Премия Рунета-2020
Краснодар
+15°
Boom metrics
Политика12 августа 2022 7:39

«Все розы срезала в саду - встречала российских военных». Жительница освобожденного города Украины рассказала о пережитом

Волонтеры из Краснодара отвезли очередную партию гуманитарной помощи в ЛНР
Зинаида Евгеньевна Калашникова обнимает нашего волонтера Анну Артемьеву

Зинаида Евгеньевна Калашникова обнимает нашего волонтера Анну Артемьеву

Как известно, в гуманитарку не берут скоропортящиеся продукты. Но этот раз стал исключением. Мы с краснодарским волонтерским центром «Добро и Дело» открыли филиал в Москве, там координатор представительства Анатолий Кравченко с депутатом Госдумы Дмитрием Гусевым объединили несколько фондов, и они начали готовить груз, чтобы присоединить его к колонне кубанцев. И отправить в ЛНР и ДНР.

Помощь для ЛНР и ДНР

Помощь для ЛНР и ДНР

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Буквально за сутки до выезда их машины из Москвы мне позвонила девушка из Фонда «Мир и любовь» и спросила, может ли она передать 1500 замороженных пирожков со сроком хранения 10 суток.

Мы с нашим организатором гумпоездок из Краснодара Николаем Павловым так прикинули - а почему бы и нет? Сутки они в дороге от Москвы, сутки - с нами и с утра отвезем их людям.

Наш Юра Мезинов, который руководит всем процессом в ЛНР посмеялся: «Везите!» И все бы хорошо, но машина из Москвы не успела приехать до отправки общей колонны, а это означало, что пирожки останутся на складе до отправки следующей. И мы решили, что будем «ловить» ее на трассе. Водитель оказался не особо проворным, встретили мы его почти на КПП с ЛНР. Пожертвовали комендантским часом.

Гуманитарка для ЛНР

Гуманитарка для ЛНР

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Перегружая пирожки в свою машину на глазах у удивленных пограничников, мы придумывали, что скажем, если нас остановят. «В конце концов, у нас автодом. Ляжем спать и всё. Там, где остановят».

Но эти бедные пирожки стали «пропуском», когда мы рассказывали на постах, какой груз везем и куда. Нас пропускали: «Езжайте, пекари».

К утру мы были в Новоайдаре, в волонтерском лагере, который открыл Юра Мезинов. Он его открыл на те деньги, которые собирал для ремонта своей машины. Решил, что так будет правильнее: больше помощи доедет до людей. А машину в итоге ему помогли отремонтировать добрые люди.

Деревня - Золотаревка, раздача гуманитарки

Деревня - Золотаревка, раздача гуманитарки

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Мы договорились, что пирожки повезем рано утром, чтоб не испортились в машине на солнце. И заснули с этой мыслью. Всю ночь мне снилось, что я их раздаю. И к утру, «раздав», я спала уже крепко. Но еще до будильника меня разбудил рев Николая Павлова:

- Аня! Вставай! Солнце печет! Пирожки протухнут! Аня!

Я спросонья натянула штаны и пошла щупать выпечку - еще прохладные. И удивилась: вроде бы раздали. Потом поняла, что это был сон.

И наконец-то мы помчали в Северодонецк их раздавать. И раздали. За день 1500 штук. Люди там сейчас варят еду в котелках на улице. Каменный век. А тут мы со свежей сдобой!

Вначале заехали в Сиротино в бывшую школу верховой езды. Ее хозяин, некогда зажиточный селянин, «кормивший» часть поселка, теперь пытается восстановить хоть что-то. Живого места от школы не осталось. Живых лошадей тоже. Говоря о них, мужчина плачет:

- Украинцы убили их просто так, прямо в конюшне. Коней было тринадцать. И похоронить не дали. А я же каждую из них вырастил из жеребеночка, любил всем сердцем…

Я пообещала хозяину сделать мемориальную доску с его любимцами. Наш волонтер-добродел Игорь Еременко обещал поискать помощи на наших конезаводах, вдруг откликнутся.

