Премия Рунета-2020
Краснодар
+21°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 июня 2024 15:27

Мы кратно превосходим Эмираты по экономическим критериям: Александр Полиди назвал факторы силы Кубани

Профессор Александр Полиди рассказал, в чем сила Краснодарского края, на примере ОАЭ
Александр Полиди в студии радио КП

Александр Полиди в студии радио КП

Гостем студии Радио «КП»-Краснодар» стал профессор, доктор экономических наук Александр Полиди. Экономист ответил на вопросы журналиста Дмитрия Михеева и радиослушателей, рассказал о том, что даст нашему региону ПМЭФ-2024.

- XXVII Петербургский международный экономический форум обещает стать самым рекордным по числу заключенных соглашений. На эти цели направят почти 4 триллиона рублей. В этом году культурная столица принимает много участников, около 7 тысяч гостей из 136 государств. Что даст этот форум простому жителю Кубани?

- ПМЭФ, как и любой другой такого высокого уровня форум, тем более международный, это надводная часть айсберга. Это витрина, венец творения, а под водой – огромная работа, которая предшествовала форуму, по подготовке инвестсоглашений, по их структурированию, по поиску инвесторов, по структурированию концессионных соглашений, то есть там, где государство и бизнес выступают партнерами. Это колоссальная дофорумная работа. И на форуме это все кристаллизуется в проектах, в подписании, в документах, которые уже становятся действительными и явными. Поэтому для любого жителя нашего края этот форум, конечно, даст свой положительный эффект. Потому что те проекты и те инвестиционные соглашения, которые заключены или были готовы к заключению, не могут не дать того самого эффекта.

Это и курортный бизнес, и агропромышленный бизнес (причем в агропроме абсолютно рекордный объем инвестиций), это и дорожное строительство, дорожное хозяйство, это и жилищное строительство, и, безусловно, промышленность. То есть те самые флагманские отрасли нашей экономики, которые сегодня растут и которым придается очередной импульс для развития в будущем. Поэтому полемика о том, нужны ли такие форумы, какой их смысл и ценность, зачастую не профессиональна. На этих форумах налаживается самый тесный контакт между властью и бизнесом, обществом и бизнесом, журналистским сообществом и бизнесом. Поэтому как площадка – это бесценно. И, кстати говоря, я много лет был в оргкомитете, и потом просто участником сочинского инвестиционного регионального форума. Эти форумы нужны, поверьте. Знаю кухню эту изнутри. Такого, чтобы эти форумы не оказывали воздействия на экономику региона или страны, даже группы стран, точно не бывает.

- «Комсомольская правда» со ссылкой на губернатора дала информацию о том, что в 2024 году Кубань планирует привлечь в совокупности до 920 миллиардов рублей. Также планируется завершить 100 крупных проектов на сумму 150 миллиардов рублей с новыми рабочими местами до 5000 человек. Это впечатляющий показатель для такого региона, как Кубань?

- Чтобы впечатлиться или не впечатлиться, нужно приводить какие-то сравнения. Во время предолимпийских тучных лет, когда нам казалось, что на край обрушился инвестиционный дождь, это было 650 миллиардов рублей. Посмотрите, 920 миллиардов, заканчивается на 150 миллиардов. Посмотрим сегодня портфель инвестиционных проектов края. По-разному можно считать, конечно, они в разной степени готовности, какие-то заявлены, какие-то в нулевой стадии, какие-то в заключительной стадии, это под триллион. Представляете, какой это колоссальный объем инвестиций? И, конечно, здесь, безусловно, заслуга экономического блока нашей администрации, инвестиционного климата, который создан в крае, того самого миграционного притока, который является мощнейшим драйвером развития кубанской экономики. Безусловно, то, что у нас есть и будет всегда – это наша уникальная экономика, географическое положение и отраслевая структура, которая является абсолютно уникальной для России и даже для Южно-Черноморского, Средиземноморского региона точно.

- Вопросы от наших слушателей. Минфин подготовил и внес в правительство законопроект об изменениях в налоговой системе. В числе прочего он затронет налог на доходы физических лиц. Станут ли зарплаты кубанцев меньше?

