Коронавирус Covid-19

«Мы — самые чистые люди на планете»: челябинские врачи отделения для больных коронавирусом рассказали, как изменилась их жизнь

«Комсомольская правда» побывала на передовой, где медики сражаются с COVID-19
В «красной зону» врачи дежурят по четыре часа.

В «красной зону» врачи дежурят по четыре часа.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Заведующая лечебным отделением челябинской больницы N 2 Светлана Хилай вместе с коллегами работает сутками. И еще остается на дневные смены, если поток больных коронавирусом не иссякает. Вроде, уже переоделись, чтобы идти домой, но приходится оставаться и работать. Так, например, было, когда на днях привезли больных из Златоуста, где в местной больнице вспыхнул очаг эпидемии. Мы понаблюдали за работой врачей и узнали, как изменилась их жизнь.

Заведующая первым лечебным отделением отделением Светлана Хилай не уходит с работы сутками.

Заведующая первым лечебным отделением отделением Светлана Хилай не уходит с работы сутками.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

ОДНА СМЕНА ПЕРЕТЕКАЕТ В ДРУГУЮ

Журналисты челябинской «Комсомольской правды» первыми попали в отделение для больных коронавирусной инфекцией, поговорили с пациентами, познакомились с врачами. Доктора — потрясающие люди: ни слова жалобы. Как у солдат на передовой. Бой есть бой, и сейчас с эпидемией вируса идет настоящая схватка.

— Смена началась накануне в 7.30 утра, на часах 12.35 следующего дня, а мы работаем и пока будем работать, — говорит Светлана Валерьевна.

В те сутки как раз поступали больные из Златоуста.

От палат с зараженными врачей отделяет несколько дверей

От палат с зараженными врачей отделяет несколько дверей

Фото: Валентина ВАГАНОВА

— И ни присесть, ни прилечь?

— Ну, почему же, мы присаживаемся, но ненадолго. Чтобы напечатать выписной эпикриз, что-то назначить. Все остальное время работаем, — говорит хрупкая девушка-врач.

Во вторую областную клиническую больницу поступают пациенты разного возраста. Сложнее всего работать с пожилыми людьми.

— Не все люди почтенного возраста могут сказать, когда у них брали мазки на коронавирус, вспомнить, где лежали ранее. И, конечно же, кроме коронавирусной инфекции они имеют огромный спектр сопутствующих заболеваний, начиная от ишемической болезни или хронической обструктивной болезни легких и заканчивая инсультами или инфарктами, — рассказывает Светлана Хилай. — Коронавирус часто осложняется двусторонней пневмонией, которая тяжело поддается лечению. Пациенты в возрасте нелегко переносят препараты против коронавируса. Мониторим их состояние ежечасно. И мы говорим не только о реанимационных пациентах, речь идет об опасном состоянии и у тех, кто лежит в обычных палатах.

В палате интенсивной терапии врачи находятся всегда, сменяя друг друга.

ЧЕТЫРЕ ЧАСА В «КРАСНОЙ ЗОНЕ»

В «красной зоне», куда можно войти только в специальной защитной одежде, медики проводят от четырех часов. Потом, сняв средства индивидуальной защиты — противочумный костюм, респиратор, очки-маску, две пары перчаток, бахилы, шапочку, — выходят в зеленую зону. СИЗы, то есть все облачение, отправляются в обработку. Через некоторое время врачи вернутся к больным.

Совещание в палате. Глаза в глаза.

Совещание в палате. Глаза в глаза.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

В «красную зону» ЧОКБ N 2 в течение суточного дежурства заходят около 50 человек в лечебном корпусе и около 30 — в роддоме. Он тоже перепрофилирован «под ковид».

Пациентками роддома, например, стали медсестра из больницы Златоуста: она помогала больным коронавирусом.

Лежит здесь супруга пресс-секретаря Челябинской епархии, врачи борются с пневмонией. Ее муж с COVID-19 госпитализирован в одно из инфекционных отделений Челябинска.

ДУШ ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ В ДЕНЬ

В отделение с ковидными мы попали в полном облачении. Работать в специальной экипировке тяжело. В противочумном костюме, капюшон которого застегнут наглухо, очень жарко. Прорезиненные очки впиваются в лицо. Все мы видели фото медиков со стертыми до кровавых мозолей переносицами. В голове крутился вопрос, как же врачи превозмогают неудобства?

— Неудобства длятся, пока вы надеваете костюм. Как только вы начинаете работать с пациентом, забываете все моментально, ни о чем уже не думаете, только про пациента. Хотя, когда выходим, все под комбинезоном мокрое. Мы даже шутим, что врачи теперь самые чистые люди на планете, потому что в душе моются по восемь раз на дню, — с улыбкой говорит Светлана Хилай.

После манипуляций с пациентом руки в двух парах перчаток обрабатываются санитайзером.

После манипуляций с пациентом руки в двух парах перчаток обрабатываются санитайзером.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

МЫЛО ДЛЯ МАСКИ

Конечно, у врачей есть свои секреты, помогающие облегчить неудобства. Например, кто-то натирает стекла маски изнутри сухим хозяйственным мылом, а потом протирает сухой чистой тканью. Кто-то обрабатывает стекла спиртовым шариком, чтобы не запотевали. Первые дни работы некоторые медсестры в реанимации на переносицу наклеивали кусочки лейкопластыря, иначе на носу от «спецочков» остаются следы.

— Если правильно распределить по лицу респиратор, теплый воздух не попадет в очки, они не запотеют. Нужно приноровиться. У меня стекла не запотевают, — объясняет молодой врач.

