2020-06-06T15:26:08+03:00

Активист украинского движения FEMEN: За акцию против Путина нам заплатили $100 тысяч

Украинский политэмигрант Евгений Василькевич рассказал «КП» об изнанке широко известных уличных перфомансов [эксклюзив kp.ru]
Эдвард ЧЕСНОКОВБУСЛАЕВ Георгий
Поделиться:
Комментарии: comments32
Один из основателей FEMEN Евгений Василькевич с документами, подтверждающими, что его пытали в СБУОдин из основателей FEMEN Евгений Василькевич с документами, подтверждающими, что его пытали в СБУФото: Эдвард ЧЕСНОКОВ
Изменить размер текста:

Евгений Василькевич, также известный под псевдонимом «Евгений Довлатов», — украинский общественный деятель и один из основателей движения FEMEN. Того самого, которое прославилось громкими акциями на Украине и других странах. Сюжетная схема была незамысловата: активистки появлялись с обнаженной грудью на мероприятиях с участием мировых лидеров, выкрикивали политические лозунги, а многочисленные журналисты зарабатывали, поймав сенсацию.

Принимал участие в акциях и сам Василькевич. Например, в 2014 году, стоя полуобнажённым у одесского кинотеатра, облил себя с ног до головы красной жидкостью, изображая кровь. Это был перфоманс в поддержку Олега Сенцова [украинский «активист», на тот момент обвинялся в российском суде по делу о терроризме, в дальнейшем выслан на Украину — ред.]

На тот момент Василькевич был сторонником майдана, своими яркими акциями (о которых — ниже) много лет «вёл Украину в Европу», приближал «революцию гидности». Но та оказалась беспощадна к своим детям. Вскоре у Евгения начались проблемы со Службой безопасности Украины (СБУ). Молодой человек был вынужден эмигрировать, попросив политическое убежище в одной из европейских стран. И рассказал «КП» о финансовой подоплёке громких политических акций и перфомансов.

ЖУРНАЛИСТЫ С РАДОСТЬЮ ПИСАЛИ О НАШИХ АКЦИЯХ ЗА СТО БАКСОВ

— Евгений, в одних источниках пишут, что FEMEN создали вы; в других — будто вы «самозванец, присвоивший чужие успехи».

— Ну, не самозванец точно. Изначально в движении отсутствовали явные публичные лидеры, это была группа молодежи, студентов. Возникли FEMEN в 2008 году, тогда девушки не оголялись, занимались, скорее, благотворительностью. Я писал им пресс-релизы, общался с прессой от имени движения, придумывал идеи и антураж для акций. И был одним из тех, кто предложил выходить на улицы с голой грудью. Чем FEMEN и прославились.

— Ну и однажды вы тоже вышли на улицу, став единственным участником FEMEN мужского пола. Свой первый личный перфоманс помните?

— Это было в 2011 году. Я вышел на акцию о проблемах ЖКХ под названием «Нет воды в кране — моюсь на Майдане». Тогда мне никто не платил. Помню, страшно разволновался, увидев, сколько пришло журналистов… Они наши перфомансы всегда охотно освещали. Одни — по своему желанию, потому что их заинтересовал пресс-релиз; другие — потому что были нашими друзьями и работали в лояльных СМИ; третьи — за сотку баксов; четвёртые — потому что сверху сказали. А если акцию, допустим, курирует СБУ — попробуй-ка не приди.

— В целом у FEMEN на том первом этапе спонсоры имелись?

— До 2011 года одним из них являлся американец Джед Санден, на Украине он занимался медиа-проектами, был основателем или владельцем многих местных СМИ: влиятельного журнала «Корреспондент», англоязычной газеты «Kyiv Post», новостных сайтов… Они же, кстати, о нас и писали. Деньги Сандена получала лишь верхушка, руководство FEMEN, рядовым участницам обычно ничего не перепадало.

Прим. «КП»: Джек Санден состоял в наблюдательном совете американской некоммерческой организации «Сеть Атлантов» (Atlas Network); занимавшейся «продвижением свободы» по всему миру. По официальным данным, это НКО получало деньги от госдепа и NED — Национального фонда демократии США. То есть, скорее всего, медиа-магнат Санден тратил на FEMEN и другие гуманитарные проекты даже не свои средства, а просто распределял американские гранты.

СПИЛИЛА КРЕСТ — И В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ В ПАРИЖ

— Одна из самых известных акций FEMEN — август 2012 года, активистка спилила деревянный Поклонный крест в центре Киева.

— Это был перфоманс в поддержку Pussy Riot [российской арт-группы, осуждённой за «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя — ред.]. Моя позиция: тот крест памятником архитектуры не являлся, с ним можно было что угодно делать. [Активистка FEMEN] Инна Шевченко взяла бензопилу и его спилила. И в тот же день — сразу в аэропорт, улетела в Париж. На следующие сутки Украина уже завела в отношении её уголовное дело. И ещё через три дня Инна получила во Франции статус политического беженца.

