Происшествия7 сентября 2021 16:21

Девять детей-инвалидов остались без средств из-за подозрений в жестоком обращении приемных родителей

В конфликте сейчас разбирается суд в Краснодарском крае
Дети утверждают, что Ефимовы любят их как родных. А опека в этом не уверена

Дети утверждают, что Ефимовы любят их как родных. А опека в этом не уверена

Фото: Евгения ОСТРАЯ

На двухэтажном кирпичном доме Ефимовых в станице Брюховецкой висит выцветший плакат — «Оставьте нас в покое». И теперь это не просто дом для очень нетипичной российской семьи. Он - неприступная крепость, а плакат — ультиматум.

19 июля власти Брюховецкого района Краснодарского края своим постановлением фактически «уволили» Ирину и Александра Ефимовых из числа родителей 12 приемных детей. Органы опеки постановили расторгнуть с ними договор о приемной семье и прекратили финансирование. Ефимовых вынуждают сдать детей в реабилитационный центр.

ПЕРЕЕЗД

В 2017 году Ирина с мужем Александром переехали в Краснодарский край из Челябинской области. Хотелось больше солнца, тепла. В общем, всего того, за чем обычно переезжают на юг.

- Дом я покупала дистанционно. Приехала уже на сделку. Он нуждается в ремонте. Поэтому мы в этом состоянии пребываем перманентно, - показывает дом Ирина.

В семье прямо сейчас растут 12 приемных детей разных возрастов и с очень непростыми судьбами и недугами: Лариса - 7 лет, Вика и Наталья -13 лет, Саша - 12 лет, Ангелина - 14 лет, Настя - 16 лет, Саша - 15 лет, Вова - 17 лет, Павел - 18 лет, Юлия - 19 лет, Аллочка - 18 лет.

- Это наша Ларочка. Ей 7 лет, но у нее тяжелая форма аутизма. Врачи детдома, откуда мы ее забирали в 2 месяца, говорили, что она вообще не будет вставать с постели. А она, вот, пультом от телевизора орудует лучше любого взрослого. Мультики любит, - знакомит приемная мама со своими детьми.

Ларисочка в семье самая младшая и самая тяжелая с точки зрения диагноза

Ларисочка в семье самая младшая и самая тяжелая с точки зрения диагноза

Фото: Личный архив

Лариса живет в их с мужем спальне. Но Александр давно перебрался из супружеской кровати на диван, который стоит недалеко.

- Она ведет себя, как младенец, в силу своих особенностей. И я не сплю по ночам уже семь лет. Лариса просит бутылочку ночью и нуждается в смене подгузников, - продолжает Ирина.

Не обращая на меня никакого внимания, Лариса в это время надевает наряды: пушистую юбку и туфли. Она тоже девочка, кто бы что ни говорил. И сейчас самая младшая в их семье.

К инспекциям Ефимовы привыкли, поэтому доверительно отпускают бродить по дому самостоятельно. На первом этаже - просторный холл, большая столовая, комната родителей, на втором - детские. Самая уютная - бело-розовая - двух приемных дочек-подростков, 13-летних Вики и Наташи.

- Какая красивая у вас комната! Хорошо вам здесь живется? – спрашиваю у них. Девочки садятся на край старательно заправленной двухъярусной белой кровати и кивают в ответ. Ловлю себя на мысли, как бы ответил мой сын, задай ему чужая тетя тот же вопрос...

ПАША

Старшему из приемных детей Ирины Ефимовой не грозит в очередной раз лишиться родителей. В отличие от своих сводных братьев и сестер он — студент Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова — волен сам решать, где и с кем ему жить. Именно про этого интеллигентного парня хочется рассказать персонально.

- Это мой сын Паша, - представила нас Ирина.

- Родной? - задала я нелепый вопрос, глядя на симпатичного и абсолютно полноценного (да простят меня остальные!) парня.

- Паша приемный. Самый первый.

