Премия Рунета-2020
Краснодар
+20°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 июля 2022 9:14

«Люди выходили из подвалов и плакали в наших объятиях». Кубанские волонтеры передали гуманитарку жителям Донбасса

Кубанские волонтеры снова провели с гуманитарной миссией несколько дней на освобожденных территориях Донбасса
Актеры, военные и волонтеры передали почти 3 тонны гуманитарки жителям Северодонецка

Актеры, военные и волонтеры передали почти 3 тонны гуманитарки жителям Северодонецка

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

В прошлый раз, едва приехав из только что зачищенного Красного Лимана в Краснодар, мы сразу же объявили сбор. В первую очередь отозвались неравнодушные предприниматели, а общественница Марина Репещук снова начала собирать медикаменты для госпиталя Горловки. Краснодарцы стали нести пакеты с едой в наши пункты приема. И когда груз перевалил за 10 тонн, мы позвонили нашему координатору Юре Мезинову в Луганске.

Организаторкраснодарской гуманитарной миссии Николай Павлов, координатор, руководитель Штаба Захара Прилепина в Луганске Юрий Мезинов, актёр Олег Чернов, хирург-интерн северодонецкой больницы и руководитель сообщества «Добро и Дело» Анна Артемьева

Организаторкраснодарской гуманитарной миссии Николай Павлов, координатор, руководитель Штаба Захара Прилепина в Луганске Юрий Мезинов, актёр Олег Чернов, хирург-интерн северодонецкой больницы и руководитель сообщества «Добро и Дело» Анна Артемьева

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Юрой я восхищаюсь каждую поездку. Его - бессребреника, искреннего, временами вспыльчивого человека с горячим и добрым сердцем, кажется, реально, бережет и ведет сам Господь. С 2014 года он наматывает километры по Донбассу, убивая свою машину, отдыхая по 4 часа в сутки, чтобы успеть всем помочь, кто попросил. Рядом с ним палили гаубицы, разрывались снаряды, часто он оказывался, что называется, на волоске, но продолжает везти помощь в самые отдаленные районы, откуда только-только отступили ВСУ, везя не только продукты, но и русский мир, русскую человечность и милосердие.

В эту поездку Юра «сделал» нас настоящими, боевыми гуманитарщиками, как он сам сказал: «Крещение пройдено».

Итак, суббота, вечер. Мы на границе России и ДНР. В нашем грузовичке 400 пакетов с продуктами. Фура с остальным грузом едет с колонной.

После, в общем-то, недолгих осмотров и расспросов из России нас выпускают.

На КПП ЛНР пропускают еще легче: «Доброе дело делаете, ребята».

В Луганск «влетаем» за 10 минут до комендантского часа. Навигатор привозит не туда. Местная симка с прошлой поездки заблокирована, пополнить ее через приложения наших банков нельзя, ищем точку сбора интуитивно и… находим! Ровно в 23.00 мы на месте. Нас встречает Юра и «звездная россыпь» артистов театра и кино: Владимир Стеклов, Олег Чернов, Николай Денисов, Руслан Банковский.

Бабушка рассказывала актеру Владимиру Стеклову как выгнать нацистов из ЛНР

Бабушка рассказывала актеру Владимиру Стеклову как выгнать нацистов из ЛНР

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

- Завтра мы все вместе едем в Северодонецк, - говорит Юра. - Его сегодня освободили.

Мы последние несколько часов - без новостных лент, радуемся новости. Еще не зная, что освобождение города - не освобождает его от «прилетов». Узнаем завтра.

В первый день с нами раздавал гуманитарку актёр Николай Денисов

В первый день с нами раздавал гуманитарку актёр Николай Денисов

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Юра, конечно, переживает конкретно за меня. Предлагает не ехать. Я обижаюсь.

Утром груженными пакетами с едой машинами выдвигаемся в Северодонецк. С нами в грузовичке, который мы прозвали «гуманитанк» едет актер Николай Денисов, известный по «Сентиментальному роману» и «Баламуту». В пути говорим о театре, политике.

