Общество

Сергей Степашин, экс-премьер, экс-глава ФСБ: Если бы Басаев после Буденновска не ушёл в Чечню, война бы закончилась в 1995-м, а не в 2000-м

25 лет назад случился один из самых жутких терактов в истории России — захват больницы в Буденновске
Память о погибших милиционерах, первыми принявших на себя удар бандитов, горожане чтят до сих пор

Память о погибших милиционерах, первыми принявших на себя удар бандитов, горожане чтят до сих пор

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Летом 1995-го чеченские боевики во главе с террористом Шамилем Басаевым совершили атаку на город Буденновск Ставропольского края и захватили в заложники жителей города. Их согнали в городскую больницу, где в это время было много пациентов, в том числе и беременные женщины. Всего в заложники попали около 1200 человек. Тех, кто сопротивлялся, расстреливали. В результате теракта погибли 129 человек, 415 получили ранения.

Что творилось тогда в штабе операции по освобождению заложников «КП» рассказал Сергей Степашин, возглавлявший в то время ФСБ.

СПЕЦ ПО ЗАХВАТУ САМОЛЕТОВ

- Сергей Вадимович, как бандиты Басаева вообще смогли беспрепятственно проехать через все посты ГАИ?

- Очень просто, к сожалению. Впереди своей колонны они поставили машину ГАИ. И пожалуйста: «Проезд всюду»! Посты на границе (ну, условной границе) Чечни и Ставрополья, их пропустили. Но изначально ехали они не в Буденновск, а в Кавминводы, чтобы захватить самолет и лететь бомбить Кремль.

- Это потом уже выяснилось?

- Да, потом, когда все-таки кое-кого из этих бандитов задержали. А часть их убили во время перестрелки.

- А как же возник Буденновск?

- Один из постов их все-таки затормозил, увидели что-то неладное. Когда они уже проехали Буденновск. Тогда бандиты развернулись и понеслись в город, влетели в горотдел милиции. Там был бой, несколько бандитов погибло, погибли и милиционеры. А уже потом басаевцы захватили роддом.

- Что, достаточно было одной машины ГАИ впереди, чтобы спокойно ехать по стране?

- К сожалению, получилось так. Потом люди за это ответили, был снят и начальник ГУВД, многие наказаны...

- А было реально захватить в Минводах самолет?

- Во-первых, в том отряде были боевики-отморозки. А Басаев вообще был спецом по захвату самолетов. Он захватывал самолет еще в Советском Союзе.

К сожалению, кое-кто его опекал. Он участвовал в грузино-абхазской войне 1992-93 годов, и президент Абхазии Ардзинба даже вручал ему медаль «Герой Абхазии».

Что творилось тогда в штабе операции по освобождению заложников «КП» рассказал Сергей Степашин, возглавлявший в то время ФСБ

Что творилось тогда в штабе операции по освобождению заложников «КП» рассказал Сергей Степашин, возглавлявший в то время ФСБ

Фото: Иван МАКЕЕВ

«ГОВОРИ ГРОМЧЕ, ШАМИЛЬ...»

- Сколько человек было в отряде Басаева?

- Установлено точно 195 человек.

- Я был в Буденновске уже после трагедии, вместе с Ельциным. Было ощущение, что ему страшно было даже заходить в эту больницу...А вы когда в Буденновск прибыли?

- Бандиты налетели утром, а днем я уже был там. Собирался на футбол - «Динамо» играло в финале кубка страны. Но бросил все, конечно. Позвонил Ельцину и вылетел вместе с вице-премьером, полпредом в Чечне Егоровым.

- Пока летели, план освобождения разрабатывали?

- Да, с Егоровым обсуждали, что делать. И до этого уже шли теракты в 94-м году. Каждую пятницу эти уроды захватывали то самолет, то автобус, то вертолет в Кисловодске...

- Кажется, были кадры из Буденновска, как БМП приближается к роддому, а за ним прячутся наши солдатики...

- Никаких БМП там не было, солдат никто не посылал штурмовать роддом. Спецназ «Альфа» это сделал один раз, в четыре утра. Все остальное - фантазии.

25 лет назад случился один из самых жутких терактов в истории России — захват больницы в Буденновске. Фото Сергея Величкина и Николая Малышева /ТАСС

25 лет назад случился один из самых жутких терактов в истории России — захват больницы в Буденновске. Фото Сергея Величкина и Николая Малышева /ТАСС

- Там эта эпопея длилась дня два.

- Да, люди стали гибнуть. Поэтому задача была бандитов оттуда выдавить любой ценой.

Переговоры мы вели, в том числе через брата Басаева. Я с ним работал тогда… Удалось установить технику для связи в больнице, мы знали, о чем террористы говорят. Но когда в переговоры включился Черномырдин (тогда - премьер, – ред.), это была фантастическая ошибка! Потому что после этого бандиты уже ни с кем не хотели разговаривать – ни со мной, ни с Ериным — главой МВД, ни с Егоровым. А Ельцин был за границей... Помнишь, наверное, черномырдинское: «Говори громче, Шамиль Басаев»?

- Да я присутствовал при этом. В приемной Черномырдина...

