2019-09-10T18:12:18+03:00

Дочь знаменитого шахтера Никиты Изотова: За одним столом со Сталиным папа позволил себе произнести тост за Орджоникидзе

Тамара Никитична рассказала «Комсомолке» о нелегкой судьбе отца
Поделиться:
Комментарии: comments22
В семье Изотовых хранят память о прославленном предке. Фото: личный архив героя публикацииВ семье Изотовых хранят память о прославленном предке. Фото: личный архив героя публикации
Изменить размер текста:

В первой половине прошлого столетия во всем Советском Союзе трудно было найти человека, который ни разу не слышал бы о нашем земляке Никите Изотове. Будучи забойщиком первой горловской шахты «Кочегарка», в 1932 году Никита Алексеевич добыл за смену 20 тонн угля. Целый железнодорожный вагон!

- Я стараюсь заполнить, уплотнить свой рабочий день, не растрачивать время, дорогое и для меня, и для государства. Если на нашей шахте и на всех шахтах каждый забойщик полностью использует свое рабочее время, он сделает намного больше, чем делает теперь, и наша страна получит дополнительные тысячи тонн угля, - эти слова Никиты Изотова были опубликованы в газете «Правда» 12 мая 1932 года.

Но это было только начало покорения вершин. В 1933 году Никита Алексеевич организовал на шахте участок - школу для повышения квалификации молодых забойщиков посредством инструктажа на рабочем месте. «Изотовские» школы быстро получили широкое распространение по всей стране.

Сразу после возникновения стахановского движения Изотов выполнил за смену больше 30 норм – добыл 240 тонн угля. А в первый февральский день 1936 года Никита Алексеевич установил новый мировой рекорд – 607 тонн угля за 6 часов работы.

Метод Изотова был основан на тщательном изучении угольного пласта, умении быстро производить крепление горных выработок, четкой организации труда и содержании инструмента в порядке.

Никита Алексеевич был настоящим тружеником. Фото: личный архив героя публикации

Никита Алексеевич был настоящим тружеником. Фото: личный архив героя публикации

Работал с детства

Накануне Дня шахтера мы решили встретиться с дочерью Никиты Изотова и отправились в Горловку. У ворот нас встречает дочь Тамары Никитичны – Людмила. Сама хозяйка из-за возраста с трудом передвигается, поэтому ждет нас в уютной беседке, где уже накрыт небольшой стол. Духовые пирожки с вишней и абрикосами и клубничный компот – дело рук самой Тамары Никитичны.

- Моя бабушка как-то сказала: «В нашем роду, как детишки ходить начинают, так сразу родителям помогают. Кто-то скот кормит, а кто-то полет». Мы очень бедными были, курицы, и той во дворе не было, - рассказывает женщина. - Бабушка замуж выходила в латаной юбке. А туфли на венчание ей подружка дала и сказала: «Ноги под краном помоешь – обуешь, а как повенчаешься – снимешь». В юности бабушка моя была необыкновенно хороша собой, вот из-за этой красоты дедушка на ней и женился.

Отец Никиты Изотова вернулся с Японской войны увечным - без глаза. Поэтому на работу бывшего солдата никто брать не хотел – даже сторожем. Но без дела он не сидел.

- Когда была возможность – шабашничал. Но этих заработков было недостаточно, чтобы прокормить семью, - говорит Тамара Никитична. - Поэтому Никите пришлось работать с малых лет. В годик он уже гонял гусей, чтобы они с дорожки не сходили. За еду работал. Тогда, в царской России, это было обычным делом. А в девять лет ему лошадей доверили. Помещик как-то сказал деду: «Хороший у тебя сын растет, я видел, как он сахарком лошадь кормил – не сам съел, а поделился с животным, я даже прослезился».

Обсуждали с Горьким трудовые будни в пекарне

В поисках работы дед поехал в Геленджик. Позже позвал туда и семью. Когда они уезжали, барин заплатил Никите 50 рублей – по тем временам сумма приличная.

- До этого никому деньги за труд не платил, все работали только за еду. На прощание сказал: «Сын твой вас кормить будет, вот увидишь». А деда на работу так и не взяли, но зато он смог устроить Никиту коридорным в гостинице. Ночью он должен был чистить обувь постояльцев, а утром разносить им чай, а затем бежать в порт зазывать людей в гостиницу.

Как-то Никита встретил в порту буфетчика с одного парохода. Мужчина спросил мальчика, сколько он зарабатывает. Никита ответил - три рубля. Буфетчик предложил ему работу на пароходе за пять рублей. За эту зарплату нужно было мыть полы и посуду. Никита сел на пароход и уплыл, никого об этом не предупредив. Когда через две недели подросток вернулся, его встретил отец и прилюдно выпорол за то, что ушел без спросу.