ЖЕЛЕЗНАЯ ЗАЩИТА

— Как родные относятся к вашей нынешней работе? — интересуемся мы у Светланы Валерьевны, потому что теперь достаточно просто чихнуть, чтобы поймать обеспокоенные косые взгляды.

— Они принимают мою профессию полностью. Я самоизолировалась: живу одна в своей квартире. Мои родители живут отдельно от меня. Настрой у них хороший, как и у меня: объяснила им, что волноваться не о чем. Мы же, в первую очередь, делаем максимум для своей безопасности. В других, не инфекционных, больницах врачи могут столкнуться с коронавирусом, не подозревая, что он есть у пациента, — отвечает врач.

Фамилия доктора маркером написана на противочумном комбинезоне.

Фамилия доктора маркером написана на противочумном комбинезоне.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Светлана Валерьевна признается, что даже обрадовалась, когда узнала, что именно их больницы выбрали базой для лечения коронавирусных зараженных.

— Когда я узнала, что нас будут перепрофилировать и обеспечат всей защитной экипировкой, обрадовалась. Потому что я защищена 24/7; потому что ни к одному пациенту я не выхожу без экипировки, даже если он не имеет клинических признаков. Есть люди, которые в простых масках работают в поликлинике, в стационарах. У нас все железно-надежно, — добавляет Светлана Хилай.

Слова Светланы Валерьевны и настрой челябинских медиков важны особенно, ведь 25 апреля в Красноярске случилась трагедия. Из окна кабинета выпала исполняющая обязанности главврача госпиталя для ветеранов. По неофициальной информации, она выступала против перепрофилирования клиники под лечение коронавирусных, сказалось и общее напряжение. Впрочем, коллеги заявляют, что руководитель эмоционально выгорела.

Заведующая четвертым лечебным отделением Ольга Липаткина заступила на смену в восемь утра.

Заведующая четвертым лечебным отделением Ольга Липаткина заступила на смену в восемь утра.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

«ДВОРЕЦ» ЗА ДЕСЯТЬ СУТОК

Областная клиническая больница №2 в Челябинске одной из первых в регионе получила приказ готовиться к приему коронавирусных больных. Под прием ковидных здесь подготовлено 250 мест, включая 98 — в роддоме.

Старый лечебный корпус ломали и строили, как джинн — дворец в сказке про Аладдина: «за три дня и три ночи». Точнее, за 10 суток. В данном случае, была внутренняя перепланировка пятиэтажного корпуса 1955 года постройки. А в нем, к слову, никогда не было инфекционного отделения.

24 марта руководство больницы узнало, что 3 апреля в 08.00 нужно открыться в преобразованном виде, для выполнения новых задач.

Персонал не спал все это время. Самой простой задачей стало перебазирование пациентов, по другим больницам города: справились за сутки.

Главный врач ЧОКБ N 2 Светлана Михайлова.

Главный врач ЧОКБ N 2 Светлана Михайлова.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Роддом перепланировать не пришлось. Он отремонтирован недавно, потребовалось лишь устроить шлюзы — границы между «красной зоной» для пациентов с коронавирусом и «зелеными зонами», где медики работают с документами, обедают, отдыхают. В шлюзе человек, который идет в красную зону, надевает средства защиты. По выходу снимает и отправляет средства защиты на обработку. У шлюза две двери — в «красную» зону и в «зеленые» помещения. Они не могут быть открыты одновременно.

В шлюзе вышедшего из красной зоны заливают хлоркой.

В шлюзе вышедшего из красной зоны заливают хлоркой.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Перепланировка лечебного корпуса потребовала много усилий. Шли первые дни самоизоляции: не работали ни строительные рынки, ни магазины. Одной только медной трубки для медицинского кислородного оборудования требовалось более 800 метров. Нужны были стояки водоснабжения с разводкой по палатам, раковины. Санузлов в корпусе не было, кроме общих на этаже.

Со всеми задачами в больнице справились в срок. В палатах есть кислород у коек, вода, кнопка вызова сестры с поста. У каждого пациента свой биотуалет.

Заведующая четвертым лечебным отделением Ольга Липаткина заступила на смену в восемь утра.

Заведующая четвертым лечебным отделением Ольга Липаткина заступила на смену в восемь утра.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

В палатах новые кровати, удобные для пациента. На стене есть кнопка вызова сестры.

Для лечения коронавирусных больных в ЧОКБ N 2 закупили удобные кровати.

Для лечения коронавирусных больных в ЧОКБ N 2 закупили удобные кровати.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Во время подготовки к приему ковидных больных в "двойку" поступило много оборудования.

Во время подготовки к приему ковидных больных в "двойку" поступило много оборудования.

У каждого больного свой протокол лечения.

У каждого больного свой протокол лечения.

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Читайте также:

«Передайте всем - дураки те, кто не верит в коронавирус»: репортаж из палаты, где лежат «тяжелые» пациенты с COVID-19 [эксклюзив] (подробнее).

«Для малыша это нехорошо, но деваться некуда»: беременная жена пресс-секретаря челябинской епархии госпитализирована с пневмонией (подробнее).

Среди медиков, заразившихся коронавирусом в Златоусте, оказалась беременная медсестра (подробнее).

Главный врач красноярского госпиталя выпала из окна 5 этажа после известия, что один из корпусов отдадут под лечение больных коронавирусом (подробнее).

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вам тоже пришлось столкнуться с коронавирусом? Прислылайте свою историю в «Комсомольскую правду» в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники. Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru