Премия Рунета-2020
Краснодар
+15°
Boom metrics
Общество9 ноября 2023 14:23

Александр Полиди рассказал о том, какую цену может заплатить мир за высокую инфляцию

Профессор Александр Полиди рассказал о природе инфляции и её будущей динамике
Александр Полиди в экономической программе «Деньги Кубани» на радио «КП Краснодар».

Александр Полиди в экономической программе «Деньги Кубани» на радио «КП Краснодар».

Фото: Сергей НАДЕЖДИН

Банк России спрогнозировал инфляцию по итогам года. Рост потребительских цен в России ускорится до 7-7,5%. Целевого показателя в 4% в этом году достичь не удастся, но регулятор ожидает, что годовая инфляция с учетом ужесточения денежно-кредитной политики снизится до 4-4,5% в 2024 году. На этом уровне показатель будет оставаться и в дальнейшем.

- Давайте начнем с того, что инфляция, как процесс, это определенный балансир, определенный регулятор несоответствий. Когда в экономике страны (я говорю о макроэкономике) возникает несоответствие между спросом и предложением, между денежной массой и товарной массой и прочие несоответствия, которые уже носят более тонкий характер, включается автоматически инфляционный процесс, который эти дисбалансы ликвидирует, - отметил Александр Полиди в экономическом подкасте «Деньги Кубани» на радио «КП Краснодар».

Простыми словами, природа сегодняшней инфляции в том, что экономика (производство) не может адекватно отвечать ростом выпуска и продаж на то увеличение спроса, которое в ней присутствует. Это происходит по двум причинам.

Первый фактор – крайне дефицитный рынок труда. Сегодня мы говорим о том, что безработицы в России нет. На Кубани же уровень безработицы составляет 0,4%. Казалось бы, это благо. Но, с другой стороны, это создает фактически дефицитность рынка труда. Это заставляет работодателей идти на повышение заработных плат темпами больше, чем растет производительность работников. То есть, выпуск продукции или услуг работникам вырос на 5%, а зарплату работодатель вынужден повышать на 10%. Это и есть дисбаланс.

По идее, если бы в экономике были бы инвестиции, технологии, свободные мощности, и она могла бы быстро ответить на этот дисбаланс, то такой бы инфляции не было. У нас ситуация другая: реальные располагаемые доходы населения растут, экономика ответить выпуском не может.

Второй фактор заключается в том, что мы в значительной степени отрезаны от западных технологий, но в принципе и не только от западных. Потому что так называемые вторичные санкции крайне ограничивают допуск наших компаний технологиям даже не на западных рынках.

Эти два фактора – когда нам не хватает технологий и технологических решений и у нас дефицитный рынок труда, растет зарплата быстрее, чем производительность – способствуют повышению инфляции. Александр Полиди уверен, у Центробанка не было выбора.

- Эксперты могли ожидать, что будет 15%, 14%, 16% ключевая ставка, но она будет однозначно повышена. Что и было сделано. Но здесь возникает следующий момент. Дальнейшее повышение ключевой ставки уже не дает того эффекта снижения инфляции, который бы ожидался в нормальной, привычной ситуации. Поэтому я вижу, что дальнейших шагов по ужесточению денежно-кредитной политики, то есть по серьезному повышению ключевой процентной ставки, Центробанк предпринимать не будет. Это не решает ни проблему низкого уровня безработицы, фактически дефицитности рынка труда, ни проблему оторванности от технологий, - подчеркнул профессор.

Александр Полиди уверен, что в России есть шансы на снижение инфляции. Иначе Центробанк не делал бы того, что делает. Ведь любое повышение ключевой ставки – это ужесточение денежно-кредитной политики. Все говорят, что процентная ставка ведет к каким-то антиинфляционным эффектам. Почему так? Потому что дорожают кредиты. Кредиты сегодня – это один из самых существенных факторов роста спроса. Самый существенный – это рост реальных располагаемых доходов населения. И второе – закредитованность населения.

Рост процентных ставок не только для населения, но и для компаний приводит к тому, что спрос на кредиты снижается, объем денежной массы в спросе тоже снижается, и вот эта самая инфляция снижается. Почему считается, что инфляция – это абсолютное зло? Есть не полная, но частично справедливая картина. Потому что высокая инфляция дестимулирует инвестиции. Чем выше инфляция, тем меньше желающих вкладывать в производство, вкладывать в обновление основных фондов, вкладывать вообще в экономику. Инфляция обесценивает доходы.

Инфляция – это стимулятор потребительского спроса. Потому что в середине десятых годов европейская экономика, американская экономика боролись с дефляцией. То есть когда цены снижались. Это было мощнейшим фактором торможения западных экономик. В России ситуация другая. Для нас высокая инфляция это, в первую очередь, стоп-фактор для инвестиций. Поэтому и Центральный банк, ставя себе таргет, то есть цель 4-4,5% инфляции по году, тем самым пытается улучшить инвестиционную ситуацию в стране.