- После этого он устроился в пекарню. Спустя годы Максим Горький спросил у папы: «А вас в пекарне водой обливали?» - «Обливали». Горький сказал: «И меня обливали, я ведь тоже работал в пекарне».

Максим Горький вручает Никите Изотову Орден Ленина. Фото: личный архив героя публикации

Максим Горький вручает Никите Изотову Орден Ленина. Фото: личный архив героя публикации

Изотов рассказывал дочери, что работать приходилось практически круглосуточно, без выходных. Он очень уставал. Когда ложился спать – ни ног, ни рук не чувствовал. А в три часа ночи нужно было уже вставать – разносить по магазинам булочки. Никто, конечно, проснуться в это время был не в состоянии. Поэтому-то работников и обливали холодной водой.

Приписали в документах два года

Когда началась Первая мировая война, семья Изотовых переехала из Геленджика в Горловку. Здесь действовала агрофабрика, где производили топливные брикеты из угольной пыли и смолы для отопления пароходов.

- С движущейся транспортировочной ленты нужно было снимать и складировать эти брикеты. Папу могли взять туда только при одном условии: нужны были документы, подтверждающие, что ему уже исполнилось 14 лет. На тот момент ему было всего 12. Деду пришлось ехать на Орловщину и просить об этом священника. Поставил ему «бутылочку» и сказал, что если сын не сможет работать, то вся семья умрет с голоду. Священник согласился и выдал нужный документ.

Никита работал два с половиной года по 12 часов ежедневно без выходных и праздничных.

- Он мне говорил: «Деточка, я работал так, что по окончании смены не мог смотреть на белый свет. Смола выедала глаза. Упаду на землю и лежу до тех пор, пока мои глаза не придут в норму. Иначе не мог идти». Я вот смотрю на Путина и вижу в нем своего отца - такой же рабочий человек.

В семье Изотовых хранят память о прославленном предке. Фото: личный архив героя публикации

В семье Изотовых хранят память о прославленном предке. Фото: личный архив героя публикации

Когда Никите по документам исполнилось 16 лет – он пошел работать в шахту. С этого все и началось. Сначала был лампоносцем. Потом один забойщик научил его рубать уголь киркой.

- Папа ложился под пласт и рубил огромные глыбы угля на себя, - говорит женщина. - Он начал хорошо зарабатывать. Бабушка сшила себе юбку и платье. Никита и сестричку одел. Дал деньги на ремонт дома. Помогал он хорошо.

Строил оборонительные рубежи

С 1934 года Изотов уже руководил угольными трестами и комбинатами в Донбассе. Позже стал членом Коммунистической партии Советского Союза и депутатом Верховного Совета первого созыва.

- В то время у нас была дача за Путиловским мостом. Там было две бильярдные комнаты, терраса с пальмами и олеандрами, плетеная мебель. А еще - шикарный парк, - вспоминает Тамара Никитична. - Хоть у нас было две домработницы – стирала все равно я. За это на родителей не обижалась. Зиночка, сестра моя родная, была отличницей, постоянно грамоты приносила. У меня же лучшая оценка в школе была - «хорошо». Когда мне было учиться? Телефонов не было, меня часто посылали с поручениями то к тому, то к этому. Даже в грозу и ливень приходилось бегать.

Тамара Никитична вспоминает, что как-то ее отец за одним столом со Сталиным позволил себе произнести тост не за Иосифа Виссарионовича.

- Папа поднялся со своего места и предложил всем выпить за товарища Орджоникидзе. Сталину это не понравилось – он обратился к кому-то из своих помощников и спросил: «А он у нас один такой или что?» Ему ответили: «Найдем еще!» Спустя время мир узнал о Стаханове.

Изотова всегда уважал коллектив. Фото: личный архив героя публикации

Изотова всегда уважал коллектив. Фото: личный архив героя публикации

началась война, семья Изотовых жила в центре Донецке – в районе гастронома «Москва», в пятикомнатной квартире. Никита в первый год Великой Отечественной войны вместе с руководителями шахт и горняками строил оборонительные рубежи. По званию он был подполковник.

- Папа попал под Ростов. К тому времени немцы уже подобрались к окраине города. Нас эвакуировали в Караганду. Для людей там уже были готовы землянки. Нас с мамой на время поселили в четырехкомнатную квартиру. Мама сказала: «Это для нас много. Можно я возьму жить сюда людей, которые ехали со мной в вагоне?» Ей позволили. И она взяла к нам еще четыре семьи.