- Ты присутствовал там, а мы присутствовали в Буденновске. И все идиоматические выражения по этому поводу мы с Ериным сказали тогда друг другу.

Басаев видел эти переговоры по телевизору и довольный, как слон, сидел, скотина эта. Он же еще и условие поставил: вывести немедленно войска из Чечни, то есть, чтобы мы признали свое поражение, признали бандитскую власть в Чечне и потерю этой республики из состава России.

- А Черномырдин с вами, с Ериным не говорил тогда?

- С Черномырдиным я разговаривал на следующий день только. Когда террористы уже уехали из больницы на автобусах. Я говорил ему по закрытой связи, что нельзя бандитов выпускать, надо задержать автобусы. Черномырдин сказал: «Ладно, только не на территории Ставропольского края». А кто там знает, где Ставрополье, где Чечня – границы-то нет...

Руководитель террористической операции в Буденновске Шамиль Басаев. Фото Константина Тарусова /ТАСС

Руководитель террористической операции в Буденновске Шамиль Басаев. Фото Константина Тарусова /ТАСС

- Как же получилось, что Черномырдин - премьер, не поговорил с главой МВД, с главой ФСК, которые в Буденновске, а сразу напрямую вышел на связь с бандитами?

- Я ему задавал эти вопросы, он мне не ответил. Он сказал: «А что бы ты делал на моем месте?»

- А что бы вы делали?

- Не мешал операции. Все-таки Черномырдин - человек гражданский, а на месте работали специалисты. Каждый должен заниматься своим делом.

«ЕСЛИ БЫ ТОГДА ДОЖАЛИ»

- Могли бы избежать такой массовой гибели людей – 129 человек?

- Я не думаю, что что-то кардинально изменилось бы по потерям. В любом случае нам пришлось бы бандитов выкуривать. И «Альфе» все равно пришлось бы работать.

После реформы КГБ нас вообще «кастрировали», у ФСБ тогда не было ни спецподразделений, ничего. Группа захвата была подчинена Федеральной службе охраны, командовал ей Егоров. И когда они пошли на больницу, мы слышали, как Басаев сказал: «Ну, эти идиоты сделают все, что угодно».

Хотя этот штурм все-таки выдавил Басаева из больницы,

Женщина, бывшая в заложницах у чеченских террористов. Фото Сергея Величкина, Николая Малышева /ТАСС

Женщина, бывшая в заложницах у чеченских террористов. Фото Сергея Величкина, Николая Малышева /ТАСС

- С басаевцами же заложники были.

- Но не те, кого они захватили в больнице, а добровольцы, журналисты и депутаты. С нами был зам Генпрокурора Гайданов. Каждый из них написал ему бумагу, что он добровольно идет на сотрудничество с Басаевым... Гайданова потом за это ругали, но он подстраховался от обвинений в незаконном использовании людей.

- Такое было возможно?

- Неразбериха была большая. Командующий группировкой войск в Чечне Куликов говорит одно, Черномырдин мне говорит другое.

В принципе можно было эти автобусы с боевиками Басаева задержать на границе с Чечней. Кстати, ребята из вертолетного полка, часть из которых погибла в больнице (а там жены их были!), подняли сами три вертолета и остановили автобус с Басаевым в чистом поле. Можно было там провести спецоперацию. Наверное, были бы потери. Но Басаев бы не ушел.

- Если бы Черномырдин не вмешался, как все могло развернуться?

- Война в Чечне закончилась бы в 1995 году, а не в 2000-м. И множества смертей, которые на совести этого ублюдка Басаева, не случилось бы.

- Вы так уверены, что война бы закончилась?

- А тогда уже 90% Чечни было под федеральным контролем, поднят флаг России в Ведено, вотчине Басаева.

Мне потом Масхадов, который в те годы возглавлял всех боевиков Чечни, а потом стал так называемым президентом Ичкерии, рассказывал: «Нас оставалось человек 15-20. Если бы нас тогда дожали, война бы кончилась».

Фрагмент стены в районной больнице, где расстреливали заложников

Фрагмент стены в районной больнице, где расстреливали заложников

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

ЕЛЬЦИН ТОЛЬКО ХМЫКНУЛ

- Что было сразу после Буденновска?

- Опустошенность была. Досада. Мы наконец пришли в гостиницу помыться (трое суток не ели, не спали, не мылись, жарища 40 градусов).

Я в город вышел. Мне Ерин говорил: «Ты с ума сошел? Тебя сейчас поколотят камнями».

Но никто мне ничего плохого не сказал, люди понимали - мы сделали все, что могли.

А потом включили телевизор, смотрим: в Москве Жириновский с Немцовым соком друг друга поливают. Тут теракт, а они — со стаканами... Мы еще с Ериным пару ласковых сказали...

- После этого теракта сразу четверо высокопоставленных лиц ушли в отставку: вы, Ерин, Егоров и ставропольский губернатор? Вам предложили? Или вы сговорились?

- С Ериным мы сразу решили, когда летели обратно в Москву, что надо уходить после такого. Люди погибли, бандиты ушли... Официально в отставку подали на заседании Совбеза. Я еще, помню, сказал тогда Ельцину: подобные реформы спецслужб ни к чему хорошему не приводят. Он так зло посмотрел на меня и хмыкнул...