Общество28 сентября 2021 6:57

Туфельки по цене машины. Вот что творит в неприметной мастерской сочинский сапожник

Но в его будке можно найти и ботинки по карману
Ваге Айвазян

Ваге Айвазян

Фото: Геннадий БОЧКАРЕВ

Ваге Айвазян родился и вырос в Армении, а после школы переехал в Сочи.

- Мы жили неподалеку от обувной мастерской, - вспоминает Ваге Айвазян. – Я часто ходил мимо, а когда стал постарше, как-то попросил разрешения зайти в небольшой цех. До сих пор помню тот удивительный запах настоящей обувной кожи, мастеров, которые виртуозно работали специальным инструментом, станки, колодки повсюду. Прямо на моих глазах на подошву надевали верх и рождались туфли, босоножки, сапоги. Помню, как мастера брали в руки новую обувь, еще раз все проверяли. Смотрели на каждый шов, кажется, до ниточки все рассматривали. Тогда я понял, что самая качественная обувь делается руками, до самой ниточки.

Может быть, та мастерская и определила судьбу Ваге и он решил научиться шить обувь. Причем заранее знал, что модели будет придумывать сам, чтобы они были разными и неповторимыми. Как теперь говорят – стопроцентный оригинал, эксклюзив. Мы разговариваем во дворике, перед «фирменной» мастерской Ваге Айвазяна в сочинском микрорайоне Макаренко. Надпись на входе вроде бы дежурная: «Ремонт любой сложности, восстановление обуви».

- Знаете, люди разные приходят, - улыбается мастер. – Иногда приносят ботинки, которые давно пора бы выбросить, но просят «сделать хоть что-нибудь». Я смотрю, что качественный ремонт будет стоить в два раза дороже пары хорошей новой обуви.

Ваге Айвазян

Ваге Айвазян

Фото: Геннадий БОЧКАРЕВ

- Говорите об этом клиенту?

- Нет, потому что он сам это понимает и, если принес «на восстановление», стало быть, именно эта обувь ему чем-то дорога, не хочет терять, выбрасывать.

- И беретесь делать?

- Да, беремся, естественно, предупредив, что будет ручная работа, и это удовольствие не из дешевых.

В мастерской Ваге Айвазяна на входе мини-выставка обуви, которую делают он и его коллеги по цеху – мастера. Готовую модель можно выбрать.

- Модели сами придумываете?

- Да, сам, хотя, конечно, я в курсе всех тенденций моды, но мы изготавливаем свое – стопроцентный оригинал. Бывает, конечно, приходят клиенты со своими картинками желаемой обуви. Просят сделать подобный оригинал из чисто натуральных материалов, как бы «по мотивам» понравившейся им модели.

- И во сколько могут обойтись заказчику «ручные» туфли или ботинки?

- По-разному. Бывает, женские сапоги - за 200-300 тысяч рублей.

- Стоят как подержанные жигули...

- Но эта пара обуви будет практически вечной. Это как швейцарские часы, собранные вручную.

Но продает сапожник и туфли подешевле. Можно найти у него ботинки и за 3000 рублей.

Работает над одной парой Ваге Айвазян полторы-две недели. А если работа сложная, то и на месяц может растянуться. Несколько раз человек приходит на примерку. Причем временные затраты практически не зависят от того, мужская обувь или женская.

А еще Ваге Айвазян изготавливает специальную обувь для инвалидов. Это уникальная работа, трудная и кропотливая. Такие туфли или ботинки должны во всем помогать их владельцу при ходьбе, быть удобными и «сидеть как влитые» - с точностью до миллиметра.

- Да, мы все понимаем, поэтому у нас большие скидки для инвалидов, - говорит мастер.

Делает Ваге Айвазян не только ботинки, туфли и сапоги, но и кроссовки. Наверное, в такой спортивной обуви ручной работы от Ваге Айвазяна можно выступать даже на Олимпийских играх.