Почему именно 4-4,5%? Потому что это все-таки тот стимул, который заставляет людей тратить, а не только накапливать. Я не думаю, что в следующем году инфляция вернется на 4-4,5% таргета, потому что те повышения ключевой ставки и ужесточения денежно-кредитной политики, которые мы видим, имеют лак, то есть отложенное действие в течение двух-трех кварталов.

- Поэтому реально, аналитически, с помощью статистики, посмотреть, работают ли и как работают меры по ужесточению денежно-кредитной политики, мы можем только ко второму кварталу следующего года. Поэтому я не думаю, что в следующем году мы вернемся на уровень 4-4,5%. Но то, что инфляция будет пониже, это факт, - считает доктор экономических наук.

Какой должна быть инфляция, чтобы мы перестали ее замечать? Ответ есть согласно пословице: «Кому бриллиант мелок, кому каша жидкая». Проблемы и у тех, и у других. Также с инфляцией. Если посмотреть на соседнюю и дружественную Турцию, то при инфляции, превышающей 40% годовых, они имеют экономический рост больше 5, а то и 6% годовых. То есть инфляция в 40% годовых для турецкой экономики не является стоп-фактором роста. Для России инфляция от 7 до 12% - это мощнейший стоп-фактор для роста.

Какая инфляция полезна? Та, которая, с одной стороны, заставляет тратить, то есть не останавливает потребление. Само понятие «инфляция» хорошо тем, что мы не ожидаем снижения цен и тратим сегодня, а не завтра. Тем самым мы поставляем деньги в экономику, в производство, и производство процветает.

С другой стороны, высокая инфляция – это стоп-фактор для инвестиций. И поэтому высокая инфляция – это однозначно неправильно для российской экономики, которая крайне чувствительна к инвестициям, хотя бы потому, что инвестиционный климат оставляет желать лучшего, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому для российской экономики 4-4,5% годовых таргета по инфляции – это абсолютно адекватная, взвешенная на сегодняшний день цифра. Достигнув ее, мы не достигнем того желаемого состояния экономики, к которому стремимся. Желаемое состояние – это рост экономики, рост реальных располагаемых доходов населения в согласованных, в сбалансированных показателях, но при этом это возможно только за счет инвестиций. Сегодня мы управляем двумя процессами.

- Почему в Турции рост при высокой инфляции? Потому что есть профицитный, то есть избыточный рынок рабочей силы. Есть избыточные производственные мощности и есть огромное количество инвестиций, которое хочет найти себе место для применения. У нас ситуация другая, у нас затрудненность инвестиций, в значительной степени отрезание от внешних инвестиций и крайне серьезный вывоз капитала из страны, - подчеркнул Александр Полиди.

Это фактор, который приводит к дефицитности рынка труда. То, что нам не хватает рабочей силы, мы можем заместить ее только за счет миграционного притока рабочей силы. Поэтому здесь сравнивать, конечно, Турцию и Россию или Китай и Россию, Европу и Россию крайне непродуктивно. Но вот идеальное состояние – это все-таки 4-4,5% годовых. С одной стороны это стимул тратить, с другой стороны это не стоп-фактор для инвестиций, потому что в тех инвестиционно привлекательных отраслях экономики, которым нужны инвестиции, уровень рентабельности выше, чем 4 или 4,5% годовых.

В каких странах мира сильнее всего ощущается инфляция? В тех странах, у которых очень серьезные диспропорции в спросе и предложении. Что бы мы ни говорили о природе инфляции, монетарная природа (то есть когда Центробанк печатает много денег), это структурная природа, когда в экономике много монополий, мало конкуренции. Это ближе к России, кстати говоря. Тем не менее, инфляция это всегда ответ на диспропорции. Поэтому, если посмотреть на такие эталонные контрпримеры, – это Латинская Америка. Потому что там это уже исторически сложившийся высокий уровень инфляции. Притом, что экономика когда-то стагнирует, когда-то растет.

Вполне разумно привести бразильский или мексиканский пример, когда с инфляцией борются процентной ставкой, и это практически удаляет возможности кредитования населения на рынке. Да, инфляция снижается, но и снижается экономический рост, снижаются стимулы к инвестициям, стимулы к развитию. И поэтому здесь возникает очень тонкая грань. Какой уровень инфляции, каким таргетом, целью Центробанка поддержать. Но самое главное – инфляция не есть самоцель. Самоцель есть экономический рост и устойчивое развитие экономики.

Стоит обратить внимание на то, что кредиты будут дорожать. Естественно, когда Центральный банк повышает ключевую ставку, это означает, что кредиты для коммерческих банков удорожают. Мы сейчас видим, что большинство банков даже из первой десятки подняли и процентные ставки по депозитам, и поднимают процентные ставки по кредитам. Это и требовалось Центральному банку, чтобы снизить количество денежного предложения на рынке.

- Но давайте посмотрим на оборотную сторону этого процесса. Сокращение спроса может в значительной степени снизить экономический рост. Это неправильно. Тогда возникает необходимость субсидирования государственных кредитов, государственной поддержки малого и среднего предпринимательства и тех компаний, которые смогут переварить инвестиции с большей доходностью. Бюджетные кредиты, налоговые льготы, субсидирование по лизингу, кредиты на пополнение оборотных средств. Но все-таки это уже история эксклюзивная, не автоматически работающая кредитная машина. Но, тем не менее, выход из ситуации, когда инфляцию нужно гасить, но при этом нельзя гасить кредитование, вот эта ситуация тоже вполне себе приемлема, - высказался Александр Полиди.

Какую цену мир может заплатить за высокую инфляцию?

Дело в том, что инфляция по миру распределена крайне неравномерно. Есть хрестоматийный пример – это японская экономика. Японская экономика в течение уже 30 лет почти не растет. То есть это называется стагфляция. Это ситуация, когда инфляционные процессы и процессы роста абсолютно не согласованы. И в результате мы видим, что отсутствие экономического роста в Японии (или крайне слабый экономический рост) на эффекте высокой базы. Экономика этого государства не растет. При этом до того, как она перестала расти, она выросла очень сильно и стала по различным оценкам второй, третьей, четвертой экономикой мира.

Это один пример, когда не связанность инфляционных процессов и роста есть дефляция. То есть, это процесс снижения цен, который был очень актуален во второй половине десятых годов в Европе, в Штатах. Это совершенно другая история, это более губительная и менее привлекательная история, чем инфляция, тем более управляемая инфляция. Мы видим примеры африканских стран, где инфляция зашкаливает за тысячи процентов в год. Мы видим примеры Турции, где инфляция очень серьезная. Но там и огромный экономический рост. Поэтому распределение инфляции по миру очень неравномерно.

Сколько каждая страна платит за то, что она борется с инфляцией, или стимулирует инфляцию, как, например, Западная Европа и Штаты во второй половине десятых годов, вот это другая история. То есть у нас, если говорить о России, таргет инфляции в 4-4,5%, если не брать историю двухлетней давности. В нашей стране за низкую инфляцию платили отсутствием экономического роста. Сейчас ситуация другая.

При инфляции 10%, 7,5% ее можно оценивать по-разному. Индекс потребительских цен, то есть то, что мы ощущаем в магазинах, и инфляция – это два разных процесса. Инфляция – это гораздо более широкий показатель. В него входят те товары и услуги, которые нам как потребителям неинтересны или которыми мы не пользуемся. При инфляции 7-7,5% по этому году иметь экономический рост 2,5-2,8% это хорошо.

Как защитить деньги от инфляции при помощи вкладов? Или сейчас стоит вкладывать в золото и валюту?

- Как мир борется с инфляцией, такие и рекомендации. Потому что рекомендации будут зависеть от того, какой объем денег хочет тот или иной человек сохранить от инфляции. Одно дело сто тысяч рублей, миллион рублей, десять тысяч рублей, а другое дело, если это полмиллиарда, миллиард и так далее. Это совершенно разные стартовые условия, поэтому тут говорить о каком-то универсальном подходе я бы не стал. Но я всегда за прагматизм. Конъюнктура финансово-денежного рынка позволяет позаботиться о том, чтобы те сбережения, которые есть у людей, чтобы они не обесценивались инфляционными процессами. Для этого самый лучший вариант – это диверсификация. То есть, когда сбережения распределяются на несколько финансовых или денежных активов. Это может быть депозит, который, кстати говоря, сейчас 10-11%, это реальность. По крайней мере, это уж точно превосходит уровень инфляции, - рассказал радио «КП Краснодар» Александр Полиди.

Второе – это валютные депозиты или валютные сбережения. Эксперт рекомендует посмотреть людям, для которых не критично поставить под риск 30-40% своих сбережений, посмотреть на фондовый рынок. Потому что фондовый рынок сейчас – это рынок акций, облигаций, деривативов. Он дает очень приличные показатели роста.

Есть огромное количество факторов, о которых можно говорить отдельно, прогнозировать о будущем фондового рынка в России, но сегодня он дает очень приличные показатели. На этом рынке есть прекрасные сервисы. Но стоит доверять управление своими сбережениями профессионалам, которые находятся в режиме аналитики рынка, отслеживают тренды 24 на 7.

- Я честно признаюсь, что делюсь частью своего дохода в виде комиссионных, в виде процентов, с теми профессиональными управляющими, которым я доверяю свои сбережения на фондовом рынке. Но для меня это более комфортная и понятная ситуация, потому что фондовый рынок — это сложный рынок, в нем очень сложная аналитика. Им должны заниматься профессионалы, которые понимают, как с этим рынком работать. Поэтому вот такой вариант: депозит рублевый, валютные депозиты, возможно, фондовые рынки, фондовые инструменты, которые управляются профессионально или самостоятельно, если есть соответствующая квалификация, есть соответствующий фактор времени и сил на это. То есть с фондовыми рынками пока все спокойно. Там ситуация такая, которой не было никогда. Здесь есть ряд возможных сценариев развития ситуации, но это уже другая история. Есть понятие цикличности, конъюнктурного перегрева или охлаждения. Фондовый рынок – это лакмусовая бумажка для всех политических и прочих заявлений. Это хороший инструмент для того, чтобы уберечь свои сбережения от инфляционных процессов, - заключил Александр Полиди.