После Новоайдарска пейзажи меняются: за окном появляется разбитая и обгорелая техника, сожженные леса. Черные сосны, восстающие из песка, брошенные позиции, обгорелые рамы легковушек, простреленные дорожные знаки…

Нашу колонну сопровождают военные. Мы заезжаем в школу. Здесь, в подвалах уже несколько месяцев живут люди. В школьном спортзале сушатся вещи. «Руководят» бомбоубежищем школьные учителя: физрук и филолог. Их сын защищает ЛНР в танковой дивизии. Елена Петровна просит передать привет сыну и со слезами на глазах кланяется ему прямо в камеру: «Спасибо, родной, за Россию».

Люди радуются россиянам в освобожденном Северодонецке

Люди радуются россиянам в освобожденном Северодонецке

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Знаете, какой язык преподавала Елена Петровна? Украинский. Теперь будет преподавать свой родной – русский.

Едем дальше: в каждом «кубике» многоэтажек выдаем пакеты с едой. Мы сюда добрались первые. Люди стягиваются к машине, многие рыдают. Узнают актеров, обнимаются с ними. Со всех сторон звучит «спасибо». Меня зацеловывают бабушки. Настоящие, русские бабушки: ухоженные, несмотря на весь пережитый ужас, добрые и теплые. Слышатся звуки снарядов - за рекой Лисичанск, там еще идут бои.

Николай Павлов раздаёт пакеты, которые собрали в Краснодаре

Николай Павлов раздаёт пакеты, которые собрали в Краснодаре

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

И он не просто за рекой, он над нами, на горе. Наша колонна хорошо просматривается с позиций ВСУ.

Они посмотрели-посмотрели и… отправили нам снаряд. Мы потом посчитали: снаряд прилетел в 150 метрах от нас. И чудом нас не задело. Потому что в этот момент вдруг Юра незапланированно остановил колонну и побежал во дворы спросить - нужна ли помощь? Вот тогда и раздался взрыв. Именно в том месте, где мы могли ехать, не реши Юра притормозить.

Что было дальше? Мы переждали в подъезде и… пошли раздавать гуманитарку. Из подвала вышел пятилетний Дима. Мы ему дали пряник. Он скормил его птичкам: «Им же не возят гуманитарку». В этот день было много таких дворов, где люди подходили к нашим машинам. Пакеты с едой были им, конечно, нужны, но мы были намного нужнее…

А голубые глаза маленького Димы, как голубое небо русского Донбасса, снятся мне до сих пор.

«Штопал лица женщинам на коленке»

Кисель и Сало. Нет, это не о донбасской еде. Я запомнила это сочетание, так было проще. В нем, ребят, благородство, отвага и человеколюбие. Это фамилии двух врачей Северодонецкой больницы. Их там осталось всего два. И оба - молоденькие интерны.

Кардиолог Юлия Кисель, девушка, которая не бросила целый этаж пациентов и теперь она - за всех: и терапевт, и эндокринолог, и даже невролог.

Кардиолог Юлия Кисель, которая осталась с пациентами в больнице под обстрелами.

Кардиолог Юлия Кисель, которая осталась с пациентами в больнице под обстрелами.

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Игорь Сало - хирург, интерн первого года. Парень, без отдыха спасающий людей от осколочных и рваных ран.

- Наша гордость, врач от Бога, спасал лица женщинам в операционной под обстрелами, без света и воды, - говорит Владимир Дегтярев, выполняющий роль главного врача, сам он - управляющий, типа завхоза. Остался за старшего.

Больница скорбит. Несколько дней назад снарядом ВСУ убило трех ребят-снабженцев, они пытались перезапустить генератор. Дать свет. Не успели. Возле него теперь лежат цветы. Пациенты, в основном старики, из палат почти не выходят. Один смелый дедушка отозвал меня в сторону: «Вы там в России как к нам относитесь? Мы ведь очень хотим к вам, понимаете?».

Под звуки артиллерии объясняю глуховатому дедушке, что у нас такие же вопросы. И я приезжаю, чтобы найти на них ответы. И нахожу.

- Моя фамилия - Зеленская. Но я поменяю паспорт, - сказала мне женщина в освобожденном Горском.

Туда мы ехали, затаив дыхание. Нас встретили штурмовики из батальона «Призрак». Это они освобождали село. Им передали солдатские посылки, которые собрали кубанские эсеры. Позвала одного к нам на море. Он засмеялся: « Ань, я первый в штурмовой группе. Боюсь, придется вам отдохнуть и за меня».

Настрой у ребят, несмотря ни на что, боевой.

- Будем сражаться до конца, - говорят они. Они же и помогают местным. Что не раздали людям, оставили у них в «распологе» - в бывшем здании украинского минюста.

