2019-08-06T18:04:04+03:00

Кашин - Жириновскому о беспорядках в Москве: Вы же сами бунтовали 30 лет назад!

Журналист Олег Кашин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский в прямом эфире Радио «Комсомольская правда» схлестнулись по поводу того, кто виноват в протестах в МосквеЖурналист Олег Кашин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский в прямом эфире Радио «Комсомольская правда» схлестнулись по поводу того, кто виноват в протестах в Москве

Журналист Олег Кашин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский в прямом эфире Радио «Комсомольская правда» поспорили, о чём говорят митинги с жёсткими задержаниями в Москве

Кашин - Жириновскому о беспорядках в Москве: Вы же сами бунтовали 30 лет назад!

00:00
00:00

Р. Голованов:

- С нами на связи лидер партии ЛДПР Владимир Вольфович Жириновский. Вы тоже следили в субботу за тем, что происходило на Тверской. Что вы думаете по этому поводу?

В. Жириновский:

- Нельзя нарушать порядок в том плане, что это безопасность всех граждан. Если митинг, он проходит на территории, которая огорожена, рамки находятся, людей пропускают, за ними следят. А если вот такая анархия – идут где хотят, Тверская, Трубная, переулки – Брюсов, а если будет террорист, смертник? Он взорвется, и десятки людей погибнут. Это же чисто в смысле безопасности нельзя этого допускать. Пожалуйста, обязательно в любое время просите возможность собраться, но собраться там, где полиция в состоянии обеспечить безопасность. Более того, это всем должно быть понятно. Потому что люди идут, они же не понимают, что это не организовано, что там может быть.

Второе. Видно, что хотелось этих провокаций. Ведь сейчас телевидение, все же видно. Видно, как распыляют газовый баллончик в лицо полицейским. Когда пытаются ударить полицейских. Когда бросают урну. Какой-то кусок асфальта или еще чего-то. Провоцируют полицейских на ответные меры, чтобы заснять вторую часть – только ответные меры. Вот, там скручивают, кого-то кидают на землю и так далее. Люди отрабатывали сценарий. Вот у нас проходит митинг, никто никого не скручивает. Мы собрались, говорим все, что хотим.

Р. Голованов:

- Может, так ярче было бы, если бы с драками, как у оппозиционеров, если с побоищем?

В. Жириновский:

- Да нет, конечно, это представляет интерес, особенно молодежи. Там были…

О. Кашин:

- Владимир Вольфович, вы же сам старый оппозиционер. Я помню, как вы на грузовичке в толпу въезжали в 1993 году. Вы же тоже тогда бунтовали. В чем сейчас дело? Возраст за 70 или почему? Нормально, наверное, сейчас быть консерватором. Но поймите людей, которые хотят большей свободы, как вы хотели 30 лет назад.

В. Жириновский:

- Я не за то, чтобы быть всем консерваторами и чтобы люди старшего возраста, им не нужно каких-то таких действий резких. Я согласен, хочется побузить, хочется как-то жестко все сделать. Но это такое – стенка на стенку. И остановиться где угодно. И любые кричалки. Я согласен. Но тогда, когда мы это делали, не было вот таких опасностей для терактов. Ничего в Москве не взрывалось тогда еще, это был 1987-1989 годы. Потом появится. Если ты такая же обстановка была сейчас, как лет тридцать-сорок назад в Москве, да ради бога. У нас же митинги стихийные были. В «Лужниках», наверное, миллион собирался. Никакого ограждения, никто никого не пропускал. Другая обстановка была. Она была безопасная автоматически, сама по себе. На Манежной собирались. Потом там уже построили торговый центр.

О. Кашин:

- То есть советская власть гуманнее Путина, получается? При советской власти, при Горбачеве можно было собираться в «Лужниках», никто не разгонял. Сейчас попробуй соберись.

В. Жириновский:

- Тогда еще не знали, чем это закончится. Пытались начать демократизацию. Давайте собирайтесь. Любые партии, любые газеты.

Р. Голованов:

- А если бы вы знали, чем это закончится, вы бы продолжали вести эту работу, зная, что будет разрушен Союз?

В. Жириновский:

- Как раз чем ЛДПР отличается, за что нас демократы ненавидели. Мы всегда были против того, чтобы ставили вопрос «долой СССР!». Вот я иду, такой был Иванов, сейчас его нет, куда-то он исчез, он за собой водил толпу по Манежу, около Центрального телеграфа, квадрат такой. И лозунгов было три: «Долой СССР!», «Долой армию!», «Долог КГБ!» Мы это не поддерживали. Зачем свою страну разрушать как страну? Давайте уберем советскую власть, коммунистов убираем. Давайте снимем запреты на выезд за границу, какой-то мелкий бизнес. Не крупный, чтобы появились олигархи, а вот мелкая парикмахерская, прачечная, небольшое кафе и так далее. Вот это мы хотели. И выступать, говорить. Но если уже можно было создавать партии, так давайте…

О. Кашин:

- Если бы сейчас вы создавали ЛДПР, вам бы Путин не разрешил. Партийные законы такие, что нельзя партию с нуля создать постороннему человеку.

