. В этом городе он пережил клиническую смерть. Остановилось сердце… Сразу после - обширный инфаркт. Рассказываю, потому что и сам впервые услышал об этом от него самого. Он пролежал в коме 16 суток. Слава богу, снова вышел на сцену, и мы увидели его в замечательных, незабываемых фильмах.

Он был удивительным и от всего сердца, с полной отдачей всего своего существа, воплощал образы трагических и комедийных героев. Леонов должен был играть в спектакле «Поминальная молитва», а на этот раз на сцену не вышел, оторвался тромб и ударил в сердце… Зрители не расходились до утра и стояли возле театра с горящими свечами в руках, которые раздобыли в соседних домах. Горели, колеблясь, свечи - и грели светлую память о нем…

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Леонид Репин «Свидетель истории»»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также