- Нет, конечно. Объясню почему. Величина заработной платы определяется спросом и предложением на рабочую силу. Какой бы это ни был сектор. Да, в бюджетной сфере, в государственной структуре взаимодействие спроса и предложения чувствуется меньше, потому что там есть ограничители, которые очень сложно преодолеть. А в коммерческом секторе это абсолютное взаимодействие спроса и предложения. Поэтому, какой бы ни был налог, величина заработной оплаты – это тот спрос, который есть на рабочую силу, и то предложение, которое есть на рынке. Повлияет ли на величину дохода? Косвенно да. Если мы посмотрим на ту шкалу, которая вводится прогрессивно, и на то совершенство, те изменения в налоговой системе, которые продекларированы, то увидим, что 2,4 миллиона рублей в год дохода – это база. То есть для этих людей не меняется ничего. Для людей, которые зарабатывают до 5 миллионов рублей, от 5 до 10, от 10 до 20 и свыше 20 млн в год, ставка становится прогрессивной. Она поступенчато изменяется до 22%. Да, в верхнем уровне этой шкалы будет заметно повышение налога. Но, с другой стороны, мы понимаем, что есть объективный экономический закон. Когда чувствительность к налогу в 13% для людей, которые зарабатывают 50 тысяч или 100 тысяч в месяц, гораздо выше, чем чувствительность к налогу в 20% для людей, которые зарабатывают от миллиона и больше рублей выше.

- Уважаемый Александр Анатольевич, всегда слушаю ваши подкасты, получаю объективную информацию. Спасибо за «Деньги Кубани». Скажите, а считаете ли вы налоговую реформу в этом виде адекватной мерой в нынешних экономических условиях?

- Да, считаю, и это не какое-то популистское утверждение, и я абсолютно не ангажированный в этом смысле человек. Мы понимаем, что в той геополитической ситуации, в которой мы оказались, расходы государства растут объективно. Это безусловно, с этим ничего поделать нельзя, это есть и будет. За январь-апрель этого года дефицит федерального бюджета составил 3,9 триллиона рублей. Это серьезная цифра. Можно с этим что-то поделать? Конечно, нет. Можно ли искать источники дополнительных бюджетных доходов? Да. Не просто можно, но и нужно. И знаете, тот проект, который сейчас будет реализован, нашел тот самый баланс. Это баланс между тем, чтобы налоговая система не стала кнутом на экономическом росте, на росте дохода населения, предпринимательской активности с одной стороны, но с другой стороны, чтобы она все-таки смогла привлечь из экономики достаточно денег, чтобы финансировать тот дефицит бюджета, который возникает.

Три фактора вижу. Первый фактор. В обществе есть серьезный запрос на то, чтобы была внедрена прогрессивная шкала из-за очень серьезной дифференциации доходов населения. И плоская шкала, которая у нас является более эксклюзивной или менее применяемой в мире, чем та, которая вводится сейчас. Это прогрессивная шкала. Европа с этим живет несколько десятилетий уж точно. Даже те страны, которые сегодня являются нашими, так сказать, бенчмарками, это Эмираты, Турция, Китай, у них в той или иной форме и виде реализована прогрессивная система. Это первый фактор: запрос.

Второй фактор, который способствовал изменениям налоговой системы, которые сейчас вводятся, это то, что государство тратит больше, чем зарабатывает через налоговую систему. Откуда нужно брать деньги? Из тех налогов, которые являются не проинфляционными, которые не стимулируют инфляцию. А какие налоги сейчас попали под изменения? Это НДФЛ, налог на доход физических лиц. Это налог на прибыль компаний от 20 до 25%. Это частичные изменения по НДС в части малого бизнеса, это что касается упрощенной системы налогообложения и это то, что касается выхода за 60 миллионов рублей того оборота, при котором применялась и применяется упрощенная система налогообложения. Обратите внимание, что НДС как самый проинфляционный налог в основной массе на 99% не затронут. То есть уже проинфляционный фактор исключен.