Паша - студент Сеченки

Паша - студент Сеченки

Фото: Личный архив

В семью Ефимовых он попал, как и все, через детдом. Мальчик появился на свет без одной почки, и родители отказались от него, как только узнали об этом.

- До Паши у меня и в мыслях не было становиться приемной матерью. Но подруга убедила, что на этого мальчика я просто обязана посмотреть. Она занималась помощью как раз таким детям, - продолжает Ирина. - Ему было 4 года, когда я его увидела, и сразу поняла — мой.

Но Паша и не думал завоевывать любовь потенциальной родительницы.

- У него была своя воспитательница, к которой он был привязан. Поэтому доверие еще пришлось завоевывать, - говорит приемная мама.

Кроме пробуждения сыновьих чувств, Ирине пришлось серьезно работать над тем, чтобы Паша не отставал от сверстников. После почти больничного режима детского дома мальчик тяжело изъяснялся и не имел нужных в этом возрасте навыков. Это трудно представить, видя перед собой без пяти минут дипломированного психолога престижнейшего вуза страны. Но так было.

- Я возглавляю волонтерское движение в универе. Мы помогаем освоиться первокурсникам. Поверьте, это в Москве очень непросто, - говорит Паша.

Повзрослев, парень нашел своих родных сестер в соцсетях. Но общаться с ним они не стали.

- Я не могу сказать, что чувствую какую-то обиду на этот счет. Может, если бы все сложилось иначе, у меня не было бы того, что есть сейчас, — мамы, профессии, - продолжает молодой парень.

Паша живет в столичном общежитии. Но на каникулы неизменно приезжает в дом настоящей матери.

КОНФЛИКТ

Словосочетание «органы опеки» вызывает здесь нехорошие ассоциации. Ирина Ефимова настаивает на давнем и затяжном конфликте с начальницей местного отдела опеки Екатериной Ельчуговой, который, конечно, не обошел стороной и сознание детей.

- Екатерина Сергеевна сначала была моей классной руководительницей, - говорит 15-летняя Наташа. – Но она все время обижала нас.

Ту же версию рассказывает и мать приемных детей, снабжая ее еще более ужасающими подробностями, вплоть до покушения Ельчуговой на поджог дома приемной семьи. Но подтверждений этому нет, зато есть явная неприязнь с обеих сторон.

В огромном доме Ефимовых всего много, но спокойствия нет

В огромном доме Ефимовых всего много, но спокойствия нет

Фото: Евгения ОСТРАЯ

Началась она с кляуз в инстанции.

- Я пожаловалась на ее плохое отношение к моим детям, когда она была еще педагогом, - утверждает Ирина.

В итоге Ельчугова объяснялась перед начальством после жалоб Ефимовых, а те получали «вендетту» с разбирательством в ПДН. Каждый раз надзорные органы не находили поводов для беспокойства. Кульминации эта война достигла, когда в 2019 году Ефимовым отказали взять из Подмосковного приюта 16-летнюю Ангелину.

- Я вижу фотографию и понимаю, что это мой ребенок. Мне и метраж дома и доходы позволяют принять ребенка в семью, поэтому я обратилась в опеку. Там я столкнулась с агрессией и отказом, — вспоминает женщина.

Но Ирина сдаваться не привыкла. Она пошла в суд и выиграла. Инстанция признала отказ органов опеки необоснованным, и Ангелина все-таки стала членом большой семьи Ефимовых.

Впрочем, ненадолго. Война с органами опеки только разгорелась с новой силой. И сейчас толстенная папка из разного рода инстанций для Ефимовых - как история "болезни". Более того, с 19 июля им приостановили все выплаты.

- Теперь к нам регулярно приходят из всех органов надзорных, проверяют, не пуст ли холодильник, - говорит Ирина. - Мое вознаграждение как опекуна — чуть больше ста тысяч рублей в месяц. И не раз я слышала, что все ради денег. Но все, кто так говорят, зайдите в детский дом для инвалидов - там десятки несчастных. Возьмите на воспитание!

