2009-07-31T15:44:41+03:00

Замочная скважина

Сергей Тарасов вспоминает, что очень волновался, входя в знаменитый кабинет в новом для себя качестве. В первый рабочий день никто из технических сотрудников дворца не объяснил ему, как нужно обращаться с многочисленными кнопками пульта связи. Когда председатель нажал одну из них, вдруг раздался непонятный гул, стены кабинета слегка затряслись, а дверь по правую руку от стола вдруг медленно и таинственно поползла в сторону. «За эти секунды я такого страху натерпелся, у меня вся жизнь перед глазами пронеслась». Оказалось, что в недрах стены пряталась стратегическая карта города с обозначенными огоньками линиями метро, важными объектами. Кабинет главы питерского парламента больше губернаторского. Он занимает без малого сто квадратных метров, высота потолков - 6 метров. «Начинка» кабинета самая обычная - большой рабочий стол, покрытый, как водилось прежде, стеклом, пульт селекторной связи, лампа с желтым абажуром, телевизор в одном углу и большие напольные часы - в другом. Еще есть декоративный камин, на котором тоже установлены часы, размером поменьше. Большой стол для рабочих совещаний. Почти все предметы интерьера остались в наследство от советской власти. А вот огромная шикарная хрустальная люстра сохранилась, как ни странно, еще с дореволюционных времен. Говорят, что она одна из немногих оригинальных изделий, выполненных по эскизам архитектора дворца Штакеншнейдера. Кроме люстры, за столько бурных лет уцелели еще лишь дверные ручки, которые тоже выполнялись по авторскому проекту. Андрей Кивинов, писатель Мой маршрут на работу - от дивана до стола

У отца «Ментов», автора многих детективов, своего кабинета нет и никогда не было. «У меня двухкомнатная квартира, поэтому кабинет - он же спальня, он же гостиная, - говорит писатель. - Мне на работу идти два метра - от дивана до стола». Но Кивинов не переживает, работать ему это не мешает. В разное время ему доводилось сочинять в самых разных, подчас походных условиях. Один раз сидел на вокзале, ждал почти шесть часов поезда и тут же на коленке писал. На вопрос: а хотелось бы иметь собственный кабинет, Кивинов, слегка подумав, ответил утвердительно. Но каким он его видит, сказать не смог: «Честно говоря, никогда об этом не задумывался! Наверное, чтобы попросторнее был, можно было бы ходить и думать. Люблю, размышляя над тем или иным поворотом сюжетной линии, шагать...» Петр Симоненко, директор Кировского завода Главное - не площадь, а продуманность интерьера

Порог своего нынешнего кабинета директор Кировского завода переступил пятнадцать лет назад. По мнению Петра Семененко, кабинет должен быть удобным, красивым, иметь хорошую связь и... производить впечатление. «Я видел много деловых апартаментов - и за границей, и у нас в России. Уверен, что мои - одни из лучших», - говорит он. Петр Георгиевич уверен, что кабинет директора - это своеобразная визитная карточка и предприятия, и самого руководителя. В его кабинете все на высшем уровне. Внушительный стол, как и двери, из красного дерева, пол выложен новым паркетом, гардины на окнах подобраны в тон мебели и стенам. Кресло директора из натуральной кожи - большое, добротное и очень удобное. Когда устанешь, в нем можно прилечь - кресло способно принять почти горизонтальное положение. Под рукой у директора шесть телефонов, которые управляются со стоящего рядом дисплея, похожего на плоский монитор компьютера. На столе - лишь стакан с карандашами-ручками и красивые часы, обрамленные в металл под серебро (чей-то подарок), два небольших флажка - Кировского завода и России. Бумаги на директорском столе не задерживаются. «Я их рассматриваю и сразу отдаю на исполнение», - улыбается Семененко. Сразу за его спиной на стене - государственный герб страны. На противоположной стене - две мозаики с изображением сюжетов из истории России. Скоро к ним добавится новая - с Петром I. Подготовила Ольга БОЖЕНКОВА. Фото Ирины КИСЕЛЕВОЙ, Стаса Левшина и Сергея КУЛИКОВА.