Второй очень серьезный налог – это так называемый налог на труд. Здесь 30 плюс процентов или 27 плюс процентов (в разных системах и при разных обстоятельствах ставка меняется). Это то, что не затрагивается, а, соответственно, обременение для работодателей на увеличение стоимости труда, не происходит. Поэтому, если посмотреть на НДФЛ, по разным оценкам его затронет повышение от 3,4% до 4% работающего населения страны. Будет ли эта система в администрировании дороже? Да, будет, как и любая прогрессивная система налогообложения. Но та IT-система, которая сегодня используется в налоговой системе страны, тот уровень сервисности, который наши налоговики сегодня обеспечивают, позволяет достаточно спокойно смотреть на стоимость администрирования налоговой системы. Я не думаю, что мы здесь увидим какое-то удорожание самой системы.

И третий фактор. И о нем нельзя не сказать. Объем инфраструктурных и социальных проектов, которые сейчас реализуют государства, его не было никогда. Никогда в советскую и в новейшую историю таких сложных проектов, к которым сейчас подошли мы (и, естественно, которые невозможны без участия государства, в любых вариантах, государственно-частное партнерство, концессионные соглашения и так далее), не было никогда. В эпоху Советского Союза так и не подошли к строительству трассы от Джубги до Сочи. Сейчас этот проект имеет все шансы на то, чтобы реализоваться. В России, кстати, одной из немногих развитых в транспортном отношении стран, нет сети высокоскоростных железных дорог. Она должна появиться. Первый этап будет питерский, второй – уральский, третий – Москва-Адлер. То есть мы благами цивилизации высокоскоростных железных дорог воспользуемся.

- Вопрос из Краснодара. Вы часто разговариваете с предпринимателями, а какое у них настроение? Есть ли чувство настороженности? Что они вам говорят?

- С предпринимателями разговариваю 24 на 7. Даже сейчас, когда я ехал сюда в студию. Работа у меня такая, я связан с предпринимательством и с экономикой. Скажу так, уровень позитивного настроя предпринимателей, который мы видим сейчас, самый высокий за всю мою 25-летнюю практику. Я сейчас не буду цитировать индексы предпринимательских ожиданий, предпринимательской активности, потому что это вещи, которые требуют серьезного анализа. Скажу как обыватель. Чуть-чуть стоило ослабить административное давление на бизнес, упорядочить господдержку и сделать ее доступной, близкой и простой, как бизнес расцвел. И в частности, малый и средний бизнес, который составляет очень серьезный, гораздо больший удельный вес в экономике Кубани. Поэтому сегодня предприниматели смотрят уверенно в будущее.

Конкуренции как таковой предприниматели боятся меньше всего. Больше всего они боятся государственного регулирования, государственного воздействия, ограничений, безумных запретов и так далее. Почему уверенно говорю безумных, потому что они таковыми и являются. Говорю это из практики. Чуть стоило эти запреты начать снижать, сделать более гибкой, прозрачной и доступной систему господдержки, как бизнес начал расцветать. И, естественно, предпринимательские начинания стали гораздо более позитивными. И могу сказать, что я очень хорошо знаком с системой господдержки, в частности, малого предпринимательства, да и вообще бизнеса в нашем крае. Уверенно говорю, она одна из лучших в стране. И сегодня практически любому предпринимателю предоставляется та форма поддержки, которая является адекватной.

Маленький пример, чтобы подтвердить это. Один из моих клиентов, очень крупный предприниматель – это крупная компания, которая сейчас реализует проект по производству медицинских изделий. Кстати говоря, этот инвестор подписывает инвестиционное соглашение с администрацией на Петербургском международном экономическом форуме. В октябре-ноябре прошлого года этот предприниматель и его компания обратились за вероятной господдержкой. Господдержка уже получена, более того, уже закуплено оборудование, понятна технология. А сколько времени прошло? За эти полгода прошел весь бюрократический цикл, цикл согласований, предпроектный, так сказать. И мне очень было приятно, когда Валерий Геннадьевич мне сказал, что они уже подписывают документ на форуме в Санкт-Петербурге.

- Будучи молодым преподавателем престижного вуза, я и мои коллеги сталкиваемся с тотальным снижением качества подготовки студентов. Считаете ли вы правильной подготовку экономиста вузами профильной направленности? Сельскохозяйственных, медицинских, культурных и так далее?

