2020-06-16T19:44:29+03:00

«Скоро на приеме врачи будут сидеть с адвокатами»: в Краснодаре суд над семерыми медиками останавливали из-за заражения хирурга

В числе обвиняемых кандидат и доктор наук
Поделиться:
Комментарии: comments8
Следующее заседание намечено на ближайшие дниСледующее заседание намечено на ближайшие дни
Изменить размер текста:

В Краснодаре возобновляют процесс над семерыми медиками. На скамье подсудимых из-за смерти 81-летней пациентки оказались три хирурга - Сергей Ченский, Радмила Пашаева, доктор медицинских наук Игорь Аксенов, травматолог Вячеслав Атапин, завотделением травматологии, кандидат медицинских наук Владимир Абдуев, медсестра Ирина Пантюхина и заместитель главврача краснодарской железнодорожной больницы Нина Позднякова. Дело врачей рассматривается в Прикубанском районном суде Краснодара. То есть вся больничная "вертикаль".

За последние три месяца процесс все время откладывали, несмотря на то, что разбирательство длится уже второй год. В мае стало известно, что один из подсудимых, действующий хирург Краснодарской больницы скорой медицинской помощи Сергей Ченский заразился коронавирусом. Позже стало понятно, что больна и его жена.

Ранее в процессе уже выступили несколько экспертов, в числе которых - главный проктолог Кубани Вадим Половинкин. Но до провозглашения приговора еще далеко.

- Мы заявляем еще ряд экспертиз, ждем выступления коллег в суде, - сообщил "КП"- Кубань" один из подсудимых врачей, кандидат медицинских наук Владимир Абдуев. - Но чем больше я вижу и слышу, тем больше прихожу к выводу, что медикам сейчас просто необходимо получать юридическое образование или нанимать адвоката, который будет присутствовать на каждом приеме пациентов и страховать от подобных ситуаций.

«СГОВОРИЛИСЬ, ЧТОБЫ БАБУШКУ УКОКОШИТЬ?»

У уголовного дела о гибели 81-летней Анастасии Ивановны Снежко из станицы Ленинградской был долгий и сложный путь. Пациентки железнодорожной больницы не стало летом 2016 года, а возбудили уголовное дело лишь в конце прошлого года после поездки ее дочери к главе следкома РФ Бастрыкину.

- Понимаете, она была очень деятельной. Ей больше 60-ти лет никто не давал, - рассказывает Вера Снежко «Комсомольской правде» - Кубань». - Но приключилась эта беда — пошла на рынок, оступилась, сломала шейку бедра.

На скорой бабу Настю отвезли в центральную райбольницу станицы Ленинградской. Но все, что смогли местные доктора - отправить ее домой, доживать свою жизнь, лежа. Операцию в таком преклонном возрасте берутся делать единицы краснодарских врачей. Дочь повезла бабушку без малого за 200 километров в Краснодар.

- Бытует такое мнение, что больницы РЖД одни из лучших в стране, - продолжает Вера Снежко. - Кроме того, мне сказали, если после перелома прошло больше 12 суток, в краевую маму не возьмут. А здесь приняли. Конечно, это была платная операция - мы заплатили только за нее 62 тысячи рублей. Я ждала, что маму поставят на ноги, мне это пообещали.

Но как-то все сразу у врачей не заладилось. Выяснилось, что у бабы Насти были и другие проблемы со здоровьем, из-за которых операцию пришлось отложить. За время ее 18-дневного пребывания на больничной койке в палате бабушки перебывала куча специалистов. Многие из них сейчас сидят на скамье подсудимых. Правда, Вера Снежко уверена, виноваты во всем только двое - лечащий врач-травматолог Атапин и завотделением травматологии Абдуев.

- Они ничего не предпринимали, чтобы поставить ей правильный диагноз. Говорили, что у мамы кишечная непроходимость. Не знаю, у нее никогда такого не было, - говорит дочь, потерявшая мать. Сейчас говорят, консилиумы собирали. Никого они не собирали, просто не обращали на нее внимания.

- То есть вы считаете, что они намеренно взяли платную пациентку и ждали, что она умрет? - спрашиваем.

- Может и так.

И главным аргументом следствия видится именно невнимательное, даже равнодушное, отношение медиков к пожилой женщине.

Между тем, из истории болезни известно, что бабе Насте сделали не менее 32-х (!) платных исследований, в том числе терапевтических, гастроэнтерологических, кардиологических, травматологических. То есть без медицинского внимания пожилую пациентку явно не оставляли. Вопрос в том, насколько эффективно доктора, каждый на своем этапе, распоряжались полученными показателями нездоровья пациентки Снежко.

23 июля баба Настя умерла. Судебно-медицинская экспертиза установила, что, борясь с этой самой непроходимостью (которая на самом деле имела место быть), кто-то из медиков повредил ей прямую кишку. А многочисленные специалисты — проктологи, хирурги и даже гинекологи — не заметили этой в буквальном смысле дыры.