Дедушка, потерявший связь с семьей из Воронежа. Сам он из Северодонецка

Дедушка, потерявший связь с семьей из Воронежа. Сам он из Северодонецка

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Очень сложно что-то говорить человеку в таком горе. Глядя на гниющие трупы ни в чем не виноватых животных, даже страшно представить, что эти нелюди делают с людьми…

Северодонецк уже «живой», мы даже броники не надевали. Носились с коробками по подъездам, звали людей. Детей на улицах стало больше. Им вручали игрушки, конфеты.

Красивая кудрявая девочка лет 10 подошла к нам и говорит:

- Мне нужен папа. Как без папы? Моего убило минометом…

Подошел мужчина, сосед: «Она меня теперь папой называет, говорит, ей так легче».

Многие люди в Северодонецке живут в остатках выгоревших квартир, часто - чужих, своих больше нет.

Игрушки детей Северодонецка

Игрушки детей Северодонецка

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Так, зашли в гости к дедушке. Вся семья у него - в Воронеже. Жена тоже там, уехала к детям в гости. Связи нет четыре месяца. Живет он в квартире соседки, пытается убираться, вокруг обломки кирпичей, окон нет. Просит передать привет жене - Раечке Сухановой. Мол, жив-здоров, встал в очередь на пенсию.

Мы заехали и в те дома, куда приезжали в прошлый раз. Люди уже пободрее, выходят с улыбками: «Россия!» Верят, что скоро начнется новая жизнь. Пирожки их особенно порадовали, давно такого не видели.

Золотаревка, люди просили хлеба «хоть понюхать»

Золотаревка, люди просили хлеба «хоть понюхать»

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Заехали и в больницу, куда в прошлый раз бежали под обстрелами. Передали обещанный ноутбук тем ребятам, с которыми общались раньше, когда здесь было «пекло». Ноутбук отдал из своего офиса наш добродел Александр Веселов. Хороший, новый, в чехле. Как радовались сотрудники!

Деревня - Золотаревка

Деревня - Золотаревка

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

К вечеру мы возвращаемся в лагерь. Машина пустая. Пирожки «спасены».

- Вы - сумасшедшие и самые лучшие, - так говорили нам в Золотаревке и Белогоровке. Оба села - на границе ЛНР. Их освобождением закончилось освобождение республики. И от злости ВСУ их нещадно обстреливают. Повсюду - мины-«лепестки». Долго ездили по Золотаревке, пока не набрели на снайпера - случайно увидели треногу в углу одной из улиц. Он позвал военных, а те - местного активиста, который работал на шахте в Лисичанске.

Разрушенные ВСУ дома

Разрушенные ВСУ дома

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

- А нам как не быть за Россию? Над нами просто издевались, мы для них были сепары, нелюди, - говорит он. - Еще когда тут ВСУ стояли, они пригоняли российскую технику, сами себя обстреливали, снимали на камеру и отправляли в СМИ. Лично видел.

Военных в селе много. Люди еще в погребах. Мы - первые, кто доехал с гуманитаркой. Выходят, плачут: «Дайте хоть хлеб понюхать, запах забыли…».

Волонтеры привезли гуманитарку

Волонтеры привезли гуманитарку

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Из 650 человек в селе осталось 40. Целых домов нет вообще. Юра показывает воронку:

- Здесь не соврешь, видно, что она прилетела к дому со стороны Северска, русские б так не смогли из Лисичанска, она б так дом не перелетела…

В глубине улицы живут старики. Но к ним надо пешком. Берем пакеты, идем с Юрой. Я иду по его следу.

Дедушка, потерявший связь с семьей из Воронежа. Сам он из Северодонецка

Дедушка, потерявший связь с семьей из Воронежа. Сам он из Северодонецка

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

- И близко не подходи, - говорит он. - Если мина, чтобы я тебя не заляпал…

Дедушка выходит во двор:

- Спасибо ребята, мы уже стесняемся наших хлопцев просить, военных. Нас пока только они подкармливают, русские бойцы. То макарон дадут, то тушенки… И все такие добрые: обнимут и лекарство дадут, не то что те, которые обещали все тут разбомбить…

Наш отважный Юра, руководитель луганского штаба Захара Прилепина - человек уникальный. Все 8 лет он ездит помогать в самые «горячие» места, «куда ещё не ступала нога гуманитарщика». Часто отдает все, что у него осталось в карманах. Всегда помнит, кому и что обещал - и привозит.

