Общество

Прививка от глупости

Корреспондент "КП"-Кубань" сделала укол и попала под шквал критики
Делать вакцину готовы не все

Делать вакцину готовы не все

Фото: Евгения ОСТРАЯ

Черт знает почему, но я была уверена, что ковид, если и настигнет меня, то будет протекать легко. К счастью, проверить эту (ничем не подкрепленную собственную теорию, впрочем) мне не пришлось. В стране объявили массовую вакцинацию.

Признаюсь, термин «массовый» мне никогда особенно не нравился. Но заболеть сейчас было бы неимоверной глупостью, пусть даже легко!

- На абордаж! – полетела я в поликлинику спасать свою семью, а заодно и всю страну от неизвестной гадости.

А знакомые и знакомые знакомых только пальцем у виска покрутили.

- Отчаянная! – писали в соцсетях, как только мой гордый профиль зарисовался на страницах родной «КП»-«Кубань».

И нарекли новой Зоей Космодемьянской, безрассудно взошедшей на эшафот.

- Я столько видео посмотрела, как нас специально заражают прививками, чтобы сократить население, - писали и такое. И как тут объяснить, что вряд ли тратить деньги на производство, хранение, перевозку вакцины, чтобы потом умертвить ею налогоплательщика – это, как минимум, нерациональный подход?!

Ну если просто мыслить логически.

- Наши машины делать не могут хорошие, неужели вакцину от ковида первыми и хорошую изобрели? – и такое писали. Ну тоже... Раз уж мы рассуждаем такими категориями, почему бы не вспомнить про полеты Гагарина и пока самый надежный способ попасть к международной космической станции (тоже нашей, кстати)?!

Во время страшной эпидемии чумы 1768 года недоверие к больницам и докторам в России тоже зашкаливало. Умирали от оспы до 40% зараженных. Если вы не видели фотографии больных, то и не надо - они ужасны. Оспа уносила до миллиона жертв в Европе, в России больше. Не обходила высоких вельмож - в 1730 году от нее умер последний потомок Петра I по мужской линии, 14-летний Петр II.

Пока не появилось избавление – вакцина и первая в стране женщина, победившая мракобесие – императрица Екатерина II.

Екатерина откровенно признавалась в письме прусскому королю Фридриху II:

«С детства меня приучили к ужасу перед оспою, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас... Весной прошлого года (1768 - Авт.), когда эта болезнь свирепствовала здесь, я бегала из дома в дом... не желая подвергать опасности ни сына, ни себя. Я была так поражена гнусностию подобного положения, что считала слабостию не выйти из него. Мне советовали привить сыну оспу. Я отвечала, что было бы позорно не начать с самой себя и как ввести оспопрививание, не подавши примера? Я стала изучать предмет... Оставаться всю жизнь в действительной опасности с тысячами людей или предпочесть меньшую опасность, очень непродолжительную, и спасти множество народа? Я думала, что, избирая последнее, я избрала самое верное...».

В разгар эпидемии она сделала прививку от оспы себе и наследнику престола 14-летнему Павлу Петровичу. Это было в далеком 18 веке.

В 21-ом если нас, привитых, будет не меньше 60 процентов всего населения страны, говорят вирусологи, эпидемия будет побеждена. И не благодарите...