Премия Рунета-2020
Краснодар
+16°
Boom metrics
Здоровье24 апреля 2020 15:02

Устроитель концертов Киркорова и «Скорпионс» пошел в санитары COVID-госпиталя в Москве

Школьные медкурсы пригодились Петру Лисину только сейчас
Петр считает, что помогать - его призвание

Петр считает, что помогать - его призвание

40-летний краснодарец Петр Лисин (настоящую фамилию наш герой попросил не называть дабы не волновать тех, кому она известна – авт.) отсыпается между 12-часовыми сменами и лечит до мозолей натертую защитной маской переносицу.

- Ладно, я. Мне эти «фронтовые» шрамы просто неудобства доставляют. Но со мной молодые совсем девочки работают, для них – это эстетические неприятности, - рассказывает «Комсомолке» Петр.

Фестиваль "Кубана" - прошлое санитара Петра

Фестиваль "Кубана" - прошлое санитара Петра

«Худой очкарик Петюня» в 90-е прикрепился к лидерам краснодарского андеграунда, а позже сам стал организатором выставок свободных художников и музыкантов.

- Не, я не музыкант. У меня друзей всегда много было творческих. И хотелось помогать всем им самовыражаться. Я жил на Красной, а это ж место притяжения всяких фриков, - рассказывает новоявленный санитар.

Смена санитара Петра длится 12 часов в сутки

Смена санитара Петра длится 12 часов в сутки

В начале 2000-х Петюня с друзьями доросли до масштабных проектов. На стыке двух морей – Азовского и Черного - в одно из самых живописных уголков в Краснодарском крае в разные годы они завезли звезд мировой рок и поп-музыки, как Korn, System Of A Down, Madness, The Offspring, Gogol Bordello, Scooter, The Prodigy, Guano Apes, Enter Shikari, Infected Mushroom, Die Antwoord, Sum 41, NOFX, Эмир Кустурица и десятки других. Не говоря уже об отечественных культовых личностях – «Мумий Троль», Найк Борзов, Дельфин... Были на этих площадках и неожиданные гости – Лев Лещенко, Валерий Леонтьев.

- Шесть раз этот фестиваль становился событием года. А в 2013 и 2016 года - номинантом престижной премии European Festival Awards, - говорит Петр.

Но на горизонте маячили другие масштабные проекты, воплотить которые можно было, только переехав в Москву. И Петюня отправился покорять столицу.

Когда грянула пандемия коронавируса, бизнес выходца из краснодарского андеграунда был на пике своей успешности.

- Это были жирные времена. Чтобы вы понимали, мы концерт Первого канала на ВДНХ в этом году обслуживали. Там были все - от Киркорова до "скорпов", - продолжает Петр. – 20 марта стало ясно, что они закончились. Все мероприятия, корпоративы, фестивали перенесли на неопределенное время. Наша сфера схлопнулась. Друзья за рубежом подтверждали, что такая фигня везде.

Экономист по образованию был устроителем концертов и шоу знаменитостей

Экономист по образованию был устроителем концертов и шоу знаменитостей

Петюня отправил любимую жену подальше от заразной Москвы. А сам засел в асану.

- Конечно, альтернатива у устроителей концертов появилась – интернет. Наш брат туда перебрался, как и артисты. Но в сети настолько мелкие заработки, что я подумал, не буду лишать куска хлеба коллег по цеху. Накопления кое-какие были, - смеется Петр.

Но на коврике йога Петюня долго не засиделся. Открыл интернет, а там медики посылают тревожные сигналы: не хватает рук, сил, терпения...

- Пафосно сейчас скажу, но подумал – война же. А у меня бабушка-врач, дед – танкист, - говорит Петр. – Не пристало и мне дома отсиживаться, когда вокруг беда.

Уверенности ему придавало то, что какие-никакие навыки медицинские у него есть. Была в советской школе полезная инициатива – занятия УПК (учебно-производственный комбинат). Специалистов средней руки из старшеклассников на таких занятиях делать не успевали, но понимание в профессии все-таки давали. И выходили из стен школ младшие швеи, токари и санитары. Свои первичные медкурсы Петр получал в отделении экстремальной хирургии краснодарского СКИБа (инфекционки).

- Знания минимальные, но корочки получил, - говорит он.

С таким апломбом, а главное – с намерениями спасти нацию от коронавируса Петюня отправил свое нехитрое резюме в столичные госпитали. И даже успел забыть о порыве. Но ему позвонили. И не откуда-нибудь, а из больницы на Коммунарке.

- Пригласили к себе с документами. Но, конечно, когда поняли, что ни опыта, ни трезвого понимания инфекционной проблемы у меня нет, отказали, - продолжает Петр.

Зато в другом московском госпитале (называть его он не стал) уже не были столь требовательными. Видимо, нужда в кадрах была такова, что Петя их полностью устраивал.

- Я изолирован в квартире, близкие не со мной. Имею свободное время и желание помогать – это их удовлетворило, - рассказывает он. – И мне дали нижайшую должность по медицинской иерархии – санитар реанимационного отделения.

В следующие пару часов Петр готов был отказаться от высоких принципов и удрать с поля брани навсегда. Но сложные защитные «латы» надеваются раз в пять часов. Столько же по времени ты не можешь сходить в туалет, покурить и даже почесать ухо. Вырваться из красной зоны Петюня не мог. Пришлось остаться и на следующие, и на следующие...пять часов.

На попечении у Петюни в реанимации в основном пожилые люди.

- Они лежат на животиках в основном. Старички мои. Столько историй жизненных рассказывают. Близких в реанимации, кроме нас, у них нет, - продолжает Петр. – Я их кормлю, пою, выслушиваю...

В роли добровольного санитара Петюня уже третью неделю.

- Жена, конечно, прокляла. Считает, что я насквозь уже заразный. Но все вошло в привычное русло. В какой-то степени я все-таки творческая личность. И в принципе, и здесь выполняю свою роль – я создаю условия для врачей, чтобы они выступали первой скрипкой.

Мы прощались. Петру нужно было возвращаться на смену, после которой ни сил, ни желаний уже не остается. Оттуда, из красной зоны, он просил передать всем, кто до сих пор считает эпидемию коронавируса «масонским заговором".

- Ребята, это не шутки!