Происшествия

«Не хотели бросать орехи»: в Туве невредимыми нашлись муж с женой, которые пропали в тайге месяц назад!

Как оказалось, у них сломался телефон, и они не могли связаться с близкими
В Туве спасатели нашли супругов, пропавших в тайге месяц назад. Фото Мергена Монгуша

В Туве спасатели нашли супругов, пропавших в тайге месяц назад. Фото Мергена Монгуша

Все произошло в Хову-Аксы (центр отдаленного, Чеди-Хольского района Тувы). Супруги Орлана и Виктор Булгарины, ей 48 лет, ему 50, 15 января отправились в тайгу за шишкой.

Для местных это чуть ли не основной промысел. Традиционно в тайгу уходят на несколько дней, туда-сюда не набегаешься. Ночуют по неделе с лишним в самодельных шалашах или избушках – их здесь понастроено множество - и для тех, кто собирает орехи, ягоду, и для охотников.

Орлана и Виктор должны были вернуться через шесть-семь дней. Рассчитывали на хороший сбор, орех в этом году особенно уродился. С собой – телефон, несмотря на дикие места, на местах, где повыше, хорошо берет сотовая связь. Без нужды звонить не принято, телефоны даже отключают, чтобы сэкономить зарядку. Когда возникает необходимость, шишкари сами выходят на связь. Но прошла неделя, прошла две, а от Булгариных ни весточки. Телефон, сколько родственники ни набирали номер, недоступен. 19 февраля дочка Тамара не выдержала, написала заявление о пропаже в полицию. Начались поиски.

В поход за орехами экипировались, как надо. Фото Мергена Монгуша

В поход за орехами экипировались, как надо. Фото Мергена Монгуша

- Мама с папой обычно уходят подальше, - рассказывает Тамара. – Но они наши места знают отлично, опытные, всю жизнь здесь прожили, каждую тропу исходили. Как они могли потеряться? Нам ничего просто в голову не приходило. Еды у них с собой было достаточно, одеты по-таежному, спички, все есть, не на прогулку отправились. Но мы переживали, что медведей полно, от греха подальше с «шатуном» бы не встретиться. И почему не звонят? У нас на вершинах гор связь вообще неплохо ловит, они обычно поднимаются и звонят, что живы, здоровы. А тут – уже целый месяц, и тишина!

На следующий день после заявления, 20 февраля, в тайгу выехала группа спасателей на «УАЗике».

- Мы проехали 30 километров от населенного пункта вдоль реки Ак-Хем, - рассказал «Комсомолке» спасатель 1 класса Тувинского поисково-спасательного отряда Мерген Монгуш. – Дальше дороги нет, нужно идти пешком. Переночевали в машине, а на другой день километров 7 – 8 прошли с горы на гору. Все тщательно осматривали, в нашей работе никогда ведь не знаешь, с чем можно столкнуться при поисках людей.

Не смотрите, что "избушка" неказистая - она надежная и защищает от ветра. Фото Мергена Монгуша

Не смотрите, что "избушка" неказистая - она надежная и защищает от ветра. Фото Мергена Монгуша

На склонах гор снега не так много, как на равнине. Идти стало легче. Показались следы, затем впереди замаячило что-то синее – домик самодельный. А там они, наши потеряшки!

Орлана и Виктор встретили спасателей с радостью: наконец-то! Сами живы, здоровы, у костра и с остатком продуктов – сухарей, крупы, вяленого мяса. Довольные - орехов набрали - не унести. А что же случилось?

- С самого начала с ними был третий товарищ, на машине они и приехали. - рассказывает Тамара. – Но он мешок орехов набрал и уехал, сказал, что ему достаточно. Договаривались, что мама с папой позвонят ему или нам, мы решим вопрос, чтобы приехать и забрать их с орехами, их же вручную не дотащить. А оказалось, что у папы с мамой телефон потерялся, когда они шишки собирали. Ореха столько в этом году, что набрали семь мешков, килограммов по 40 каждый. Вот они и сидели, ждали, когда за ними приедут. Жалко было орехи бросать! А мы тут переживали, подняли полицию и спасателей!

На вершите есть связь, если бы смогли, супруги давно бы уже позвонили родным. Фото Мергена Монгуша

На вершите есть связь, если бы смогли, супруги давно бы уже позвонили родным. Фото Мергена Монгуша

Логично – почему кто-то один не отправился за помощью? Орлана и Виктор объяснили так: разделяться как раз побоялись. Места непростые, можно и заблудиться поодиночке на обратном пути, плюс волки стаями ходят. Да и, честно сказать, что обычным городским кажется экстримом, для тувинцев практически норма. Пока еда-спички были, и месяц в тайге можно жить, и даже дольше. О том, что родные волнуются, разве что не подумали.

- С волками не встречались, бог миловал. Даже следов рядом со своей избушкой не видели. Но слышали не раз. Особенно по ночам в горах волчий вой далеким эхом разносился. Жутко было, - признался Виктор Булгарин.

(К слову, волки знают, где добычи много – не в лесах, а на чабанских стоянках. Для тувинских животноводов волки настоящее бедствие, поэтому есть распоряжение от властей республики на отстрел в неограниченном количестве).

Конечно, еще пара - тройка дней, и отправились бы домой, бросив все. Но терпели до последнего.

- Народ у нас особенный, выносливый, - смеется в ответ на наше удивление Мерген Монгуш. - Вот, на моей фотографии, избушка, в которой они пристроились. Не смотрите, что она такая неказистая, приземистая и стены у нее из полиэтилена. На самом деле она крепкая, от ветра и мороза защищает. Внутри есть нары, чтобы спать, стол и печка. Так что все продумано.

- А как же мороз? (В Туве в январе доходило до -40).

Вот в таких мешках хранят продукты. Фото Мергена Монгуша

Вот в таких мешках хранят продукты. Фото Мергена Монгуша

- Были морозы, конечно, но больше возле села, где леса нет. А в тайге теплее намного. Когда мы Булгариных нашли, ночью было -20, а днем -8, - говорит спасатель. – Да вы посмотрите на Виктора Геннадьевича, какая у него экипировка теплая.

Чем же потеряшки питались целый месяц? Во-первых, с собой взяли три мешка продуктов, расходовали экономно, варили крупу, добавляя в похлебку понемногу вяленого мяса, размачивали в кипятке сухари. Во-вторых, охотники и сборщики орехов часто оставляют на деревьях запасы для себя и других. Белые мешки, которые висят на дереве рядом с «избушкой» - внутри соль, спички, чай, сахар, крупа, сухари. Подвешивают повыше, чтобы не достали животные с земли. В общем, не голодали.

Орлана, к слову, поехала со спасателями, побыла несколько дней дома и вернулась назад, к мужу. Пока орех есть, надо его собирать. Перекупщики в столице Тувы, Кызыле, куда везут сдавать орехи, принимают примерно по 200 – 250 рублей за килограмм, в мешок набирают до 40 кило орехов, итого он выходит до 10 000 рублей.

- Только с одним телефоном они больше в тайгу не ходят. - Тамара слишком переволновалась за время поисков. - Чтобы всегда могли позвонить, если что. А то мы чуть с ума тут не сошли, честное слово. Еще раз пережить такое никому из родни не хочется!

АКТУАЛЬНО