Общество

«Пеплом от сожженных тел удобряли землю»: Из рассекреченного допроса выжившей узницы концлагеря в совхозе «Красный»

«Комсомолка» продолжает публиковать выдержки из недавно рассекреченных документов из архива ФСБ
Эксгумация тел погибших в концлагере «Красный». Скриншот видео документальной хроники

Эксгумация тел погибших в концлагере «Красный». Скриншот видео документальной хроники

В Госархив Республики Крым и Архив города Севастополя в рамках проекта «Без срока давности» передали рассекреченные документы из архива ФСБ, рассказывающие о преступлениях нацистов во время оккупации Крыма. Среди них - копии докладных записок, допросов свидетелей и других материалов уголовных дел. «Комсомолка» публикует выдержки из этих документов.

Часть 1 - о трагедии Багеровских каменоломен и оккупации Керчи.

Во втором материале серии вспоминаем самый страшный концлагерь Крыма – совхоз «Красный» под Симферополем.

ИЗБИВАЛИ ДО СМЕРТИ

Жительница Феодосии Людмила Новикова работала врачом в городской больнице. Ей было 27 лет, когда ее вместе с другими членами подпольной организации в марте 1943 года арестовали каратели из «СД» - Службы безопасности рейхсфюрера СС. Кто-то выдал подпольщиков, и все они оказались в руках палачей.

Среди рассекреченных документов – протокол ее допроса в качестве свидетеля по делу о зверствах фашистов в Крыму.

- На допросах нас немцы и их прислужники из числа изменников Родины жестоко избивали. Меня лично по указанию немца избивал полицейский Алтынтоп. Других арестованных избивали и немцы. Члена нашей организации Трошина Романа немцы избили до смерти, - вспоминала Людмила Новикова в разговоре со следователем.

Мемориал на месте совхоза «Красный». Здесь всегда лежат цветы. Фото: ГС РК

Мемориал на месте совхоза «Красный». Здесь всегда лежат цветы. Фото: ГС РК

В феодосийской тюрьме ее и других подпольщиков держали 13 суток, а затем отправили под Симферополь - в концлагерь на территории совхоза «Красный». Всего туда привезли 23 подпольщика из Феодосии, но совсем скоро порядка 20 человек из них расстреляли.

- В лагере были еще более страшные и нечеловеческие условия содержания. Арестованных немцы без всякого повода избивали первыми попавшимися в руки предметами. За побег одного арестованного немцы выводили из строя 10 человек, увозили на автомашине за сад, который находился в 200 метрах от лагеря и там расстреливали, - говорила бывшая узница концлагеря.

ЗА САДОМ БЫЛИ СЛЫШНЫ АВТОМАТНЫЕ ОЧЕРЕДИ

Начальником концлагеря «Красный» был унтерштурмфюрер Карл Шпекман.

- Примерно 50 лет, плотного телосложения, высокого роста, имел темные волосы и глаза. Каких-либо особых примет не имел, - описывала его заключенная. - В сентябре 1943 года Шпекман в присутствии других арестованных лично сам расстрелял женщину и девочку лет 12, фамилии которых я не знаю.

Заместителя коменданта звали Пауль Краузе. «Примерно 40 лет, худощавый, низкого роста, имел рыжие волосы и светлые глаза», - так запомнила его Людмила Новикова.

Вещи заключенных. Экспозиция мемориала на месте концлагеря. Фото: Центральный музей Тавриды

Вещи заключенных. Экспозиция мемориала на месте концлагеря. Фото: Центральный музей Тавриды

По ее словам, в октябре 1943 года в лагере начали массово расстреливать узников.

- Обычно в утреннее время Шпекман вызывал по списку арестованных из лагеря, затем их увозили на автомашинах под охраной немцев и добровольцев за указанный выше фруктовый сад и там расстреливали, - говорится в показаниях Новиковой. - После того, как автомашины скрывались за садом, со стороны сада были слышны автоматные очереди и одиночные выстрелы, и автомашины возвращались в лагерь пустыми за очередными жертвами. В день немцы увозили на расстрел до 300 человек арестованных.

Расстреливали людей сотнями. Фото: ГС РК

Расстреливали людей сотнями. Фото: ГС РК

Так продолжалось до середины ноября 1943 года. А в декабре Людмилу Новикову перевели в медицинский изолятор при тюрьме «СД» в Симферополе. Там ее, врача, использовали в качестве уборщицы. Этот перевод, скорее всего, стал ее спасительным билетом, потому что чем ближе в 1944 году подходила советская армия, тем активнее гитлеровцы избавлялись от узников.

ПЕПЛОМ, ОСТАВШИМСЯ ОТ ТЕЛ, ПРЕДЛОЖИЛИ СМЕШАТЬ С НАВОЗОМ

Так, в рассекреченной «Докладной записке о положении дел в Крыму по состоянию на 1 марта 1944 года» говорится, что за последнее время фашисты увели из тюрьмы «СД» и гестапо в совхоз «Красный» около двух тысяч арестованных.

Далее цитируем докладную записку дословно:

«Служащим совхоза предоставили трехдневный отпуск, а за это время всех арестованных уничтожили в душегубках и сожгли. Весь пепел от сожженных трупов был собран, и когда русские рабочие по истечении трех дней вернулись в совхоз, то этот пепел был передан им с предложением смешать с навозом и удобрять почву совхозного участка.

Материалы уголовного дела против нацистских преступников. Фото: ГС РК

Материалы уголовного дела против нацистских преступников. Фото: ГС РК

Аналогичным зверским способом немцы уничтожают также мирных жителей, угоняемых ими насильно из лесов. Захваченное в районах расположения партизанских отрядов население поголовно направляется в г. Симферополь и заключается в концентрационный лагерь, организованный на территории совхоза «Красный», откуда для отвода глаз доставляют их на грузовиках в баню, купают их, кормят, а затем в ночное время расстреливают».

