Телевизор

Худшие фильмы 2019 года: как провалились Владимир Машков и Генри Кэвилл

«КП» представляет свой список картин, которые ни в коем случае не стоит смотреть на новогодних каникулах (а если вы их уже посмотрели - то поскорее забыть)
Владимир Машков в фильме "Миллиард".

Владимир Машков в фильме "Миллиард".

2019-й был не худшим годом для кинематографа. Даже российский произвел не так уж много постыдных картин (у некоторых, вошедших в наш список, есть свои поклонники). И, тем не менее, вот главные неудачи уходящего года, шесть отечественных и шесть иностранных.

«Миллиард»

Банкир-миллиардер (Владимир Машков) обнаруживает, что у него есть целая орава великовозрастных наследников. Одновременно он выясняет, что все деньги у него вот-вот отнимут. Мобилизовав детей, он отправляется с ними грабить банк во Франции - хочет выкрасть бумажку, которая докажет его права на состояние. По задумке режиссера Романа Прыгунова («Духless») - это легкая авантюрная комедия, по факту - неуклюжая, вымученная и абсолютно не смешная картина. Единственный фильм 2019 года (среди всех - и наших, и иностранных), вошедший в сотню худших кинопроизведений всех времен по версии «Кинопоиска».

«Спасти Ленинград»

Осень 1941 года, жителей блокадного города пытаются из него вывезти на старой проржавевшей барже с печальными последствиями. Вероятно, авторы картины руководствовались самыми благими намерениями - но завели они их по давно известному адресу. Маловдохновенная мелодрама с деревянными персонажами меньше всего похожа на русский «Титаник», а больше всего - на дурного пошиба сериал.

«Сторож»

Герой нового фильма Юрия Быкова работает, соответственно, сторожем в заброшенном санатории, который уже никогда не оживет. Однажды утром он обнаруживает, что его собаку кто-то повесил на дереве. Похоронив пса, идет вешаться на том же суку сам – мешает машина, влетающая на территорию санатория. В сюжете появляются муж и жена, которые скрываются от преследователей, как и сам сторож. А дальше эстетика сериала «Ментовские войны» будет переплетена с максимально жгучей мелодрамой. В программе - визги, вопли, удары, кровь, секс, выстрелы, алкоголь, удушение ремнем, извлечение пули из пациента с помощью двух вилок и столового ножа, попытка сожжения человека заживо, неудавшееся самоубийство и, конечно, исповеди, покаяние, самопожертвование. Быков героически отбрасывает и реализм, и психологическую достоверность ради эмоциональности. Все на разрыв аорты, «душа скорбит и молится у бездны на краю», как в таких случаях выражалась Алла Пугачева. Если вы не фанат режиссера (а фанатов у Быкова за его не очень долгую карьеру набралось множество), лучше остерегайтесь!

http://ed.kp.ru/cgi-bin/staff/obj?obj=54&id=752818&result=OK

«Тайна печати дракона»

Продолжение фильма «Вий», уже без Вия и без Малороссии: герой, английский картограф, едет сперва в Москву, а затем в Китай. Там ему компанию составит Петр I, которого заточил в Тауэр (!) в железной маске (!!) коварный Меншиков (!!!), чтобы посадить на престол его двойника и прибрать власть к своим рукам. В Китае картографа, его жену, Петра и нескольких менее значительных персонажей ждет схватка со злой волшебницей, занявшей трон под видом прекрасной принцессы. «Тайна печати дракона» много месяцев не могла выйти в прокат, а когда вышла, провалилась по всем фронтам: первая масштабная российско-китайская копродукция грохнулась сперва в Поднебесной, а затем и у нас. Арнольд Шварценеггер, Джеки Чан и Рутгер Хауэр в ролях второго плана не помогли. Заявленный бюджет был под 50 миллионов долларов, а общие сборы - в районе 14. Катастрофа - и неудивительно, если учесть, насколько эта сказка вышла безжизненной.

«Тобол»

Первая четверть XVIII века; по приказанию Петра I (опять он!) в Сибирь отправляется экспедиция, искать золото. Юный герой, поручик Иван Демарин, находит в Сибири свою любовь, а также много-много диких задиристых джунгар. Те дерутся с китайцами, а еще нападают на русскую крепость. Русские обороняются, потом, после некоторого перерыва, все повторяется сызнова - это в общих чертах и есть содержание фильма. Автор сценария, писатель Алексей Иванов снял с титров фамилию, и понятно, почему: «Тобол» выглядит как дайджест сериала - и смонтирован так, что персонажи еле-еле успевают договорить ударную реплику, когда уже начинается следующая сцена. Компьютерная графика мало того что бросается в глаза - так еще и кажется позаимствованной из какого-то второсортного фэнтези. Неряшливое и унылое кино снято без проблеска вдохновения, хорошие актеры (Илья Маланин, Павел Табаков, Дмитрий Назаров, Андрей Бурковский) играют почти вхолостую, и в ходе очередной битвы тебе уже все равно, кто победит - русские или джунгары, лишь бы они поскорее заканчивали.

«Троица»

Ян Гэ - обрусевшая китаянка, актриса, певица, участница шоу «Голос», а теперь, к сожалению, еще и режиссер. Хотя героиня ее второго фильма (которую она, конечно, сыграла сама) периодически заходит в католический храм и пытается обрести веру в процессе бесед со священником, под троицей в названии подразумевается прежде всего межэтнический любовный треугольник: она замужем за белым мужчиной, а заводит роман с чернокожим юношей. Смысл всей этой мультикультурной окрошки — прежде всего в самопрезентации автора. Она прекрасно овладела сложным русским языком, так что можно надеяться, что и с киноязыком когда-нибудь управится. А пока то, что она снимает - апофеоз дилетантства и самолюбования.