- Я считаю правильной подготовку экономистов теми, кто способен их готовить. Неважно, сельскохозяйственный или медицинский вуз, потому что в любой отрасли есть специфика. Я окончил технологический университет. И моя специальность – инженер-экономист. И это настолько классная специальность, потому что есть инженерные компетенции. Я понимаю, как работает производство, знаю с инженерной точки зрения, как отладить бизнес-процессы. И это делает в определенной степени уникальной ту профессию, которой я обладаю. Потому что вторая часть – это экономика. Давайте далеко не будем ходить. Наверное, лучшее прогрессивное, что сегодня сделано в экономическом образовании края, это открытие нового факультета в КубГАУ – института цифровой экономики. Его открыли абсолютно инновационно, на пустом месте, без всякого консервативного прошлого. В нем готовятся специалисты абсолютно новой формации. Это сельскохозяйственный вуз. Поэтому, где готовить хороших экономистов, это вопрос.

А кто способен готовить хороших экономистов? Я считаю, что одни из лучших экономистов, макроэкономистов, экономистов, которые занимаются международными отношениями – это МГИМО. Но это дипломатический вуз, находящийся под ведомством Министерства иностранных дел. Равно как и наш аграрный университет – подведомственный вуз Министерства сельского хозяйства. Поэтому лучший проект, реализованный не сколько в нашем крае, сколько на юге в части прогрессивной экономической подготовки – это институт цифровой экономики в аграрном университете.

- Кстати, вы к ЕГЭ как относитесь?

- Очень положительно. Боюсь сейчас, может быть, неправильно понятым. У нас есть два полюса. Есть очень хорошая идея ЕГЭ. Почему она хорошая? Потому что молодой человек, заканчивающий школу в маленьком городке, в станице, в поселке, в деревне, где возможности интеграции в вузовскую систему крупного города, крупнейших научных центров страны, объективно меньше. Это и качество подготовки, и качество материальной базы. Хотя я окончил в Усть-Лабинске среднюю школу, и хочу сказать, что моя подготовка была просто на голову выше, чем подготовка моих краснодарских однокурсников, с которыми я учился. Поэтому вопрос может быть и дискуссионный. В чем смысл ЕГЭ? В том, что любой человек, получив определенный балл, совмещает выпускные и вступительные экзамены, и тот уровень оценки знаний, который он достиг, позволяет поступить в любой вуз. Другое дело, как это исполняется? Исполняется с колоссальными, с чудовищными перегибами. То, что я читаю в СМИ, и то, с чем столкнулись мои близкие люди в позапрошлом году, это чудовищно именно с точки зрения полицейского администрирования, нервозности, которая детям на пороге адресуется. Это категорически недопустимо. Но идея хороша.

- Наш следующий слушатель задает вопрос, ответ на который ищут многие эксперты. В чем, на ваш взгляд, сила Кубани?

- Сила Кубани очень велика. И она в том, что мы третий по населению регион страны. Один из очень немногих, из 16 позитивных в миграционном плане регионов. У нас есть не естественный прирост, а миграционный прирост. Но в чем сила? Первое – это экономико-географическое положение. Нет такого другого региона, в котором сошлись бы все благоприятные факторы для развития бизнеса, социальной сферы, общества, реализации талантов, возможностей, как в нашем крае. Абсолютно уникальное экономико-географическое положение. Его потенциал, если и использован сейчас, то, наверное, процентов 5-10 максимум.

Конечно, это не бенчмаркет, не база для сравнения, но тем не менее. Например, Эмираты, как-то перекрестие путей, инвестиций, дизайнерских, креативных индустрий, мы по всем этим экономическим критериям, по потенциалу, который есть у края. Так вот мы Эмираты превосходим кратно. Вопрос в другом, реализован ли этот потенциал? Нет, он не реализован. И этому есть и объективные, и субъективные причины. Сейчас не об этом речь. Но экономика, географическое положение – это фактор номер один.