В. Жириновский:

- Согласен. Потому что опасность есть. Власть видит, к чему это может привести. Ходорковского почему закрыли? Потому что он уже ставил задачу ЮКОС продать иностранцам. И тогда большая часть нефти оказалась бы в руках иностранцев. В этом опасность.

Р. Голованов:

- Если вернуться к несанкционированным митингам, тех ребят, которых задержали, нужно ли их судить? Многим выпишут штрафы по 10-15 тысяч. Кому-то выпишут уголовку. И потом все это закончится условным сроком. Нужно ли сейчас ломать жизнь этим ребятам? И как нужно наказывать организаторов?

В. Жириновский:

- Я согласен, если задержаны просто случайные люди, которые там гуляли, может быть, даже приехали из других городов, у них тишина полностью, поехали в Москву, я бы, во-первых, меньше задержаний делать. Во-вторых, отпускать. Достаточно привода в полицейский участок, уже это большая травма для человека. Если административный арест – максимум три дня. Не надо 15, 10, 30 суток. Штраф – минимальный. Пусть это будет 5 тысяч, максимум 10 тысяч.

Р. Голованов:

- 10 тысяч тоже большие деньги для людей.

В. Жириновский:

- Хорошо, одна тысяча, пятьсот рублей. Минимально все. Понизить, чтобы не травмировало людей, когда у него нет денег, у него семья, дома испугаются, где он, на двадцать суток, на тридцать суток. Все по минимуму. Задерживать по минимуму.

Р. Голованов:

- А с организаторами как быть?

В. Жириновский:

- Организаторов надо предупреждать, что если их действия приведут к столкновениям на улицах с полицией или каким-то действиям, которые повлекут увечья для кого-то, они должны нести ответственность. Вот они просили провести митинг, им не дали согласование, их предупредить: вот там, где мы вам разрешаем, - проводите.

Р. Голованов:

- Помните, год назад на митинге в толпе, когда вы чуть ли не в драку ввязались с людьми, которые были вокруг, но ведь тогда тоже предупреждали после этого митинга. Предупреждали после десятков других митингов. И ничего не изменилось. И люди сейчас задают вопрос: почему-то мы что-то сделали, нас посадят, нас арестуют, а для этих оппозиционеров как будто бы закон не писан.

О. Кашин:

- Роман, Болотное дело было, люди сидели три года.

Р. Голованов:

- Мы сейчас конкретно про эти митинги.

В. Жириновский:

- В основном берут тех, кто неизвестен. Если брать тех, кто известен уже на Западе, то Запад поднимет шум. Если Иванов, Петров, Сидоров получат по десять суток, мало кто поймет. Я в первый раз увидел эту Любовь Соболь, кто-то еще был, его тоже арестовали, какой-то парень.

Р. Голованов:

- Жданов.

В. Жириновский:

- Я первый раз слышал – Жданов. Яшина я уже знаю давно. А Жданов, Соболь, еще некоторые, какая-то женщина, у которой была кровь на щеке. Вот если их задержат, на Западе не поймут – кого. Вот когда Ходорковского арестовали, а ведь многих бизнесменов арестовывали, и сейчас арестовывают, в Страсбурге я был как раз в это время, прямо шушуканье по залу: Ходорковский, Ходорковский, надо его защищать. Известное имя – они начинают принимать меры. Так и здесь. Гудкова – навряд ли будут уголовное дело.

О. Кашин:

- Гудкову уже дали месяц ареста.

В. Жириновский:

- Но уголовного дела не будет.

О. Кашин:

- Из Любови Соболь уже слепили Манделу новую на наших глазах. И слепила ее власть, избирком, полиция и все, кто ее давил. Не трогали бы ее – не было бы ее.

В. Жириновский:

- Я согласен. Иногда мы слишком много задерживаем или слишком жесткие наказания, и это вызывает отрицательную реакцию. Но ведь чего боится власть? А если это будет принцип домино? 3 августа, условно, будет уже 15 тысяч, а потом сто тысяч, а потом двести тысяч? Как это все останавливать? Как пожар. Три миллиона гектаров горит. Когда горит сто тысяч – еще терпимо.

Р. Голованов:

- Надеемся, что этот пожар не вспыхнет. Нам дозвонился Михаил из Воронежа. Что вы думаете по поводу этих митингов?

- Я считаю, что кучка оппозиционеров не имеет права навязывать свои правила и нарушать законы и процедуры. На видео видно, что в некоторых местах прорвали оцепление омоновцев. Это сделали явно не мальчики-хипстеры и не мечтательные девочки, а подготовленные ребята. А лондонский грантоед Кашин может сидеть в своем Лондоне и пусть оставит в покое нашу страну.

Полную запись программы слушайте в плеере в начале текста.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (861) 997-7-997+7 (961) 590-70-90+7 (961) 590-70-90
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