— За ту акцию платили?

— Никто ни копейки не платил, но гонорар был сказочный — политубежище в ЕС. Только с этой целью всё и затевалось. Рядовым активисткам, кстати, политубежища не давали — для этого надо было «сверкнуть лицом», сделать что-то яркое, как в том случае.

— Была в апреле 2013 года заграничная акция: девушки обнажились на выставке в Ганновере, когда там были Путин и Меркель. Наверное, сложно было?

— Мы просто созвонились с европейскими журналистами, они сделали нам бейдж «пресса». Не очень честно, конечно. Девушки аккредитовались, спокойно прошли на мероприятие, на точке скинули куртки, под которыми ничего не было. Остальное вы знаете. Гонорар за акцию был $100 тысяч, платила грантовая организация — один из украино-американских фондов, связанный с [миллиардером из США Джорджем] Соросом.

— В Европе у вас целая серия похожих акций была — например, против «друга России» Сильвио Берлускони.

— Одна называлась «Берлускони — секс-тиран». Девчонки за чужой счёт катались в Рим, c этой акцией помогала Демократическая партия Италии [либералы, политические противники Берлускони — ред.], а также активисты левых партий из Франции и Германии.

— По линии Сороса много акций финансировалось?

— Очень много. За ЛГБТ, против Путина. Например, 13 февраля 2012 года у нас был перфоманс в Москве у офиса «Газпрома». Мороз, сугробы, активистки FEMEN с обнажённой грудью кричат: «Стоп газовый шантаж!». С организацией помогали российские журналисты-оппозиционеры, подсказали, как пробраться на закрытую территорию штаб-квартиры «Газпрома». Наш гонорар составил $25 тысяч, из них $5 тысяч ушло на расходы (билеты до Москвы, жильё). Финансировал ту акцию не один Сорос — вторым «пайщиком» был один крупный олигарх.

А ещё в том перфомансе участвовала активистка Оксана Шачко. Позже она бежала в Париж. Там получила убежище. И в 2018 году совершила самоубийство. Почему — точно не известно. В предсмертной записке Оксана написала: «Вы — фейк». Зачем я это вспомнил? Чтобы вы понимали, к какому финалу подобная деятельность может привести…

Акция FEMEN у Газпрома Фото: www.youtube.com

Акция FEMEN у ГазпромаФото: www.youtube.com

$3000 ЗА 20 МИНУТ ПРОТЕСТА

— Правда ли, что в какой-то момент FEMEN получили крышу в органах?

— Один из политологов движения имел связи с СБУ. Куратор говорил девочкам, как всё должно выглядеть, и получал деньги — то есть находил спонсоров. 20 минут протеста стоили $3000. Вот почему, чтобы продержаться все эти минуты, активистки FEMEN, когда их на акции винтила милиция, падали, кричали, цеплялись всеми конечностями, сопротивлялись. Милиция это тоже знала: чем дольше активисты протестуют, тем больше движению заплатят. Такая как бы игра, кто кого.

— Откуда они брались — активистки эти?

— Движение раскручивалось, привлекало всё больше молодёжи, неопытных девушек, мечтавших о роскошной жизни. Ведь когда ты известный человек, с тобой хотят сотрудничать рекламные агентства, крупные компании, телешоу, глянцевые журналы… Но «кураторы» просто использовали наивных студенток. Те проводили акции, затем их арестовывала милиция — и всё: как только о них забывала общественность, о них забывали и «кураторы». Некоторые из арестанток пытались за свои деньги нанять адвокатов, некоторые просто отсиживали 15-20 суток в СИЗО.

Прим. «КП»: фамилии этих циничных «кураторов» наш собеседник также назвал.

$10 ТЫСЯЧ ЗА ГЕЙ-ПЕРФОМАНС

— То есть простым активисткам в беде никто не помогал, но при этом проект зарабатывал деньги?

— Мы стали настолько известным брендом, что считалось: если FEMEN не проводит против тебя протест, значит, ты не политик, ты — никто. Депутаты и другие деятели приходили к нам, предлагали: «Даю вам три тысячи (или пять тысяч) долларов, пожалуйста, выступите против меня. Покажите всему миру мои коррупционные дела». Человек сам давал компромат на себя, чтобы мы говорили, какой он плохой. Для чего? Тем самым он выглядел в своем кругу более авторитетным — дескать, если тебя обвиняют в коррупции, значит, у тебя есть реальные схемы и связи с властью, которые ты можешь использовать.

— Кто именно вам платил?

— Из Верховной Рады желающих было достаточно. Были и чиновники. Лично мне в сентябре 2013 года кое-кто из Правительства Украины заплатил, чтобы я провел перфоманс в поддержку «ЛГБТ-закона №2342».

— Какого-какого?