Второй фактор – то, что наш край, как я уже сказал, является миграционно-позитивным регионом. К нам приезжают люди. Кстати говоря, не нужно думать, что это люди почтенного возраста. Это достаточно молодые люди, экономически активные люди. Они приезжают сюда с бизнесами, идеями, смыслами, силами, капиталом и активностью. И то, что делает сегодня миграционный приток в нашем крае, это уникальное явление для России.

Я хоть и не коренной краснодарец, но уже больше 30 лет живу здесь. Помню, как относительно недавно, в начале 21 века по улице Северной ходили гуси, рос картофель, и я ехал на работу и думал : «Господи, неужели я когда-то отсюда вырвусь? Из этой большой, но все-таки деревни» И это было относительно недавно, начало 20-21 века. Тем не менее то, что сейчас происходит с Краснодаром и с побережьем, с крупными центрами деловой активности в нашем крае – это уникальное явление для страны.

И отмечу третий фактор силы Кубани. Наш регион амбициозный. Я много общаюсь в экономических, управленческих кругах, и когда выходит какой-то рейтинг, где мы первое, второе, третье место занимаем, то все понимают, что это заслуженно. Так и должно быть. Мы – в первой пятерке по инвестиционной активности, по объему инвестиций. Это естественно, как может быть по-другому? Но когда выходит рейтинг, где мы занимаем 30-е место по уровню развития городского транспорта, говорят: «Нет, ну это рейтинг неправильный» Поэтому, в принципе, амбициозность, которая является определенным культурным кодом в нашем регионе – это тоже уникальность. И это сила Кубани.

- Слушатель спрашивает: «Не было ли у вас желания перебраться в столицу?»

- Конечно, было. Более того, оно было несколько раз и реализовано. Я пытался жить в Москве, за границей, и так получалось, что что-то меня возвращало сюда. Но меня в первую очередь влекла в Москву, Питер, за границу, качественная городская среда. Я очень требовательный к эстетике, к дизайну и к качеству городской среды. Краснодар для меня, особенно Краснодар 20-летней давности, был клеткой, из которой хотелось выбраться, потому что было некрасиво, излишне консервативно, неприглядно и так далее. Я не могу сказать, что сейчас город кардинально стал красивее, особенно в центре. Но то, как он развивается, как меняется городская среда и то, как ты можешь себя реализовать в Краснодаре, не вижу смысла, например, жить и работать в Москве.

- Скажите, пожалуйста, какую книгу вы сейчас читаете и какая книга для вас номер один?

- Хороший вопрос. Я разделяю чтение профессионально. Например, мне сейчас нужны для работы, для тех проектов, которые я консультирую, профессиональные источники. Я их, естественно, читаю, я читаю их всегда. Но, мне кажется, лучшее, что есть сейчас для меня – это «Экономика впечатлений: Как превратить покупку в захватывающее действие». Эта книга зарубежная, она переводная, автор Джеймс Гилмор. Он написал очень-очень серьезную книгу. Она как раз про то, что мы живем в эпоху экономики впечатлений, иррационального потребления, экономики счастья, если хотите. Это абсолютно новый этап развития экономики.

Меня профессия заставляет развиваться. Ведь ты работаешь с компаниями, которые тебе за это платят деньги и, естественно, хотят от тебя получить серьезную добавленную стоимость, иначе мы бы с вами здесь не сидели бы и не разговаривали. Нужно давать, помимо каких-то технократических вещей (оптимизации бизнес-процесса, исключения чего-то, мотивацию персонала, хорошую инвестиционную стратегию, стратегию кредитовать), какие-то смыслы, которые являются неочевидными. У меня большая практика в авиационном бизнесе с 2008 года, практика в туристическом, производственном, промышленном бизнесе и так далее. И везде это экономика впечатлений. Сегодня это номер один.