ЗАРУБЕЖНЫЕ

«Анна»

Свою долгую и взаимную любовь к России Люк Бессон выразил в виде кинофильма про русскую модель и параллельно киллера на службе КГБ. Анна (очередная муза режиссера Саша Лусс) толпами убивает людей и выясняет отношения с агентами конкурирующих разведок. По количеству анахронизмов и нелепостей это рекордсмен (в самом начале 90-х в СССР стоят банкоматы и рекламные щиты с надписью, соответственно, «СССР», тогда же героиня преспокойно пользуется интернетом). И это в анекдотической «Анне», увы, запоминается лучше всего: разменяв седьмой десяток, Бессон, кажется, окончательно утратил и изобретательность, и энергию, которые отличали его ранние фильмы.

«Гемини»

50-летний киллер вступает в схватку с 23-летним; изюминка в том, что противник - его собственный клон. Картина эта шла к экрану невероятно долго: сценарий ее был написан Дарреном Лемке еще в 1997 году, и к 2019-му прошел через столько рук и переделок, что от оригинала не осталось ничего, кроме самых общих очертаний. И лучше было бы «Гемини» навсегда остаться на бумаге: двукратный лауреат «Оскара» Энг Ли снял очень скучный, а местами просто-таки идиотский фильм. Нарисованный на компьютере молодой клон Уилла Смита сильно уступает оригиналу (который, впрочем, тоже не блещет). Еще Ли зачем-то снял картину в формате высокой четкости, что вопреки ожиданиям сделало ее похожей по изображению на низкопробную мексиканскую теленовеллу, тупо снятую на видео.

«Игра Ганнибала»

Есть в России прокатчик «Экспонента», разработавший остроумную стратегию привлечения зрителя: купленным фильмам они дают новые названия, отсылающие к хорошо знакомым хитам. Фильм «Профессор» у них получает название «Во все тяжкое», «Юное дарование» (The Prodigy) - «Омен: перерождение», «Полароид» - «Пункт назначения: смайл», «Приветливость чужих» - «Реальная любовь в Нью-Йорке». Но никогда наглость «Экспоненты» не доходила до такой степени, как в случае с фильмом «Номис»: его продавали как «Игру Ганнибала», а в трейлере сообщали, что речь идет о маньяке со множественным расстройством личности, и одна из его личностей - Ганнибал Лектер. На самом деле, конечно, упоминания о герое «Молчания ягнят» в оригинале отсутствовали, да и маньяк, прямо скажем, был во всех отношениях пожиже, чем придуманный Томасом Харрисом персонаж. Загадка, как режиссеру Дэвиду Рэймонду удалось заманить в свой унылый, плохо продуманный и еще хуже смонтированный дебют известных актеров вроде Генри Кэвилла, Бена Кингсли и Стэнли Туччи.

«Люди в черном: Интернэшнл»

2019-й был годом провальных сиквелов. Мало кого впечатлили очередной «Терминатор» или «Годзилла: король монстров», а «Темный Феникс» окончательно поставил крест на судьбе франшизы «Люди Икс» в ее нынешнем виде. Но в «Годзилле» хотя бы были любопытные чудища (типа японского Горыныча - Кинга Гидоры), а в «Темном Фениксе» - приличные спецэффекты. В новых «Людях в черном» хорошего не было ничего. На смену Уиллу Смиту и Томми Ли Джонсу пришел идеально невыразительный дуэт Криса Хемсворта и Тессы Томпсон (даже странно вспоминать, что они вполне прилично смотрелись вместе в фильме «Тор: Рагнарёк»). Герои колесят по Лондону, Марракешу и Италии, распутывая интриги инопланетян, но смотреть на это очень скучно, а вспомнить через неделю сюжет - невозможно. Ни одного проблеска вдохновения, словно сценаристов, и продюсеров, и режиссера Ф. Гэри Грея охватила невыносимая лень.

«Призраки Шэрон Тейт»

Трагическая история актрисы Шэрон Тейт, жены Романа Полански, стала основой и для одного из лучших фильмов года («Однажды в Голливуде» Тарантино), и для одного из худших. Согласно этому произведению, Шэрон, перед тем, как ее и ее друзей зарезали члены банды Мэнсона, мучили ужасные предчувствия и видения - она практически все знала заранее, да только окружающие списывали ее тревогу на нервозность, свойственную беременным. Не просто очень плохо сделанный, но и безобразно спекулирующий на реальных убийствах фильм. По мнению американских критиков, чьи рецензии собраны на сайте Metacritic - худший фильм 2019-го.

«Щегол»

Экранизация бестселлера Донны Тартт планировалась как потенциальный оскаровский лауреат, а оказалась одним из самых раскритикованных фильмов года (в дополнение «Щегол» бесславно провалился в прокате). Герой после теракта в нью-йоркском Метрополитен-музее сбежал из разгромленного зала с маленькой картиной Карела Фабрициуса «Щегол» под мышкой - и с тех пор возил ее с собой повсюду. Она стала для него памятью о погибшей во время того самого теракта матери, воплощением искусства живописи, метафорой человеческого существования, а главным образом - Прелестью, почти как Кольцо всевластия для Голлума. Герой с грехом пополам выпутался из своей крайне сложной ситуации, а авторы картины из своей - нет. Попытка втиснуть по-диккенсовски масштабный роман Тартт в два с половиной часа экранного времени заставила рецензентов чесать затылки. Всякий, кто читал книгу, негодовал, что сценаристы ее превратили в бессмысленный конспект, кто не читал - недоумевал, за что Донна Тартт вообще получила Пулитцеровскую премию.