Раздача гуманитарки

Раздача гуманитарки

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

На выезде из Горского нас догнала бабушка и сбивчиво попросила включить камеру. Она путалась в словах, плакала, но «Россия, я Вас люблю» мы расслышали, конечно…

Заехали еще в детский дом в Алчевске - встретили «своих» детей, которым возили помощь в Шахтах еще в марте. Малышей вернули на Родину.

"Рада, что вы пришли"

- А вот и Азот! - прокричал Юра и добавил «Ура», когда мы увидели трубы освобожденного комбината.

День, кстати, начался с праздника. Мы добрались до Сиротино, которое накануне освободили, там обнимались с местными под «День Победы», пели, фотографировались.

- Я так рада, что наконец-то пришли наши люди! - говорила Наталья, возле дома которой мы припарковали «гуманитанк» . - Мы ждали вас с 2014 года! Это счастливый день! Больше никто не ткнет в меня автоматом за то, что вышла полить цветы, и не будет унижать меня за мой русский.

Раздача гуманитарки возле «Азота»

Раздача гуманитарки возле «Азота»

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

После Сиротино у нас еще были планы на окраины Северодонецка. Но они поменялись. Мы приехали прямо к «Азоту», выбравшись туда через окраины Лисичанска.

Едем мы с Юрой первые в колонне. И вдруг понимаем, что мы уже почти на передовой. Навигатор сбился, на блокпосту военный тоже ничего не сказал. Срочно уходим направо и подъезжаем к тому самому комбинату «Азот», из которого националистов вымели буквально вчера.

Ребята, которым мы привезли обмундирование, потом сказали, что мы сошли не просто с пути, а еще и с ума. Такие вот погрешности случаются. Но гуманитарку мы раздали. Прямо возле «Азота».

Лекарства для Горловки от краснодарцев

Лекарства для Горловки от краснодарцев

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

«Тушите свет! Едем вдоль Авдеевки!»

Пока мы мотаемся и раздаем гумпомощь, дорога каждая минута, поэтому прием пищи, как правило, единственный - вечером. Та же история и с туалетом. Это все не так важно. Впереди - склад в Луганске, где надо забрать груз для ДНР, доехать в Горловку, потом - в Макеевку, успеть выехать до комчаса и помчать в Краснодар. Так что ужин и туалет откладываются на позднюю ночь.

В Горловке нас ждет Светлана Чинякова, старшина медроты. Каждую поездку мы привозим ей медикаменты от краснодарской приятельницы Марины Репещук, от себя - генераторы (руководитель строительной фирмы в этот раз купил аж 6 штук!) для работы в поле, постельное. Многое Юра добавляет со своего склада.

Светлана знакомит нас со своим сыном. Он в маленьком отпуске после контузии. Заодно и женился, пока был лишний денек. Пара ждет девочку. Мы обнимаемся: времени очень мало, темнеет, а у нас сбился навигатор.

Ехать надо быстро. Решаем мчать через Ясиноватую. Трасса считается одной из самых опасных в ДНР. Хорошо окопавшиеся в Авдеевке украинские фашисты постоянно долбят по ней.

Тушим фары, я пытаюсь разрядить обстановку: расспрашиваю Юру, но он напряжен даже сильнее, чем под Лисичанском. Говорит, столько на этой трассе видел всего…

Проскакиваем. В темноте светятся редкие окна в девятиэтажках Ясиноватой. Правда, только на первых этажах.

- Выше третьего - не живут. Там за 8 лет все разбомбили, - тихо говорит Юра.

И только на границе с Россией выдыхаем и завариваем «доширак».

Юра Мезинов отдает консерву голодной собаке в разбомбленном детском интернате Горского

Юра Мезинов отдает консерву голодной собаке в разбомбленном детском интернате Горского

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Николай Павлов, мой друг и главный организатор поездки, замечает:

- А помнишь, Юра, ты мне говорил, что гуманитарщик должен быть быстр, силен и смел? Я добавлю: и везуч.

Уже к утру на подъезде к Краснодару читаем новости: ВСУ обстреляли горловскую трассу, по пути в Горское на мине подорвалась машина…

Мальчишки из подвалов Северодонецка рвутся пожать руку россиянам

Мальчишки из подвалов Северодонецка рвутся пожать руку россиянам

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Интересное