Но если говорить про личное чтение, я отсылку сделаю к 2007 году. У меня был клиент – одна крупная федеральная туристическая компания, которая запускала чартерные рейсы из Краснодара в Израиль. В 2007 году я попал первый раз в Израиль, в Иерусалим. И с тех пор я туда езжу именно за смыслами. На протяжении уже многих лет занимаюсь тем, что изучаю не как религиозную, а как философскую, общечеловеческую, гуманитарную литературу, еврейскую традицию. Это иудаизм, Танах, Тора, пророки, Писание. Я это делаю каждый день, обязательно хотя бы несколько страниц прочитываю для личного обогащения. И глубочайшее моё убеждение в том, что экономика, как наука, дает ответы на абсолютно все вопросы материальной жизни. В том числе и удовлетворенности тем материальным положением, которое ты можешь себе в силу своих способностей и энергетики обеспечить. А Священное Писание, именно то, о котором я сказал, Танах, даёт абсолютно все ответы на все вопросы духовной жизни. Я как-то увидел такое определение, что это инструкция по эксплуатации земной жизни. Да, есть Писание письменное, это то самое пятикнижие, есть так называемая устная Тора, которая тоже записана. Я ее читаю в изложении еврейских мудрецов. Есть абсолютно замечательные, потрясающие книги, в частности «Шулхан Арух», которую я сейчас читаю. И есть еще Кабала. Вот её мы изучать не можем, потому что Кабала – это учение, которое требует очень глубокого погружения в философию и в традицию иудаизма, выполнение всех заповедей и, самое главное, владение ивритом. Я им, естественно, не владею, и поэтому какие-то каббалистические вещи изучаю только в изложении тех мудрецов, которым позволено об этом говорить.

- Вы согласны с утверждением одного академика, что экономика близка к психологии?

- Более того, это две стороны одной медали. Почему я сказал про книгу «Экономика впечатлений». Что для нас сегодня экономика? Мы сейчас не испытываем дефицита ни в чем. Мы обеспечены всеми материальными благами, которые только могут быть. У нас теперь есть дефицит смыслов, дефицит эмоций, дефицит впечатлений, дефицит счастья, в конце концов. У меня есть производственный, абсолютно новый проект, на пустом месте, в чистом поле. Где здесь место экономики впечатлений? Где здесь место психологии? Так на этом заводе будут работать люди, которые будут выполнять определенную миссию. И от того, как они будут выполнять эту миссию, от этого будет зависеть способность этого бизнеса, способность этой компании развиваться. Не могут люди подавленные, обездоленные, лишенные чего-то и не видящие каких-то перспектив, не могут они быть эффективными. Эффективным может быть только свободный человек, только человек, который понимает свои цели, человек, который видит адекватное к себе отношение, вознаграждения, и не только материальные, но и нематериальные. Только в этом случае человек может работать эффективно. Дефицит этого смысла – экономика с одной стороны, психология с другой стороны – для российских «старых» компаний. Он очень сильно там присутствует, тем более для бюджетной сферы и для молодых компаний. В частности, я один из соорганизаторов «КубА Клуба», бизнес-общества. У меня очень много в ближайшем окружении тех людей, которые совмещают экономику и психологию. Это экономисты, психологи, менеджеры, маркетологи, кто угодно, но только на совмещении материальных смыслов, потому что экономика – это о деньгах. Смыслов психологических смыслов жизни, целеполагания. Только так можно строить благополучие в широком смысле.

Досье

Александр Полиди. Родился 10 декабря 1970 года в городе Усть-Лабинске Краснодарского края. В 1993 году получил диплом с отличием Кубанского государственного технологического университета по специальности «Экономика и управление на предприятии», а в 1997 году окончил аспирантуру. В 2002 году Александр Полиди получил профессиональный сертификат по финансовому менеджменту Открытого университета Великобритании. Через несколько лет окончил Государственный университет управления в Москве, а затем стал доктором экономических наук. В 2006 году освоил программу коучинга по стратегическому менеджменту в Германии. Работал ассистентом, а затем доцентом кафедры экономики, финансов и учета КубГТУ. Позже – заместителем директора Агентства экономического развития Краснодарского края, в Институте современных технологий и экономики в кубанской столице. Автор и ведущий проекта «Бизнес-класс». Соучредитель некоммерческой организации сообщества предпринимателей Юга России «КубА Клуб». Член экспертного пула Южного главного управления Центрального банка России. Соавтор трех учебников и четырех учебных пособий. Автор и соавтор 155 научных статей. Заслуженный экономист Кубани.