— Ну, в тот момент в стране обсуждался законопроект, запрещающий дискриминацию ЛГБТ. Вот мы и должны были, изображая «радостных представителей секс-меньшинств», выйти к арке Дружбы народов в Киеве, потребовать покрасить её в цвет гей-радуги и выступить за принятие этого закона. Но провести акцию следовало в такой манере, чтобы она вызвала недовольство народа.

[«КП»: судя по описаниям в СМИ, перфоманс действительно вышел специфический, Евгений Василькевич, изображая радостного гей-активиста, «акционировал» полуголым, в стрингах].

После этого пошли слухи: мол, «если примут закон, подобные акции будут происходить ещё чаще». И тогда премьер-министр, якобы под давлением возмущенной общественности, заявил об отмене закона, поскольку «народ и есть истинная власть в Украине». И такие манипуляции общественным мнением происходили постоянно.

— Конкретно за тот «гей-перфоманс» какой был гонорар?

— Помню, заказчик меня спрашивает: «Сколько хочешь?» — Я совершенно от балды говорю: «56 тысяч долларов». Цифра некруглая — звучит как-то убедительнее. Сторговались на десятку. $3000 мне перечислили авансом на карту Приватбанка (если вы сомневаетесь, это элементарно проверить по банковской выписке), мы на те деньги вчетвером с остальными участниками акции поехали из Одессы в Киев, сняли квартиру. Остаток гонорара выплатили налом после.

$50 ТЫСЯЧ ОТ КОЛОМОЙСКОГО

— А вообще сколько вы получали?

— Поначалу, конечно, у меня были бесплатные акции, например, в помощь детям с ДЦП. Затем, когда я стал зарабатывать с FEMEN, часть денег пускал на благотворительность. Дошло до того, что моя заработная плата в месяц составляла несколько тысяч долларов, жил я небедно.

— Получается, размеры финансирования были огромными.

— Да, как я говорил, иногда доходило и до $100 тысяч за одну акцию. Имело значение, против кого или за что ты выступаешь. Если едешь на перфоманс в Беларусь, где местные силовики с тобой точно церемониться не станут, то за «гастроль» гонорар будет просто заоблачный… Или вот ещё была громкая акция: вечером 31 октября 2017 года, под Хэллоуин, наша активистка Алиса Виноградова сожгла огромных плюшевых медведей в Киеве перед магазином «Рошен» [кондитерская сеть, принадлежавшая тогдашнему президенту Украины Петру Порошенко — ред.]. За эту акцию [украинский олигарх Игорь] Коломойский заплатил $50 тысяч: он тогда вёл кампанию против Порошенко, хотел выставить того «российским агентом».

Евгений Василькевич (в центре) с активистками FEMEN Фото: Личный архив героя публикации

Евгений Василькевич (в центре) с активистками FEMENФото: Личный архив героя публикации

— Но после пика успеха FEMEN как-то стало разваливаться.

— Ещё в 2012 году, когда «кураторы» уже вовсю сотрудничали с СБУ, сотрудники Службы начали оказывать на нас давление, прослушивали телефоны, угрожали тюрьмой. Соскочить было нереально, против тебя фабриковали уголовное дело. И ты либо проводишь акцию, которую предлагает СБУ, либо тебя сажают. В конце концов мы с подругами, которые оставались у меня в FEMEN, договорились, что я отдельно создаю похожую организацию под названием «Креативная молодежь плюс» — проводим эпатажные протесты, отвлекаем на себя внимание, давая возможность девушкам тихо уехать из страны.

— Участницы FEMEN, так много сделавшие для майдана, сегодня на Украине не ко двору, да?

— Вот именно. Сейчас, например, идёт суд над Алисой Виноградовой, о которой я уже говорил. За что? В Виннице, на центральной улице Соборной, она сожгла картонный макет трамвая возле магазина сладостей «Рошен», протестуя против оффшоров экс-президента Украины Петра Порошенко. Вот и всё «дело». Ей никто не помогает, она вынуждена собирать деньги через посты на фейсбуке.

— Но лично вам пришлось ещё хуже?

— 6 июня 2015 года СБУ подвергла меня незаконному аресту, пыткам и изнасилованию [в подтверждение своих слов собеседник продемонстрировал документы, включая акты медицинской экспертизы — ред.]. Я долгое время скрывался, потом эмигрировал. И лишь теперь, находясь в Европе, получил возможность рассказать журналистам всю правду — и не только о FEMEN.

Активистка Femen подожгла трамвай у магазина Roshen.

В следующей части — продолжение интервью бывшего «майдановца» Евгения Василькевича: о других грязных делах СБУ, включая тайную ликвидацию «врагов Украины». Те убийства до сих пор остались нераскрытыми, а их исполнители — не наказанными.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эксперты по информационной войне: Цель западной кампании — очернить спецслужбы России

В Москве прошла презентация доклада о том, как из нашей страны конструируют «врага» (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также