Последние несколько дней бабушка жаловалась врачам на боли в животе, а 22 июля дежурный хирург заподозрил у больной перитонит. Ей провели экстренную операцию по удалению внутренних женских органов, думая, что проблема в них. Но умерла она от гнойного воспаления в кишечнике. Правда, самый точный диагноз, увы, бабе Насте поставили лишь после вскрытии.

Именно заключение патологоанатома стало поводом для возбуждения уголовного дела по статье «Причинение смерти по неосторожности», но вскоре по неведомым причинам было прекращено. Вместе с этим из списка подозреваемых исключили колопроктолога с 34-летним стажем Андрея Козловского - единственного, по сути, специалиста, который должен был определять непорядок в кишечнике бабы Насти.

Кстати, фигурантами уголовного дела могли оказаться еще два хирурга и гинеколог, сделавший бабушке операцию по удалению органов малого таза перед самой смертью. И более того, мест на скамье подсудимых могло бы и вовсе не хватить, если бы к ответственности за смерть бабушки решили привлечь еще трех реаниматологов, врача КТ- и УЗИ-диагностики, терапевта, невропатолога. Найти причину медленного угасания 81-летней Анастасии Ивановны Снежко пытались 15 (!) высококвалифицированных врачей.

После того как материалы уголовного дела попали в Главное следственное управление в Москве, его, говоря медицинским языком, реанимировали, переквалифицировав по другой статье.

- Медикам предъявлено обвинение в совершении преступления, предусматривающего ответственность за выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть человека (п. «в». ч.2 ст. 238 УК РФ), - прокомментировала «Комсомолке» официальный представитель СК России Светлана Петренко.

И дочь пострадавшей женщины начала готовиться к судебному процессу.

- Я хочу, чтобы эти с позволения сказать врачи, понесли наказание, - говорит Вера Снежко.

«СКОРО У ВАС НЕ ОСТАНЕТСЯ ВРАЧЕЙ, ВСЕХ ПЕРЕСАЖАЮТ»

С подсудимым - одним из лучших травматологов Краснодарского края Владимиром Богдановичем Абдуевым - мы встречаемся вне больничных стен. Доктору с 40-летним стажем теперь «не хочется бросать тень» на клинику, где он сейчас работает. Из железнодорожной больницы он уволился, а его подчиненному, доктору Атапину запретили заниматься врачебной практикой на время следствия. Кстати, лечащий врач бабы Насти Атапин - единственный из обвиняемых, с кем правоохранители поступили столь жестко. Странно, что аналогичную меру не применили, к примеру, к обвиняемой замглавврача, чей административный ресурс вряд ли сравним с возможностями рядового специалиста. Но странностей в этом деле и так немало.

- Понимаете, я - травматолог, - говорит врач. - У меня была задача продлить жизнь пациентке, которая сломала шейку бедра. Для стариков это еще недавно было приговором. Потому что результат такой операции пожилому человеку, у которого уже практически нет здоровых органов, непредсказуемый. Кости от подобного перелома в преклонном возрасте не срастаются, и в дальнейшем он лежит прикованный к постели. Пролежни, пневмония - по сути дела, это медленная гибель. Больной теряет право на выбор: жить лежа или рискнуть и попробовать встать на ноги.

До бабы Насти подобных операций у Абдуева было больше шестидесяти. Бывали и неудачи, о которых настоящий врач помнит всю жизнь.

- Они тщательнейшим образом анализируются. В этом и состоит философия любого развития, - считает он. - Хирургия это война, война с болезнью. Но к сожалению войн без потерь не бывает. Только 12 процентов из тех, кого мы прооперировали, не страдали другими тяжелыми недугами, - говорит травматолог. - Я считаю, что сейчас возникает прецедент, после которого за лечение рискованных больных, в числе которых была и Анастасия Ивановна Снежко, вообще никто браться не будет. А это уже путь в другую сторону - сторону деградации. Потери в масштабах страны на протяжении нескольких лет могут быть сопоставимы с потерями при термоядерном взрыве. А мы так и будем с открытым ртом смотреть на Европу, где оперируют 98% подобных пациентов. В России пока до операционного стола доходит не более 30-40%, остальные медленно умирают дома от сопутствующих заболеваний.

При этом он не снимает ответственности с врачей больницы за медицинскую ошибку, но только, если это будет экспертно доказано.

Но пока, что стало причиной перфорации кишечника бабы Насти или кем из подсудимых была допущена врачебная ошибка, не очень понятно.

МЕЖДУ ТЕМ

Исповедь врача-подсудимого: «Нас обвиняют за медицинский консилиум по статье «сговор»»

КМН Владимир Абдуев, находящийся на скамье подсудимых вместе с шестью другими за смерть 81-летней пациентки, рассказал о своих впечатлениях о правосудии [эксклюзив kp.ru]

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также