РАССТРЕЛИВАЛИ И СЖИГАЛИ

Среди рассекреченных документов есть также постановление о возбуждении уголовного дела по фактам массового уничтожения советских граждан нацистскими военными преступниками на территории Крымской и других областей Украины и в городе Кишиневе от 28 июля 1969 года.

Там о концлагере под Симферополем говорится: «В результате искусственно созданных невыносимо тяжелых условий: голода, отсутствия медицинской помощи, жестоких избиений и истязаний - в этом лагере ежедневно умирали сотни советских граждан. Оставшихся в живых расстреливали и живьем сжигали на специально устроенных кострах, предварительно обливая жертвы бензином и смолой».

Эксгумация тел в лагере под Симферополем. Совхоз «Красный». 21–23 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Из фондов Центральной студии документальных фильмов

Эксгумация тел в лагере под Симферополем. Совхоз «Красный». 21–23 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Из фондов Центральной студии документальных фильмов

В упомянутом постановлении о возбуждении дела количество жертв «Красного» оценивали в 8 тысяч человек. В докладной записке о результатах расследования от 1 июля 1971 года число погибших в концлагере уже значится как «примерно 10-11 тысяч».

Современные историки указывают уже 15 тысяч смертей – и именно эта цифра значится на плите мемориала, построенного несколько лет назад на месте концлагеря.

Историки пока сходятся на цифре в 15 тысяч жертв. Именно ее увековечили на стене мемориала. Фото: ГС РК

Историки пока сходятся на цифре в 15 тысяч жертв. Именно ее увековечили на стене мемориала. Фото: ГС РК

Однако исследователи отмечают, что эти данные тоже могут быть неточными, ведь раскопки колодцев, траншей и ям, куда сбрасывали умерших и нередко – еще живых людей, давно прекратили. Поэтому на самом деле количество погибших может быть больше.

Жители совхоза «Красный» на месте гибели людей. 21 – 23 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Из фондов Центральной студии документальных фильмов

Жители совхоза «Красный» на месте гибели людей. 21 – 23 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Из фондов Центральной студии документальных фильмов

Имена большинства жертв – неизвестны. Историкам удалось восстановить пока порядка тысячи. Среди них – подпольщики Виктор Ефремов, Владимир Бранковский, Александра Волошинова (связная Муся); местный житель Федор Семейко, размноживший листовку от партизан; подростки Виктор Сенькин (14 лет) и Семен Мирошников (15 лет), перерезавшие провод связи в немецкой части.

Совхоз «Красный» - предположительное место гибели легендарной разведчицы Алиме Абденановой, резидента отдела разведки штаба Приморской армии. Ее группу раскрыли в феврале 1944 года, Алиме Абденанову после жестоких пыток расстреляли - в начале апреля, незадолго до освобождения Симферополя.

Разведчица Алиме Абденанова

Разведчица Алиме Абденанова

Где именно она покоится, достоверно не известно, но многие историки сходятся во мнении, что разведчицу расстреляли в числе прочих именно в «Красном». В 2014 году ей посмертно присвоили звание Героя Российской Федерации.

Остальные убитые и замученные жертвы концлагеря – пока безликие и молчаливые, ждут часа поведать свою историю. Но не известно, сможем ли мы когда-нибудь назвать их по имени и выслушать их рассказы.

КРЫМСКИЙ НЮРНБЕРГ

Концлагерь «Красный» находился в подчинении «СД», шефом которого до октября 1943 года был Пауль Цапп. Все материалы, собранные крымскими следователями по совхозу «Красный», легли в основу обвинения в отношении Цаппа.

Его судили в ФРГ, признали виновным в уничтожении 13449 человек советских граждан и приговорили девятикратно к пожизненному тюремному заключению. Вот только он его не отбыл: как гласят немецкие газеты, он освободился досрочно в 1986-м, жил со своей второй женой Марианной в немецком городе Бебра, а после ее смерти – в Бад-Арользене. Скончался в 1999 году в возрасте 95 лет.

Пауль Цапп на суде. Мюнхен. 1970 год.

Пауль Цапп на суде. Мюнхен. 1970 год.

Начальник концлагеря Карл Шпекман, по данным КГБ, умер в марте 1949 года, от чего – в рассекреченных документах не уточняется. А о судьбе заместителя коменданта Пауля Краузе и вовсе ничего не известно. О нем в числе прочих: «местонахождение других нацистских военных преступников, проходящих по уголовному делу, не установлено и установить не представляется возможным».

По итогам этого расследования летом 1972 года в Симферополе судили шестерых охранников концлагеря. Их приговорили к высшей мере наказания. А осенью 1974 года состоялся второй судебный процесс над тремя участниками 152-го добровольческого батальона «СД», которые имели отношение к «Красному». Еще троих коллаборационистов, служивших в карательных подразделениях, осудили в 1977-м. Все эти суды называли в прессе «Крымским Нюрнбергом».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Книга о подвиге Алиме

Корреспондент «Комсомолки» встретился с одним из инициаторов награждения Алиме Абденановой - доктором исторических наук, членом Союза писателей Владимиром Лота. Ему удалось найти в архивах документальные подтверждения подвигу 20-летней крымскотатарской девушки и рассказать в своей новой книге о том, как она весной 1944 года выполняла специальное задание командования Отдельной Приморской армии (подробнее)

«Дядя Костя спросил, хорошо ли я город знаю»: Как 12-летний крымчанин стал связным у партизан во время фашистской оккупации

91-летний Нури Абибуллаев поделился с «Комсомолкой» воспоминаниями о войне (подробнее)