Дома Изотовы оставили всё. С собой взяли только по чемоданчику с самыми необходимыми вещами и несколько ковриков, чтобы постелить на деревянные лавки в поезде.

- В донецкой квартире мы оставили очень много дорогих вещей. Тогда на первом месте была жизнь, а не ценности. Потом мы узнали, что люди всё разворовали. Остался там и очень ценный ковер, который папе прислали в подарок из Средней Азии. Оказалось, что этот ковер присвоил себе один из наших водителей - Павел Акимович.

Тяжкий труд подкосил здоровье

Спустя время Никита Изотов узнал об этом инциденте и сказал шоферу: «Найдешь мою жену и детей и привезешь их ко мне. Тогда я тебя прощу». Для Павла Акимовича это было то же самое, что искать иголку в стоге сена.

- Но отцу было все равно – он очень по нас скучал. Водитель отправился за нами по пути нашего следования. На каждой станции он спрашивал о нас. Мы тогда долго на них стояли. Была всего одна колея, а на фронт то санитарные вагоны ехали, то боеприпасы везли, то эшелоны с танками отправляли – с подбитыми на ремонт в тыл, а с новыми и отремонтированными – обратно на передовую. Мы могли по три дня стоять на станциях, ждать, пока появится окошко для проезда.

Изотова всегда уважал коллектив. Фото: личный архив героя публикации

Изотова всегда уважал коллектив. Фото: личный архив героя публикации

На одном из вокзалов шоферу ответили, что мы повернули в Караганду – в Казахстан.

- Помню – в три часа ночи стук в дверь. У мамы тогда ноги болели ужасно, она попросила нас открыть. Шофер прошел к маме и сказал: «Никита Алексеевич просил вас забрать». Мама спрашивает: «Куда? Вы что! Там же немцы!»

Павел Акимович ответил: «Изотов сказал, что мы им скоро по одному месту дадим и прогоним! Еще сказал, что если я вас не привезу – то решится моя судьба».

– Мама согласилась уехать обратно. Уже подъезжая к дому, мы видели, как летают самолеты, как бомбят нашу землю, видели мертвых лошадей, раненых людей. Папа встретил нас на вокзале. Обнял маму и говорит: «Наденька, да чего ж ты боишься? Они уже на окраине!» Так мы вернулись домой. Большую часть вещей люди нам вернули.

Могила Никиты Изотова в Горловке Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Могила Никиты Изотова в ГорловкеФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Тяжелый, с самого раннего возраста, труд подкосил здоровье Никиты Изотова. Его ноги отекали до такой степени, что ходить было невыносимо больно. Несмотря на это, он продолжал работать – был членом правительства.

– Умер папа от сердечного приступа за месяц до своего 49-летия. На похоронах было два венка от правительства, - рассказывает Тамара Никитична. – Сообщение о его смерти появилось на первой полосе газеты «Правда». В последний путь его провожал весь город.

Никиту Изотова похоронили в Енакиево. Спустя время это кладбище закрыли, и семья Изотовых решила перезахоронить останки своего знаменитого родственника в Горловке.

- Это решение мы приняли в 1992 году. Бригада копальщиков, из-за суеверных страхов, отказалась извлекать останки отца. Это пришлось делать моей дочери. Теперь могила папы находится на горловском кладбище.

Как сейчас живет дочь знаменитого шахтера

Уже после смерти отца Тамара Никитична четыре раза побывала на Шпицбергене. Там она работала. В советское время «северный» труд считался одним из самых тяжелых.

- Я и дочь с собой брала. Как-то к нам с концертом приезжала Людмила Зыкина. Она тогда еще не была знаменитой. Ее объявляли так: «Ее голос звучал в фильме «Дело было в Пенькове». Я уходила на работу в шесть утра, а она предложила посидеть с моей доченькой. Вот будущая знаменитость и нянчилась с ней.

Тамара Никитична рассказала «Комсомолке» о нелегкой судьбе отца. Фото: личный архив героя публикации

Тамара Никитична рассказала «Комсомолке» о нелегкой судьбе отца. Фото: личный архив героя публикации

Сейчас Тамара Никитична с дочерью живут в частном доме в Горловке. Двор чистый, ухоженный – на грядках в огороде растут помидоры, перец, огурцы, вокруг множество красивых цветов. Следить за хозяйством уже трудно – подводит здоровье. У самой Тамары Никитичны проблемы с ногами, а у дочери – ревматизм.

Дом, в котором живут потомки легендарного шахтера, требует срочного ремонта – течет крыша. Но средств на перекрытие кровли нет. В основном все деньги уходят на лекарства и еду.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также