Корреспондент "КП" и волонтер Анна Артемьева в ЛНР

Корреспондент "КП" и волонтер Анна Артемьева в ЛНР

Поздно вечером мы еще съездили в Луганск, отвезли медикаменты людям, которые обращались в центр прав граждан за помощью. Впереди был ещё один непростой день: мы разделились - Игорь Еременко повёз груз, собранный краснодарцами и общественницей Мариной Репещук, в Красный Луч, а мы отправились в Лисичанск.

Получение гуманитарной помощи

Получение гуманитарной помощи

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

Лисичанск - наверное самый русский город из всех, которые я видела на Донбассе. Здесь нас обнимали все, кого мы встретили. Зияли черными дырами окна домов, слышались взрывы, но атмосфера была такая радостная, будто у каждого здесь началась новая жизнь.

В одном из дворов дружно варили суп на костре жители нескольких «полуживых» многоэтажек. Юру обнимает мужчина и с легкой балачкой рассказывает:

- Мы ВСУ не боялись, мы им ни разу не помахали. Пусть бы и стреляли! Мы русские! А нашим ребятам я брод показал, когда первая колонна в город входила. Мост украинцы взорвали, но я наших «провил», помог!

Увидев меня, бодрая подтянутая бабуля закричала:

«Ой, Анечка! На мою Анечку похожа!»

- А я и есть Анечка, - говорю.

Мы обнялись. Зинаида Евгеньевна Калашникова - внучка маршала Советского Союза Еременко. Русских ждала много лет. Своим президентом считала только Владимира Путина. К украинским военным демонстративно поворачивалась спиной. И сейчас счастлива неимоверно. Молится за наших ребят каждый день, ходит в церковь.

https://www.kp.ru/share/i/12/12649435/wr-960.jpg

https://www.kp.ru/share/i/12/12649435/wr-960.jpg

Повела меня в палисадник:

- Видишь срезанные розы? Это я все ребятам нашим отдала, когда они в город заходили. Мы с цветами их встречали! Мы так вас ждали… Спасибо, что пришли.

Люди готовят во дворах на костре

Люди готовят во дворах на костре

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА

В этот раз много продуктов мы оставили на складе, их развезут волонтеры. Все больше людей отзываются, помогают, наши возможности растут вместе с фондом, открываются филиалы. Мы в эту поездку «охватили» помощью в два раза больше людей и городов, чем в предыдущие: и в Горловку груз передали, и посылки бойцам. Работа стала более системной, у меня часто спрашивают: «Ну вот вы уже все наладили. Будешь ещё ездить к людям, чтобы лично раздавать?». Я отвечаю так: «Спросите так у Юры. Что он ответит? По нему отлично видно, можно ли перестать ездить к людям. К людям, которые ждут».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Краснодарские волонтеры на Донбассе помогли бойцам найти корректировщика огня

Это была уже седьмая поездка с гуманитарной миссией. В этот раз удалось собрать почти 25 тонн.

- Схема у нас уже отработанная, - рассказывает организатор гуманитарных поездок «Добро и дело» Николай Павлов. - Собираем груз со всех городов, сортируем, упаковываем, отправляем на склад в Ростов-на-Дону к нашему другу, опытному волонтеру Юре Мезинову, и оттуда он с колонной уходит в Луганск и Новоайдар. Мы едем туда, там его встречаем, фасуем и развозим по освобожденным городам и селам. В этот раз в плане у нас были Северодонецк, Лисичанск и два поселка почти на линии фронта - Золоторевка и Белогоровка (продолжение)

«Люди выходили из подвалов и плакали в наших объятиях». Кубанские волонтеры передали гуманитарку жителям Донбасса

В прошлый раз, едва приехав из только что зачищенного Красного Лимана в Краснодар, мы сразу же объявили сбор. В первую очередь отозвались неравнодушные предприниматели, а общественница Марина Репещук снова начала собирать медикаменты для госпиталя Горловки. Краснодарцы стали нести пакеты с едой в наши пункты приема. И когда груз перевалил за 10 тонн, мы позвонили нашему координатору Юре Мезинову в Луганске (читайте далее)