Общество

Отдых в Краснодарском крае: «Разные номера, закрытые кафе и отсутствие интернета»

Супруга редактора «Ревдинский рабочий» об отдыхе в селе Туапсинского района
Надежда Зиновьева

Надежда Зиновьева

Фото: Личный архив

Евгений Зиновьев - редактор газеты в Свердловской области «Ревдинский рабочий», которая прославилась креативными заголовками на обложке, приехал вместе с супругой отдыхать в Краснодарский край. И вот что из этого вышло: «На курортах Краснодарского края мы не бывали десять лет. И не побывали бы еще примерно никогда, если бы злосчастная пандемия не отобрала у нас нашу любимую Грузию. Но очень хотелось упасть в море хоть ненадолго. Во что вылилась реализация этого желания в первые сутки пребывания на бреге морском, живописала моя дражайшая половина».

- Знаешь, в детстве я мечтала попасть в «Орленок». Манил командный дух.

Муж смерил меня долгим уничижительным взглядом: - Ты и командный дух?!

В отпуске социопатия возведена в апогей. Первые трое суток даже случайных знакомств избегаю. А тут целое испытание - пансионат в Краснодарском крае между Гизель-Дере и Дедеркоем. Мы его забронировали, испугавшись наплыва туристов на отечественное побережье. Многоэтажный образчик советского конструктивизма.

Пансионат, из которого семья сбежала

Пансионат, из которого семья сбежала

Фото: Личный архив

Закрытая территория, длинные коридоры с рядами одинаковых дверей. Санаторий? Дом отдыха шарикоподшипникового завода? Лагерь?

Нам бы дать деру, еще когда на руках закрепили веселенькие оранжевые браслеты. Но это был слишком тихий звонок. Один туалет на два номера тоже неожиданный сюрприз.

Учитывая, что наша семья размещена… в разных концах длинного коридора.

- То есть как рядом нет номеров? У нас даже зубная паста одна на всех!

В голове живо нарисовались креативные «салочки» с гелями для душа наперевес.

У хорошего отдыха три слагаемых: личный достойный толчок, кафе в пешей доступности и устойчивый вайфай. Оказалось, что за хлеб насущный тоже придется повоевать.

Пансионат, в которой поселилась семья Зиновьевых

Пансионат, в которой поселилась семья Зиновьевых

Фото: Личный архив

- Так закрыто уже все, завтра приходите, - благословила путешественников официантка единственного захудалого кафе поблизости.

- А магазин?

- Поздно уже.

«Старички» из отдыхающих сновали по территории с полными пакетами чего-то. Запасливые.

Призрак игристого растворился в ночи. Вместе… с устойчивым вайфаем. Он как бы был. Номинально. А по факту не тащил даже ватсап. И тогда я заявила, что ни минуты не желаю - и все тут. Со всеми вытекающими из глаз и носа.

- Нас поселят в номерах рядом. Но не сегодня, - после утомительных переговоров принес вести с полей супруг. - Может, хоть на море сходим?

Пляж состоял из невнятных пирсов и узкой полосы гальки. Вода парная, но купальщиков не много. Спать легли порознь, недовольные друг другом.

Ночью мне снились грузинские пляжи и много вина.

Я чувствовал вину, но все естество восставало против мысли, что полстраны проехали ради… вот этого.

Утром мы узнали причину отсутствия активного купания. Лавирование между скользкими огромными валунами требует определенных навыков. Ну или абсолютного принятия. Ни тем, ни другим мы не обладаем.

В эту гостиницу перебрались из пансионата

В эту гостиницу перебрались из пансионата

Фото: Личный архив

Сделали вывод, что дурной вайфай нас хранил от этих неприятных открытий. Как и от известия, что смыться на такси в Туапсе на вечерок стоит 700 рублей как минимум. Забрали деньги. Едем в Агой. Ах, да! В пансионате прекрасно отдыхать на склоне лет или с маленькими детьми. Шлепки, майки, закрытая территория, детская комната, скамейки, волейбол-баскетбол. А вот турника не нашлось.

И пляж с хорошим берегом

И пляж с хорошим берегом

Фото: Личный архив