На плите, к слову, стоит огромная кастрюля, в которую ее муж Александр всыпает макароны из мешка столь же внушительного объема.

- Ефимовы временно освобождены от своих обязанностей, да. И сейчас по факту они незаконно удерживают приемных детей, - сообщила «Комсомолке» начальник отдела по вопросам семьи и детства Екатерина Ельчугова.

По ее словам, никто не собирается отбирать детей у Ефимовых. Но есть сигнал о жестоком обращении с подопечными, который необходимо проверить.

- Это невозможно сделать, пока дети будут находиться под влиянием приемных родителей. Специалисты лишены возможности индивидуального общения с детьми. А психологический анализ возможно провести, только на время изолировав их, - поясняет Екатерина Ельчугова.

Именно такая мотивировка указана и в постановлении главы администрации Брюховецкого района.

"В связи с невозможностью изучения психоэмоционального состояния несовершеннолетних подопечных для проверки фактов жестокого обращения в отношении них, по причине создания Ефимовой Ириной Геннадьевной условий невозможности личного общения со специалистами...", - говорится в документе.

Чтобы было яснее, у Ирины Ефимовой есть родной сын — 30-летний Анатолий. У него уже своя семья, но, как и мать, он приемный родитель четверых детей-инвалидов. С одним из подопечных, 16-летним Андреем (имя изменено), у него произошел конфликт.

- У мальчика расстройства ментального характера. И в один из дней он начал приставать к дочери моего сына, - поясняет Ирина.

После этого инцидента Андрея решили вернуть в детдом. А он пришел с заявлением в органы опеки. Правда, почему-то на семью, в которой не жил, — Ирины и Александра Ефимовых. Именно он пожаловался, что у приемных родителей детям живется плохо, их обижают и даже бьют.

В прокуратуре Краснодарского края о ситуации в приемной семье известно.

- Идет проверка, - коротко отвечают в ведомстве.

По краевому законодательству, все судьбоносные решения в отношении приемных детей отнесены в ведение районных отделов опеки.

- В соответствии с КЗ-1372 вопросы опеки и попечительства отнесены к муниципальному образованию, - подтверждают в минтруда Краснодарского края.

На днях у Ефимовых состоялся очередной суд. Напомним, Ирина и Александр пытаются обжаловать решение органов опеки о помещении их приемных детей на психологическую экспертизу в реабилитационный центр.

Но к окончательному выводу инстанция не пришла, отложив заседание до конца сентября. Кроме того, к разбирательству в сложной ситуации теперь суд привлек и уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае Анну Ковалеву.

КОММЕНТАРИЙ ОМБУДСМЕНА

Аппарат уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае следит за ситуацией в приемной семье Ефимовых. Ответ на запрос "Комсомолки" публикуем дословно.

- Мы изучили ситуацию, запросив официальную информацию в министерстве труда и социального развития Краснодарского края, в органах местного самоуправления и правоохранительных органах.

Поскольку поступившая информация содержала сведения о фактах нарушения прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также законодательства, регулирующего деятельность приемных семей, требующих тщательной комплексной проверки в том числе со стороны правоохранительных органов (которые Уполномоченный не вправе подменять), Уполномоченный незамедлительно проинформировал прокурора Краснодарского края об указанных фактах, инициировал их проверку краевой прокуратурой, сообщив о своей готовности принять в ней участие, - написала Татьяна Ковалева. - Оценка законности и обоснованности действий (бездействия) органов местного самоуправления, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, должностных и иных лиц будет дана органами прокуратуры.

Кроме того, указанные вопросы являются предметом судебных разбирательств, участником которых Уполномоченный не является и, соответственно, не вправе давать правовую оценку сложившейся ситуации. Таким образом, выводы делать пока преждевременно.